Конституционный суд уточнил условия взыскания единственного жилья должников

05.08.2021
 517

Конституционный суд уточнил условия взыскания единственного жилья должников АГН Москва

Верховный суд РФ назвал условия, при которых единственное жилье банкрота может быть выставлено на торги. Мотивированное определение судебной коллегии по экономическим спорам опубликовано в открытом доступе.

Как следует из материалов, в 2020 году индивидуального предпринимателя Владимира Балыкова из Хабаровска признали банкротом. Он выступал поручителем по кредиту в 35 млн рублей, взятому в «Россельхозбанке».

В отношении Балыкова была введена процедура реструктуризации долгов, его имущество выставили на продажу.

Предприниматель обратился в  АС Хабаровского края с заявлением, в котором просил исключить из конкурсной массы земельный участок с жилым домом, указав, что тот является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали Балыкову. Было установлено, что предприниматель в течение 16 лет был зарегистрирован в квартире своей матери в Хабаровске.

Однако после судебного решения о банкротстве он зарегистрировал за собой право собственности на жилой дом, после чего сменил прописку и в тот же день обратился в суд с требованием об исключении спорной недвижимости из конкурсной массы.

Принимая решение, суды исходили из того, что действия предпринимателя являлись недобросовестными и направленными на искусственное наделение участка с домом исполнительским иммунитетом.

Однако кассационная инстанция пошла навстречу Балыкову, исключив участок и дом из конкурсной массы.

Кассация указала, что нижестоящие суды не учли отсутствие в собственности Балыкова и его бывшей супруги иных (помимо дома) помещений, пригодных для постоянного проживания.

А изменение должником места регистрации в ходе процедуры реализации имущества само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом.

В «Россельхозбанке» обжаловали решение в ВС. Судебная коллегия по экономическим спорам направила дело на пересмотр в суд первой инстанции, сославшись на то, что недобросовестность Балыкова доказана не была. При этом ВС назвал некоторые обстоятельства, которые имеют значение при оценке поведения должника на предмет добросовестности.

Как указано в определении, с одной стороны следует учесть и сопоставить моменты предъявления претензии, иска о взыскании долга, вынесения решения о присуждении, возбуждения исполнительного производства, дела о несостоятельности, а также извещения должника об этих событиях. С другой стороны — причины изменения регистрации по месту жительства. А именно — было ли это изменение фиксацией положения дела, фактически сложившегося задолго до предъявления кредитором требования, или оно было направлено на уклонение от погашения долга.

Конституционный суд уточнил условия взыскания единственного жилья должников

В случае недобросовестных действий должника, указал ВС, его жилье можно лишать исполнительского иммунитета.

Кроме этого, по мнению ВС, нижестоящие суды не в должной мере обратили внимание на неоднократные пояснения Балыкова о том, что основным его кредитором является Россельхозбанк, перед которым он отвечает как поручитель по обязательствам другого лица — коммерческой организации.

Иные долговые обязательства Балыкова невелики. В связи с этим судам следовало проверить заявление Балыкова, что коммерческая организация имеет активы, достаточные для погашения кредитного долга перед Россельхозбанком, что исключило бы необходимость продажи дома и участка.

В своем определении ВС представил едва ли не пошаговую инструкцию, как следовало поступить судам при рассмотрении данного дела.

Так, при отсутствии в действиях Балыкова признаков злоупотребления правом судам следовало обязать финансового управляющего его имуществом созвать и провести собрание кредиторов по вопросу о предоставлении замещающего жилья, установить рыночную стоимость жилого дома и земельного участка, на котором он расположен, действительную стоимость замещающего жилья, издержки по продаже дома, участка и покупке замещающего жилья. После этого исчислить сальдо — сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения, имея в виду, что реальная цена сделок купли-продажи может отклоняться от рыночной цены, определенной в ходе предварительной оценки, в частности, вследствие погрешностей расчета. Затем проверить, не будет ли сальдо малозначительным.

Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией за неисполненные долги или средством устрашения должника, резюмировал ВС.

В апреле Конституционный суд РФ рассмотрел дело, связанное с запретом на взыскание единственного жилья должника. Суд пришел к выводу, что отказ в применении исполнительского иммунитета все-таки возможен, но при соблюдении ряда условий. Постановление основано на ранее вынесенных КС правовых позициях.

Квартира попала под арест. Верховный суд разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Конституционный суд уточнил условия взыскания единственного жилья должниковСудебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился.

В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

«Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», — записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд.

В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве». Но горсуд не поддержал пристава и кредитора.

Апелляция заявила, что их довод «основан на неверном толковании действующего законодательства». Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому «довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству» — записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку «такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда».

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее — акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны «на неправильном толковании норм материального права».

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что «из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда».

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

  • Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (ноябрь 2015 года).
  • В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)
  • Иван Соловьев, профессор Академии МВД России:
Читайте также:  Арест кредитной карты приставами: снимают ли приставы деньги с кредитной карты

— Задача кредитора создать такие условия для должника, чтобы тот, желательно, ни на минуту не забывал о том, что он должен.

Единственное жилье долгое время оставалось неприступным форпостом для взыскателей и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил перспективы.

Решение о наложении обременений на него вполне прогнозируемо, так как рост задолженности растет месяц от месяца, а дорогие кредиты остаются пока единственным действенным способом оживить банковскую сферу.

В любом случае не стоит забывать о возможностях новых норм о банкротстве физических лиц. 500 тысяч рублей и три месяца просрочки — вполне можно подумать об этой юридической процедуре, но начинать и вести ее лучше самому, так как кредитор однозначно проведет ее так, как выгодно ему.

Источник — «Российская газета»

Кс назвал условия, при которых суды смогут взыскивать единственное жилье должника

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 28 апреля. /ТАСС/. Конституционный суд (КС) России постановил, что нормы Гражданского процессуального кодекса (ГПК) и закона «О банкротстве» не запрещают полностью судам взыскивать единственное жилье должника при определенных условиях. Об этом говорится в постановлении КС.

«Признать взаимосвязанные положения абзаца 2 части 1 статьи 446 ГПК РФ и пункта 3 статьи 213.

25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», устанавливающие имущественный иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения, которое является для должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом жилом помещении, единственным пригодным для постоянного проживания не противоречащими Конституции РФ, так как они не могут быть нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения», — говорится в документе.

Согласно постановлению суда, наложить взыскание на единственное жилье для погашения долгов можно при соблюдении ряда условий, в частности, должника нельзя оставить совсем без жилого помещения в соответствии с нормативами площади в том городе или поселке, где он живет.

Также суды должны учитывать размер долга и рыночную стоимость имущества, на которое наложено взыскание. Кроме того, взыскание единственного жилья не должно вынуждать должника переезжать в другой город или поселок.

Однако, как отмечается в постановлении, переезд возможен в случае согласия должника на это.

В постановлении КС также отмечается, что судом еще в 2012 году принималось решение о том, что нельзя взыскивать с должника единственное жилье.

Однако в том же постановлении также была сделана оговорка, что площадь такого жилья должна быть «разумно достаточной» и тогда же КС обязал законодательные власти внести изменения в гражданское процессуальное законодательство и прописать в нем возможность взыскания жилья, когда его площадь явно превышает потребности должников.

Как отмечается в постановлении этого года, никаких изменений в законодательство внесено не было.

«Предписанные изменения в законодательство в нарушение постановления Конституционного суда РФ от 14 мая 2012 года № 11-П не внесены.

За почти девять лет законодательные работы по этому поводу не продвинулись дальше подготовки двух законопроектов с поступлением одного из них на первое чтение», — отметили в КС.

История жалобы

Постановление принято по жалобе жителя Калужской области Ивана Ревкова, который в 1999 году одолжил знакомой крупную сумму денег. Женщина в назначенный срок деньги не вернула, а за годы ожидания возврата долг был проиндексирован и вырос до 4 млн рублей.

Ревков подал на должницу в арбитражный суд, который постановил взыскать с нее деньги, однако исполнительное производство не дало результата.

Тем временем женщина купила себе квартиру площадью более 100 квадратных метров, после чего была признана банкротом.

В 2020 году Ревков требовал наложить взыскание на ее квартиру, указывая, что она явно больше необходимой потребности, однако суды отказали, сославшись на то, что это единственное жилье должника.

Доводы Ревкова о том, что квартира была куплена за большую сумму, чем задолжала женщина, суд не принял во внимание. КС в своем постановлении также указал, что решения судов по делу Ревкова должны быть пересмотрены.

Последний дворец: почему Конституционный суд разрешил отбирать у банкротов единственное жилье

Позиция Конституционного суда (КС) России, который в своем постановлении № 15-П предоставил кредиторам право реализовывать единственное жилье банкрота, вызвала дискуссию среди юристов и немало опасений в обществе. Попробуем разобраться в его причинах и последствиях.

Принимая решение, суд упрекнул законодательную власть в неисполнении своего давнего постановления (от 14 мая 2012 года), в котором он указывал на необходимость определения на законодательном уровне минимальных критериев жилья, необходимого для проживания граждан.

В итоге Конституционный суд не стал дожидаться решения депутатов и взял на себя несвойственную функцию прямого нормотворчества. Теперь у судов появится основание отказывать недобросовестным должникам в исключении из конкурсной массы квартир из категории так называемого роскошного жилья. Стоит отметить, что до сих пор точного определения, что это значит, нет.

Однако есть судебная практика, по которой к данной категории относится жилье, превышающее минимально установленные нормы для проживания.

На что опирался КС

При анализе постановления КС становится очевидным, что все не так страшно. Суд не произвел какой-то «революции» в праве и не дал кредиторам безусловного права выселять людей на улицу. Напротив, суд подчеркнул, что снятие иммунитета возможно только при недобросовестном поведении должников.

В частности, к случаям злоупотребления суд отнес приобретение должником единственного роскошного жилья при наличии неисполненных обязательств перед кредиторами. В деле, которое послужило основанием для постановления КС, должник перевел все свои активы в единственное роскошное жилье с целью защитить их от взыскания.

Такие действия по сути являлись способом вывода активов из-под взыскания в рамках дела о банкротстве.

Карантинное право: как Конституционный суд упростил чиновникам введение запретов

При этом судебная практика и ранее допускала в исключительных случаях реализацию единственного роскошного жилья. Так, в одном из дел о банкротстве Верховный суд указал на недопустимость исключения из конкурсной массы трехуровневой пятикомнатной квартиры должника. Суды установили, что должник искусственно создал ситуацию, когда у него осталось одно пригодное для проживания жилье.

Такие действия Верховный суд квалифицировал как неправомерные и допустил реализацию роскошного жилья в конкурсной массе. Аналогичная позиция встречается и в ряде других судебных актов.

Во всех этих случаях судьи исходят из принципа недопустимости использования норм закона с неправомерной целью в ущерб интересам третьих лиц, которая зафиксирована в статье 10 российского Гражданского кодекса.

Однако такие решения до сих пор были скорее исключениями, чем общим правилом. По общей практике суды сохраняли исполнительский иммунитет за любыми единственными домами или квартирами банкротов, даже если жилье признавалось «роскошным» (примеры — постановления Арбитражного суда Московского округа от 1 сентября и от 25 ноября 2020 года).

Нельзя не отметить, что в мире полное исключение жилья из конкурсной массы является скорее исключением, чем правилом.

В развитых правопорядках жилье включается и реализовывается в составе конкурсной массы должника.

Так, в большинстве штатов США подлежит исключению лишь определенная стоимость недвижимости, при превышении которой жилье подлежит реализации и должнику выделяется сумма в пределах порогового значения.

Таким образом, решение КС выглядит разумным и соответствующим общемировым подходам.

Что может измениться для должников

Но все же стоит отметить возможные риски, которые могут возникнуть в случае полного отказа от исполнительского иммунитета единственного жилья или введения абстрактной нормы о включении в конкурсную массу «роскошного жилья».

КС не отвечает на вопрос, каким образом будет обеспечиваться право должника на новое жилье взамен реализуемого. Если обязанность приобрести жилье будет возложена на кредиторов, то для них это создаст колоссальные дополнительные затраты при наличии риска, что жилье должника будет реализовано с существенным дисконтом.

  • Возлагать функции риелтора на финансового управляющего тоже было бы странно, это не соответствует задачам, выполняемым управляющим в рамках процедур банкротства.
  • Конец безумия: почему ипотечный бум в России завершается
  • Наиболее рациональным представляется вариант, когда должнику за счет конкурсной массы выделялись бы денежные средства на аренду жилья на период, пока его жилье не будет реализовано с торгов.
  • После реализации должнику выделялась бы сумма, определенная судом, достаточная для приобретения жилья с учетом средней рыночной стоимости в соответствующем населенном пункте с учетом минимально необходимой площади для должника и его семьи.
  • Мнение редакции может не совпадать с позицией автора

Короли российской недвижимости — 2021. Рейтинг Forbes

Конституционный суд РФ отменил полный запрет на изъятие единственного жилья за долги — Новости на TJ

Суд допустил возможность размена «дорогих» квартир: частью денег можно будет погасить долг, а на оставшиеся купить жильё попроще.

Читайте также:  Внесудебное банкротство: свежие новости

КС РФ проверил конституционность 2 абзаца части 1 статьи 446 ГПК РФ. Согласно ему, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение, которое «для гражданина-должника и членов его семьи является единственным пригодным для постоянного проживания». Об этом сообщается на сайте суда.

Суд рассмотрел жалобу Ивана Ревкова: в 1999 году он одолжил деньги знакомой, которая долг не вернула. За годы ожидания сумма после индексаций возросла с 772 тысяч рублей до 4,5 миллионов. В 2009 году должница купила квартиру площадью 110 квадратных метров, а затем объявила себя банкротом. Но финансовый управляющий отказался включить эту квартиру в конкурсную массу.

По мнению Ревкова, площадь этой покупки «многократно превышает достаточную разумную потребность в жилье», поэтому квартиру следовало бы включить в конкурсную массу по делу о банкротстве.

Ревков настаивал на продаже этой недвижимости, купленной после возбуждения исполнительного производства (2006 год). Суд нижестоящей инстанции ему отказал, ссылаясь на статью 446 ГПК РФ.

После этого Ревков обратился в Конституционный суд.

КС РФ напомнил: ещё в 2012 году он заявил, что смысл исполнительского иммунитета заключается не в том, чтобы в любом случае сохранить за должником право собственности на жилое помещение, а в том, чтобы не допустить нарушения конституционного права на жилище и сохранить уровень обеспеченности жильём, «достаточный для достойного существования».

Исполнительский (имущественный) иммунитет — запрет на изъятие у должника единственного жилья, если оно не является предметом залога.

КС тогда потребовал скорректировать закон, но его так и не изменили.

За почти девять лет законодательные работы по этому поводу не продвинулись дальше подготовки двух законопроектов с поступлением одного из них на первое чтение.

Согласно новому решению, статья 446 ГПК РФ больше не может рассматриваться как основание для полного запрета на изъятие жилья должников.

Наложить взыскание на единственное жильё для погашения долгов можно будет при соблюдении некоторых условий: замещающее жильё не должно быть меньшей площади, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, должника и семью также нельзя заставить переехать в другой город или регион. Суды также должны будут соотносить рыночную стоимость жилья с величиной долга. Решение вступило в силу сразу после публикации.

И, с другой стороны, имеет значение время, условия и суммы сделок и других операций должника, включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит своё имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам.

Дело Ревкова КС РФ отправил на пересмотр.

Конституционный суд разрешил изымать единственное жилье должников

Конституционный суд (КС) РФ отменил полный запрет на изъятие единственного жилья россиян за долги. Это следует из решения суда, которое было принято 27 апреля по жалобе жителя Калуги Ивана Ревкова, передает пресс-служба КС.

Заявитель оспаривал положения абзаца 2 части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ и пункта 3 статьи 21325 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В 1999 году Иван Ревков одолжил деньги знакомой, которая долг не вернула. Он обратился в суд за взысканием, но исполнительное производство не дало результата.

За годы ожидания сумма долга была проиндексирована и возросла до 4 миллионов рублей. Должница тем временем приобрела квартиру площадью более 110 квадратных метров и признала себя банкротом.

Ревков настаивал на продаже этой недвижимости, купленной после возбуждения исполнительного производства.

В судах истцу отказали на основании статьи 446 ГПК РФ, которая запрещает обращать взыскание на единственное жилье должника и членов его семьи.

Однако, как посчитали в КС, «исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника-гражданина хотя и оправдан, однако не может быть безусловным и требует законодательных корректив».

Оспариваемая норма ГПК РФ отныне не будет основанием полного запрета на изъятие жилья должников, если суд посчитает необоснованным применять этот исполнительский иммунитет, в том числе по делам о банкротстве граждан.

Определить изъятия должна по-прежнему законодательная власть, но пока эти решения не приняты, отказ в применении исполнительского иммунитета возможен при соблюдении ряда условий. В частности, должника нельзя оставить без жилища, причем площадью не меньше, чем предоставляется по соцнайму, или выселить в другое поселение, если он сам на это не согласен. 

В принятии таких решений суды вправе учесть время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства, а также извещения должника об этих событиях.

И, с другой стороны, имеет значение время, условия и суммы сделок и других операций должника, включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам.

«В этом понимании оспариваемые нормы в их взаимосвязи соответствуют Конституции РФ. Дело Ивана Ревкова подлежит пересмотру», — добавили в суде.

В 2012 году Конституционный суд РФ определил, что запрет взыскивать единственное жилье должника и его семьи (за исключением ипотечных квартир) нарушает интересы кредиторов. Тогда суд оставил в силе данный запрет, но попросил законодателей скорректировать норму в отношении домов и квартир, размеры которых значительно превышают средние показатели, а стоимость достаточна для покрытия долга.

В результате Минюст подготовил законопроект, согласно которому приставы смогут продавать с торгов квартиры должников при соблюдении двух условий. Во-первых, площадь квартиры должна превышать двукратную норму в 18 кв.

метров на проживающего — самого должника и членов его семьи.

Во-вторых, долг должен быть соразмерен стоимости квартиры: сумма обязательств должна превышать 5% от стоимости жилья, а на выплату долгов должно уходить больше половины стоимости квартиры.

Минюст подчеркивал, что взыскание может быть обращено на жилье, по размеру и стоимости «явно превышающее» потребности должника и его семьи. При этом на улице должник не останется, обещали власти: если приставы обратят взыскание на его квартиру, ему выплатят деньги на приобретение нового жилья.

В 2015 году президент Владимир Путин, комментируя ситуацию с валютными ипотечниками, призвал не допускать «диких случаев» выселения из единственного жилья.

Кс рф разрешил отбирать единственное жилье за долги

Добрый день, уважаемые коллеги.

Что такое субсидиарная ответственность, вы знаете. Вы также знаете, что субсидиарная ответственность может быть возложена на директора, главбуха, финансового директора, учредителя, бывшего учредителя, номинального учредителя.

Когда приходят налоговики, доначисляют какие-то налоги и запускают процедуру банкротства, то та компания, которую они банкротят, считается должником. А все те люди, которых я перечислил, считаются лицами, контролирующими должника.

На всех них, если у организации нет денег расплатиться с бюджетом, может быть возложена субсидиарная ответственность. И они будут отвечать всем своим личным имуществом.

Вы также знаете, что субсидиарка может распространяться на соседей, на иных юридических и физических лиц, если куда-то выводились активы или деньги, в соответствии с пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ. Вы также знаете, что субсидиарка может быть возложена на директора по ст. 1064 ГК РФ, за то, что он плохо руководил своей организацией.

Существует еще несколько типов субсидиарки. Но во всех этих ситуациях никогда не отнимали последнее жилье. А теперь Конституционный Суд РФ при соблюдении нормативов жилья на одного человека разрешил изымать в результате субсидиарки единственное жилище.

Постановление Конституционного Суда РФ от 26.04.2021 №15-П

«…Конституционный Суд Российской Федерации приходит к выводу, что со вступлением в силу итогового решения по настоящему делу абзац второй части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации в дальнейшем не может служить нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения…».

Раньше, если это жилье было единственным, то что бы там ни происходило (процедура банкротства, субсидиарная ответственность – все что угодно), всегда был безусловный отказ на обращение взыскания на единственное жилье.

А теперь это не может служить безусловным основанием.

И если суд считает необоснованным применение исполнительного иммунитета, в том числе при несостоятельности, банкротстве гражданина-должника (но не всегда), поскольку отказ в применении этого иммунитета не оставит его без жилища…

То есть тебе сказали: «Нет, у тебя иммунитета нет. Мы забираем у тебя жилье, но тебя не оставят без жилища, пригодного для проживания. Самого должника и членов его семьи «наградят» жилплощадью по нормам предоставления жилья на условиях социального найма. Тот кредитор, который у тебя отнимает квартиру по субсидиарке, он предоставит тебе жилье.

Допустим, у тебя отнимают квартиру в 110 м², где прописаны 2 человека. По федеральному стандарту на каждого человека приходится 18 м². Но если брать ст.

50 ЖК РФ, то тебе положено 42 м² на двоих, отлично. У тебя отобрали квартиру в 110 м², предоставив тебе жилплощадь в 42 м².

Все, достаточно, твои жилищные условия не ухудшились в соответствии с нормами предоставления жилья на условиях социального найма. Все нормально.

«…наличие хотя бы таких – близких по своему назначению и установленных жилищным законодательством – критериев принятия соответствующего решения необходимо для защиты прав должника и кредитора в их балансе), и в пределах того же поселения, где эти лица проживают. Это условие может быть обеспечено, в частности, если соответствующее жилое помещение предоставляет гражданину-должнику кредитор (взыскатель) в порядке, который установит суд, в том числе в процедуре несостоятельности (банкротства)».

В этом случае они защищают и права кредитора (квартиру-то у тебя забрали), и тебя как должника (тебе же дали другое жилье). Обратите внимание, что жилье должно предоставляться в пределах того же поселения.

Допустим, у тебя была квартира в центре Москвы. А теперь ты получишь на границе с Калужской областью, потому что на границе с Калужской областью находится Новая Москва.

И вот тебе, пожалуйста, 42 м² в пределах поселения.

Это условие может быть обеспечено, если соответствующее жилое помещение предоставляет гражданину кредитор (взыскатель) в порядке, который установит суд. Он выходит с ходатайством в суд, который говорит: «Да, купи ты ему эту квартиру». Он пошел, купил квартиру в 40 м² и забрал у тебя квартиру в 110 м². Все просто.

Вывод

Я не буду столь критичен к решению этого Конституционного Суда. Потому что здесь КС РФ пишет, что за маленькие долги не надо отбирать большое жилье. Надо, чтобы суды на местах анализировали и смотрели: не было ли такого, что человек долг не возвращал, хотя у него были деньги.

Потому что в этом конкретном примере ответчик в процессе процедуры банкротства купил себе жилье, а с кредиторами не расплачивался. Это нехорошо. Надо было сначала с кредиторами расплатиться, а потом себе покупать квартиру.

Дело началось еще в 2006 году, а через 3 года после того, как дело было запущено, он как раз эту квартиру и приобрел. Поэтому конкретно по этому делу у меня нет вопросов.

КС РФ решил все правильно, потому что действительно так нехорошо: человек был должен денег, а вместо того, чтобы эти деньги вернуть, он приобрел себе квартиру.

Но у меня есть опасение: не будет ли такого, что это будут криво толковать на местах? Будут ли учитывать всех фактически проживающих или будут учитывать только прописанных? Например, квартира 120 м², живут пять человек, а прописан только один человек.

И вот скажут: «Какие проблемы? Прописан-то один! А то, что там пятеро живут, так это ты их специально подселил. Поэтому мы эту квартиру у тебя забираем, вот тебе по нормативам…» А Федеральные нормативы следующие: на одного человека должно быть 33 м², если вас двое, то не меньше 42 м².

Меньше может быть только на определенных условиях. А если вас трое и более, то не меньше 18 м² на каждого.

И в результате ты был прописан в 120-метровой квартире один, вас проживает пятеро, но тебе говорят: «Нет, считаем только прописанных. Вот тебе новая квартира на окраине города в трущобах 33 м², до свидания.

Мы твои жилищные условия удовлетворили, забираем эти 120 м²». Вот какие у меня опасения.

Будут ли суды учитывать все эти нюансы? Не случится ли такого, что этим решением КС РФ, защищая права кредиторов, а права кредиторов надо защищать, откроет ворота для нарушения прав должников на сохранение единственного жилья?

А конкретно по этому делу у меня нет вопросов к решению Конституционного Суда. Он поступил правильно. Потому что должник не возвращал долги. Сам при этом жил припеваючи. Через 3 года после того как он уже был объявлен виноватым по этим долгам, он пошел, себе купил квартиру, а на кредитора продолжал чихать с большой колокольни. Поэтому тут Конституционный Суд прав.

Выскажитесь, пожалуйста, в х, как вы относитесь к этому решению суда? Уважаемые коллеги-бизнесмены, так как теперь мы видим, что и на единственное жилье может быть обращено взыскание в виде субсидиарной ответственности, то, наверное, надо еще больше позаботиться о безопасности своего жилища. А то, как это сделать, я расскажу на ближайшем семинаре. Приходите, не пожалеете.

Спасибо и удачи в делах.

Ссылка на документы:

Постановление Конституционного Суда РФ от 26.04.2021 №15-П

  • ЗАПИСАТЬСЯ НА СЕМИНАР ПО НАЛОГАМ
  • Мы против обналички и незаконных схем снижения налогов.
  • Мы за легальное ведение бизнеса и призываем всех бизнесменов работать в соответствии с законами Российской Федерации.
  • (Visited 134 times, 1 visits today)

Суды не выселят граждан на улицу

29 апреля 2021 г. 17:31

28 апреля в эфире телеканала «Россия 24» обсуждалось решение Конституционного Суда об изъятии у должников единственного жилья

На вопросы ведущего программы «Вести» ответила советник Федеральной палаты адвокатов РФ Елена Авакян. По ее словам, при изъятии жилья никто должника на улицу выселять не будет – прежде для него должны приобрести другое место проживания, соответствующее всем социальным нормам.

Поводом для обсуждения стало решение Конституционного Суда РФ отменить полный запрет обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должников. Статья 446 ГПК РФ признана КС не противоречащей Основному закону страны, поскольку при соблюдении ряда ограничений она не препятствует снятию исполнительского иммунитета.

Советник ФПА РФ Елена Авакян пояснила, что правоприменительная практика покажет, каким образом будут изымать единственное жилье. Но, по ее словам, речь идет о помещении, которое так или иначе можно будет считать предметом роскоши.

«Все будет зависеть от субъективных особенностей. Для кого-то и 100 квадратных метров – не такая большая площадь, для кого-то в каких-то регионах и 70–90 квадратных метров – предмет роскоши.

Но в любом случае норма предоставления жилой площади в среднем по стране – 18 квадратных метров на человека – должна быть соблюдена.

Поэтому жилье подобного рода, конечно, изыматься не будет», – уточнила Елена Авакян.

Советник ФПА РФ подчеркнула, что с решением КС не все так однозначно, как кажется. Конституционный Суд придерживался такой позиции еще в 2012 г. и ранее уже предписывал внести изменения в закон.

«Когда обсуждался законопроект о банкротстве физических лиц, уже тогда рассматривалась возможность освобождения от исполнительного иммунитета единственного жилья с предоставлением иного. Но это все очень непросто.

Процедура предоставления другого жилья зависит от очень большого количества условий. Необходимо сначала приобрести это жилье, то есть должны быть денежные средства для его приобретения. Поэтому конкурсные управляющие в этом вопросе будут крайне осторожны.

И речь идет только о процедуре банкротства», – отметила Елена Авакян.

Она добавила, что сначала человеку должны приобрести жилье, в которое он переедет, лишь потом можно будет продать его жилье. То есть фактически надо поменять жилье большой площади на меньшую с учетом социальной нормы.

«Приобрести (жилье. – Прим. ред.) должны в пределах того населенного пункта, в котором человек проживает. Для Москвы это, конечно, большая проблема.

Если у человека жилье в центре города, а ему предоставят где-нибудь за пределами Третьего транспортного кольца или Московской кольцевой автодороги… Но для остальных населенных пунктов – это как раз та защита, которая не даст возможность выселить куда-нибудь, например, в сельскую местность. И, безусловно, жилье должно быть благоустроенным.

Это тоже будет решаться правоприменительной практикой. Очевидно, что в жилье с недостаточной степенью благоустроенности, не готовое к проживанию, никто никогда не разрешит никого выселить», – подчеркнула советник ФПА РФ.

Елена Авакян заметила, что при решении этого вопроса также будет учитываться интересы детей, социальная обеспеченность, близость школ, медицинских учреждений.

«Поэтому, думаю, что эта мера будет крайней. И более того, Конституционный Суд особо указал, что должны учитываться аспекты всех сделок, совершенных банкротом, с учетом наличия добросовестности или недобросовестности его поведения. А в большинстве банкротных ситуаций такого признака не будет. И никто не даст возможность никого выселить на улицу», – резюмировала Елена Авакян.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *