Единственное жилье должника: свежие новости

Единственное жилье должника: свежие новости

Росреестр начнет доставлять документы курьерами

Ажиотаж подогревают громкие заголовки многочисленных публикаций о том, что главный суд страны разрешил отнимать у должника его единственное жилье, превращая гражданина фактически в бомжа.

Хлесткие комментарии подогревают возмущение тех, кто не видел и не читал этого документа. Безапелляционно утверждается, что Конституционный суд посягнул на самое святое — существующий запрет выбрасывать людей на улицу из единственного жилья, если у них есть долги.

Такие выводы, не соответствующие действительности, делаются либо от правовой безграмотности, так как ничего подобного в этом решении не сказано, либо подобные комментарии — просто сознательная спекуляция.

Итак, 26 апреля было обнародовано решение КС по делу «О проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

О такой проверке главный суд страны попросил житель Калужской области Иван Ревков. И вот почему он это сделал.

Еще в 1999 году он дал деньги взаймы знакомой. Та долг не вернула. Тогда Ревков пошел в суд. Но у него ничего не вышло. Дело о попытке вернуть долг превратилось в долгоиграющее. За годы ожидания сумма долга им была проиндексирована и возросла до 4 миллионов рублей.

Правовые тонкости операций с жильем эксперты «РГ» разбираютв рубрике «Юрконсультация»

Но долг беспокоил лишь кредитора. Сама должница за прошедшие годы купила квартиру площадью более 110 кв. м и после удачной покупки оперативно признала себя банкротом.

Иван Ревков настаивал на продаже этой недвижимости, купленной, к слову, уже после возбуждения против должницы исполнительного производства. Но в судах ему отказали, сославшись на статью 446 ГПК РФ. Эта статья запрещает обращать взыскание на единственное жилье должника и членов его семьи. Ревков подал жалобу в Конституционный суд.

Должница вместо возврата денег купила квартиру площадью более 110 кв. м и после удачной покупки оперативно признала себя банкротом

КС напомнил, что уже рассматривал подобную ситуацию еще в 2012 году (N 11-П). Тогда суд посчитал, что исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника-гражданина хотя и оправдан, но не может быть безусловным и требует законодательных корректив.

И сейчас, оставаясь на той же позиции, КС решил, что норма закона, которую обжалует Иван Ревков, отныне не будет основанием полного запрета обращать взыскание на жилье должников.

Но это в том случае, если суд посчитает необоснованным применять этот исполнительский иммунитет, в том числе по делам о банкротстве граждан.

Единственное жилье должника: свежие новости

Оформить права на недвижимость теперь можно из другого региона

  • Определить изъятия должна по-прежнему законодательная власть, но пока эти решения не приняты, отказ в применении исполнительского иммунитета возможен при соблюдении некоторых условий.
  • В частности, должника нельзя оставить без жилища, причем площадью не меньше, чем предоставляется по соцнайму, или выселить в другое помещение, если он сам на это не согласен.
  • Принимая такие решения, суды вправе учесть время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства, а также извещения должника об этих событиях.

И, с другой стороны, имеет значение время, условия и суммы сделок и других операций должника. Включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам.

На вопрос корреспондента «РГ», повлечет ли подобное решение массовое изъятие жилья у должников, пресс-служба Конституционного суда заявила вот что:

— Не надо опасаться массового изъятия жилья у должников. Речь идет не об абсолютной отмене исполнительского иммунитета на их единственное жилье. Он как раз подтверждается и сохраняется. Но у суда появляется возможность обращения взыскания на единственные жилые помещения в случаях, когда применение иммунитета было бы неправильным и нет иного имущества, на которое можно обратить взыскание.

Фактически суды получили право преодоления явно несправедливой ситуации, когда кредиторы, а часто это обычные граждане, не могут обратить взыскание на формально единственное, но при этом сколь угодно роскошное жилье должника.

Гражданин с семьей, подчеркивают в КС, не должны остаться без пригодного для жизни жилья

То есть по объективным параметрам оно не стандартное, а значительно превышающее разумно достаточное. Стоимости такого жилья должно хватить и на погашение существенной части долга перед кредитором, и на удовлетворение жилищных потребностей должника и его семьи.

Единственное жилье должника: свежие новости

Президент утвердил запрет изымать питомцев за долги

Гражданин и его семья, подчеркивают в КС, ни в коем случае не должны остаться без пригодного для проживания жилья площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления на условиях социального найма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают.

А у федерального законодателя сохраняются все возможности как можно быстрее урегулировать этот вопрос. В суде подчеркивают — нужны общие нормативные ориентиры в определении достаточного уровня обеспеченности жильем должника-гражданина и членов его семьи.

Поэтому такое регулирование — не просто право, а обязанность законодателя прежде всего в интересах граждан. Законодатель также может установить дополнительные гарантии прав должника в случаях, когда ему противостоит экономически более сильный субъект.

Например, банк.

В этом понимании оспариваемые нормы в их взаимосвязи соответствуют Конституции РФ.

КС решил, что дело Ивана Ревкова будет пересмотрено.

Верховный суд уточнил нормы изъятия единственного жилья у должников :: Жилье :: РБК Недвижимость

Включать единственное жилье в конкурсную массу можно не только в случае, когда должник манипулирует нормами закона. ВС считает, что продать такую недвижимость можно, если ее характеристики и рыночная стоимость существенно выше необходимого минимума

Единственное жилье должника: свежие новости

Александр Щербак/ТАСС

Верховный суд (ВС) России дал определение по делу о банкротстве должника, который добился исключения из конкурсной массы единственного жилья, сообщает РАПСИ (Российское агентство правовой и судебной информации).

В своем решении ВС учел недавнюю позицию Конституционного суда, который считает возможным изымать единственную недвижимость у должников, если она превосходит жилищные нормативы, и разъяснил порядок такого изъятия.

ВС считает, что норма исполнительского иммунитета не исключает возможности ухудшения жилищных условий должника — главное, чтобы сам банкрот и члены его семьи остались обеспечены пригодной для проживания недвижимостью метража, соответствующего нормам предоставления по социальному найму.

Исполнительский (имущественный) иммунитет — запрет на изъятие у должника единственного жилья, если оно не является предметом залога. Норма закреплена в ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ.

Такую позицию ВС сформулировал при рассмотрении дела о банкротстве жителя Хабаровского края Владимира Балыкова. Банкрот через арбитражный суд добился исключения из конкурсной массы 366-метрового дома на участке 2,1 тыс. кв. м.

Верховный суд отменил это решение и отправил материалы дела на повторное слушание в суд первой инстанции.

С точки зрения ВС, в ходе банкротства финансовому управляющему нужно было провести собрание кредиторов для оценки целесообразности продажи дома и участка с предоставлением должнику замещающего жилья.

Если единственное жилье банкрота с учетом издержек на его реализацию существенно дороже возможного замещающего жилья по нормам соцнайма, может быть принято решение о его изъятии, считает высшая инстанция.

«Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией (наказанием) за неисполненные долги или средством устрашения должника, — отмечает ВС в своем решении.

 — Необходимым и предпочтительным является проведение судебной экспертизы рыночной стоимости жилья, имеющего, по мнению кредиторов, признаки излишнего (это влечет за собой необходимость оценки и стоимости замещающего жилья, а также издержек конкурсной массы по продаже существующего помещения и покупке необходимого)».

Приобретение замещающего жилья должнику может взять на себя финансовый управляющий или один из кредиторов, в интересах которых изымается единственное жилье банкрота, уточняет Верховный суд.

В первом случае для покупки могут быть использованы средства от продажи другого имущества должника из конкурсной массы, затем эти расходы компенсируются от продажи недвижимости.

Во втором случае — за счет собственных средств кредитора, тоже с последующей компенсацией.

Решение о том, как приобретается замещающее жилье, должно приниматься на собрании кредиторов, подчеркивает ВС. По итогам такого собрания может быть поставлен вопрос об ограничении исполнительского иммунитета — он должен рассматриваться в арбитражном суде, где слушается дело о банкротстве.

Еще один важный момент, который отмечает высшая инстанция, — право собственности на изымаемую недвижимость банкрота должно быть прекращено не раньше, чем он получит замещающее жилье.

В своем определении Верховный суд напомнил еще об одном основании для отказа в исполнительском иммунитете должнику: если тот злоупотребляет правом — например, объединяет две квартиры в одну или меняет место регистрации только для того, чтобы стать собственником единственного жилья.

«Среди обстоятельств, которые имеют значение при оценке поведения должника на предмет добросовестности, помимо прочего, следует учесть и сопоставить, с одной стороны, моменты предъявления претензии, иска о взыскании долга, вынесения решения о присуждении, возбуждения исполнительного производства, дела о несостоятельности, а также извещения должника об этих событиях и, с другой стороны, причины изменения регистрации по месту жительства», — отмечает ВС. Сопоставив эти факты, суд должен принять решение — были ли действия должника только фиксацией давно сложившегося положения дел, руководствовался ли он только объективными причинами без намерения нарушить интересы кредиторов. Такими объективными причинами, с позиции суда, могут быть болезнь близкого родственника, который нуждается в постоянном уходе, закрытие единственной школы в городе, где учились дети должника, закрытие градообразующего предприятия, где он работал, и т. д.

Читайте также:  Что такое задолженность по ИД у судебных приставов

С позиции Конституционного суда (КС), изъятие единственного жилья должника может не считаться неконституционным, если оно явно превосходит по своим характеристикам жилищные нормативы. Такую позицию КС высказывал еще в 2012 году, недавно инстанция выпустила постановление, в котором говорится, что в своих решениях больше не будет считать норму исполнительского иммунитета абсолютной.

Вс впервые определил правила продажи единственного жилья банкрота — новости право.ру

Индивидуальный предприниматель Владимир Балыков 16 лет жил с матерью и был зарегистрирован в ее квартире, но одновременно строил собственный дом в селе Осиновая речка Хабаровского края.

В 2016 году он попытался его зарегистрировать, но ничего не вышло, потому что не хватило документов. А 14 января 2020 года Балыкова признали банкротом. Ранее он неудачно поручился за компанию «ВостокИнвест», которая взяла 35 млн руб.

кредита в Россельхозбанке (сейчас долг составляет около 8 млн руб.).

Спустя всего два дня после признания Балыкова несостоятельным он наконец оформил свой дом площадью больше 300 м² и прописался там вместе с матерью. Сразу после этого должник обратился в суд, чтобы исключить из конкурсной массы единственное жилье, а также земельный участок под ним (дело № А73-12816/2019).

Первая инстанция и апелляция отказали Балыкову. Суды решили, что должник действовал недобросовестно и просто подстроил все так, чтобы защитить дом и участок исполнительским иммунитетом. Другую позицию занял Арбитражный суд Дальневосточного округа.

Он отметил, что у должника действительно нет другого жилья. А смена места регистрации в ходе процедуры сама по себе не говорит о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом.

Кассация исключила дом и участок, на котором он расположен, из конкурсной массы.

Россельхозбанк, один из кредиторов Балыкова, пожаловался в Верховный суд. По мнению заявителя, нижестоящие инстанции неправильно рассмотрели спор. Они должны были выяснить, были ли объективные причины для такого продолжительного строительства и затянувшейся регистрации должника.

Сперва добросовестность, и только потом – порядок продажи жилья

Заседание экономколлегии по этому делу состоялось 19 июля (см. репортаж «ВС решал, может ли банкрот сохранить единственный дом»). Спустя две недели ВС опубликовал мотивировочную часть определения по спору о доме Балыкова – и сделал несколько новых для практики выводов.

В этом сюжете

По существу конкретного спора «тройка» судей во главе с Иваном Разумовым решила, что суды недостаточно исследовали фактические обстоятельства. Суд округа указал на преждевременность выводов о злоупотреблении правом.

Но в деле не было установлено действительное место проживания должника, причины длительной регистрации права на дом, ошибочно сделан вывод об отсутствии у должника любых прав в отношении квартиры матери, не исследован вопрос о правах должника на квартиру в Хабаровске, общую с бывшей супругой.

Если выяснится, что должник действительно действовал недобросовестно – его жилье можно лишить исполнительского иммунитета.

Вместе с этим судьи сочли возможным детализировать апрельскую позицию Конституционного суда о возможности размена единственного жилья.

Как указано в постановлении № 15-П, кредитор может предоставить гражданину-должнику замещающее жилье – но только в порядке, который установит суд.

При этом новое жилье должно находиться, «как правило», в пределах того же населенного пункта и должно быть не меньшей площади, чем предусмотрено региональными нормами предоставления жилья по соцнайму.

Экономколлегия: «В процедуре банкротства не исключается и возможность приобретения замещающего жилья финансовым управляющим за счет выручки от продажи имущества должника».

Особое внимание ВС уделил вопросу целесообразности размена жилья. Переселение должника не должно стать своеобразной «карательной операцией», наказанием должника. 

Его необходимо защитить.

Условия сделок купли-продажи должны быть сформулированы таким образом, чтобы право собственности должника на имеющийся у него дом прекратилось не раньше, чем возникнут права собственности на замещающее жилье.

Кроме того, необходимо предусмотреть возможность прекращения торгов по продаже «роскошного» жилья, если цена упадет настолько, что «эффективно пополнить конкурсную массу» не получится.

Практика Банкроту впервые заменили роскошное жилье на дешевое

Этот вопрос должен обязательно выноситься на обсуждение собрания кредиторов. Созвать его может любой из участников банкротного процесса – кредитор, финансовый управляющий или даже сам должник.

На таком собрании все заинтересованные лица должны высказать свое мнение, целесообразно ли заменить жилье, и что купить взамен.

Утверждать порядок продажи старого и покупки нового жилья должен арбитражный суд.

Поэтому в деле Балыкова, если он не злоупотреблял своими правами, судам следовало обязать финансового управляющего созвать и провести собрание кредиторов. ВС подсказал последовательность вопросов, которые следует разрешить:

  • Выяснить рыночную и реальную стоимость жилого дома и земельного участка;
  • Определиться с ценой замещающего жилья и его параметрами;
  • Подсчитать затраты на все мероприятия;
  • Посчитать сальдо – сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения;
  • Проверить, не будет ли сальдо слишком маленьким, из-за чего продажа дома и участка выполнит исключительно «карательную функцию» и не поможет эффективно погасить требования кредиторов.

Также ВС обратил внимание и на договор поручительства, из которого возник долг Балыкова перед Россельхозбанком.

Надо выяснить, есть ли «объективные основания полагать», что выручки от продажи имущества основного должника хватит для оплаты требований кредитора.

Если есть, то суд вправе разрешить продажу жилья лишь в том случае, если денег основного должника не хватит для погашения требований.

С этими разъяснениями ВС вернул спор на новое рассмотрение в первую инстанцию – Арбитражный суд Хабаровского края.

«Дежурная памятка» для судов

ВС сделал ещё один важный шаг для формирования единой позиции судебных органов по этому вопросу, комментирует партнер правового бюро Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) 22место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30место По количеству юристов 39место По выручке Профайл компании
Елена Полеонова.

Судебная практика по этим вопросам, с учетом новых позиций КС и ВС, будет меняться, ожидает Полеонова.

По мнению Сергея Блинова, юриста практики разрешения споров Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
, позиция ВС является «не столько революционной, сколько последовательной» – ведь она расширяет и дополняет толкование, которое дал Конституционный суд. «Можно предположить, что с большой долей вероятности закрепленные ВС правила станут «дежурной памяткой» для нижестоящих судов при разрешении аналогичных споров», – ожидает эксперт.

Позиция Верховного суда в полной мере обеспечивает баланс интересов сторон, уверен старший юрист направления банкротства Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование)
Антон Фомин.

Он называет предложенный экономколлегией механизм продажи роскошного жилья «справедливым» и ожидает, что такой подход «благоприятным образом» скажется на практике по таким спорам.

Но не все юристы разделяют мнение о справедливости подхода ВС. Радик Лотфуллин, партнер Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
, ожидает ухудшения прав должников: «Теперь иммунитет будут снимать не с реально роскошного жилья, а с жилья, площадь которого превышает нормы соцнайма».

Также эксперт обратил внимание, что ВС все же допускает возможность переселения должника в другой населенный пункт в пределах одной агломерации – чего не было в позиции Конституционного суда.

  • Банкротство
  • Верховный суд РФ
  • Экономколлегия ВС

Могут ли арестовать единственное жилье за неуплату кредита в 2021 году?

Согласно ст. 79 Федерального закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебные приставы могут обратить взыскание на любое имущество, кроме того, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее – ГПК РФ). В ст. 446 ГПК РФ определена невозможность изъятия единственного жилья и земли, на которой оно расположено, независимо от следующих условий:

  • размер долга;
  • стоимость жилого помещения;
  • количество проживающих лиц;
  • другие качественные и количественные характеристики.

Такой имущественный иммунитет действует при отсутствии иного пригодного жилья у самого должника и членов его семьи. Но если квартира является предметом ипотеки, то обратить взыскание становится возможным.

Согласно ст. 54.1 Федерального закона № 102-ФЗ суд откажет в изъятии ипотечного жилья при следующих обстоятельствах:

  • незначительный долг;
  • просрочка платежа не превышает 3 месяцев;
  • сумма задолженности составляет не более 5% от стоимости помещения.
Читайте также:  По ту сторону банкротства: подробности из жизни обанкротившегося депутата И. Гаффнера

Могут ли судебные приставы отобрать единственное жилье

Понятия арест и реализация в судебной практике разграничиваются как два самостоятельных исполнительных действия.

Пристав-исполнитель на законном основании может вынести постановление на арест единственного жилья, даже в случае проживания в нем всей семьи должника.

Но продать такое жилое помещение для погашения долговых обязательств будет невозможно, так как вступят в силу требования ст. 446 ГПК РФ. Распоряжаться своим жильем до выполнения обязательств перед взыскателем должник не сможет.

Единственное жилье также невозможно изъять в ходе банкротства должника, что отражено в Федеральном законе № 127-ФЗ. Более подробно о банкротстве (несостоятельности) физических лиц можете прочитать на нашем сайте: https://urstart.ru/procedura-bankrotstva-fizicheskih-lits/

Управляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан АвдеевУправляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан Авдеев

❓ Могут ли наложить арест на единственное жилье за долги перед банком

Судебные приставы вправе совершить это действие, следуя положениям Закона № 229-ФЗ, но только при наличии исполнительного документа. Для банков арест жилья является крайним средством и применяется только в отношении клиентов с крупной просрочкой.

Это делается для того, чтобы заморозить процесс продажи, дарения, обмена.

В случае ипотечного кредита процедура пройдет проще и быстрее, так как недвижимость является залогом, поэтому может быть арестована и реализована для возмещения долга на основании Федерального закона № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

❓ Могут ли судебные приставы арестовать долю в квартире, если это единственное жилье

Судебные приставы-исполнители нередко стимулируют должника выполнять свои обязательства, наложив обременение на недвижимость.

Наложить арест на долю в единственном жилье является возможным, что повлечет за собой запрет на совершение любых действий с ним, но обратить взыскание, то есть реализовать с целью погашения задолженности, нельзя. Банк не сможет забрать жилое помещение за долги при наличии обременения.

❓ Может ли банк забрать квартиру за долги по потребительскому кредиту

Арестовать недвижимость можно только на основании решения суда. В случае угроз со стороны банковских сотрудников, можно возбудить уголовное дело за неправомерные действия. Если банк подал в суд на недобросовестного заемщика, и вынесено решение, в первую очередь изымаются денежные накопления, транспортные средства, загородные дома.

Но при долге по потребительскому кредиту банк редко претендует на взыскание недвижимости, так как сумма формируется небольшая и не является соизмеримой со стоимостью квартиры. Продажа может состояться только по результатам аукциона, что повлечет за собой дополнительные затраты.

Управляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан АвдеевУправляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан Авдеев

Консультация юристов: www.urstart.ru

Верховный суд подтвердил возможность продавать на торгах единственное жилье банкрота

Кредиторы вправе продать на торгах единственное дорогое жилье банкрота, предложив ему взамен более скромную жилую недвижимость, пришла к выводу Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда.

«Судебная коллегия полагает, что в процедуре банкротства не исключается и возможность приобретения замещающего жилья финансовым управляющим за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии», — говорится в определении ВС, вынесенного по спору Россельхозбанка и хабаровского индивидуального предпринимателя Владимира Балыкова.

В этом случае для обеспечения права должника и членов его семьи на жилище, гарантированного Конституцией России, условия сделок купли-продажи должны быть сформулированы таким образом, чтобы право собственности должника на имеющееся у него жилое помещение прекращалось не ранее возникновения права собственности на замещающее жилье, отмечается в документе.

Иммунитет, гарантирующий должникам сохранение в собственности их единственного жилья, за исключением заложенного по ипотеке, установлен статьей 446 Гражданского кодекса.

В 2012 году Конституционный суд постановил, что это правило не распространяется на дорогостоящую недвижимость, обязав законодателей разработать критерии роскошного жилья, чтобы взамен него приобретать более скромное. Законодательных изменений не произошло, отмечает «Интерфакс».

И в апреле 2021 года Конституционный суд разрешил судам в зависимости от обстоятельств дела самим решать, сохранять за должником единственное жилье или нет, а также определять порядок предоставления кредитором должнику замещающего жилья.

Последний дворец: почему Конституционный суд разрешил отбирать у банкротов единственное жилье

После этого решения Верховный суд впервые высказался по поводу изъятия единственного жилья у банкротов.

Он сформулировал ряд правил, которыми следует руководствоваться судам в таких ситуациях, в том числе дав право приобретать замещающее жилье не только кредитору, но и финансовому управляющему «за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии», отмечает агентство.

Вопрос об ограничении имущественного иммунитета обязательно должен обсуждаться на собрании кредиторов. И в случае, если обязательства банкрота вытекают из его поручительства, то суд может определить очередность обращения взыскания таким образом, чтобы жилье продавалось лишь при недостаточности имущества основного должника для проведения расчетов с кредитором.

Также должна быть предусмотрена возможность прекращения торгов по продаже излишнего жилья, если цена упала ниже той, при которой с учетом покупки замещающего жилья не произойдет эффективное пополнение конкурной массы.

Балыков задолжал Россельхозбанку 34,68 млн рублей. В рамках дела о банкротстве он попытался спасти от реализации свой земельный участок в 21 сотку и дом площадью 366,4 кв. м, отмечая, что это его единственное жилье. Суды двух инстанций отказались наделить дом и участок имущественным иммунитетом, но кассация встала на сторону Балыкова, не увидев в его действиях злоупотреблений.

ВС счел выводы всех трех инстанций преждевременными. И отправил дело Балыкова на новое рассмотрение, поручив судам учесть свои последние разъяснения.

В России впервые продали на торгах единственное жилье банкрота

В июне 2021 года на торгах впервые в России продали единственное жилье гражданина-должника. Двухуровневая квартира индивидуального предпринимателя Аркадия Поторочина общей площадью 147,3 кв. м в Екатеринбурге  была продана за 8,25 млн рублей. Поторочин был признан банкротом, его долги составляли 21,4 млн рублей.

Кредиторы предложили заменить его двухуровневую квартиру на однокомнатную в Екатеринбурге площадью 31,7 кв. м с учетом того, что Поторочин холост и не имеет иждивенцев.

Суды отклонили ходатайство Поторочина, решив, что предложенная новая квартира «разумно достаточна для удовлетворения конституционно значимых потребностей в жилище для одного человека».

Миллионы за метры. Топ-10 самых дорогих квартир Москвы

Власти разрешат отнимать у должников единственное жилье. Как это будут делать? — Meduza

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Правительство подготовило и опубликовало для обсуждения законопроект, который регламентирует процедуру взыскания с должников единственного жилья и его продажи в счет долга. Документ опубликован на официальном портале.

В том-то и дело, что действующий закон (статья 446 Гражданско-процессуального кодекса) позволяет взыскивать единственное жилье только в случае, если его взяли в ипотеку. Но в 2012 году Конституционный суд потребовал, чтобы власти изменили законодательство.

Позиция КС была примерно такой: человека нельзя лишать единственного жилья за долги, но при этом нужно учитывать права и интересы кредиторов. Если человек живет в достаточно большой квартире, кредитор имеет права добиваться, чтобы он продал ее, купил жилье поменьше, а разницу отдал в счет долга.

Но решение о продаже единственного жилья может принимать только суд.

В каждом муниципалитете есть свои нормы — сколько жилой площади должно приходиться на человека. Если должник и его семья живут в квартире или доме, где площадь в два раза или больше превышает норму, его могут заставить продать такую квартиру или дом. В Москве, например, эта норма составляет 18 квадратных метров на человека. Чем больше членов семьи, тем больше должно быть их жилье.

Могут. Если стоимость площади в два раза или больше превышает среднюю стоимость жилья в вашем регионе. Например, должника-москвича смогут выселить из однушки на Остоженке, потому что она стоит больше, чем трешка в каком-нибудь далеком спальном районе. Решать будет суд.

Это родители собственника, его жена или ее муж, дети. Собственник может поселить в качестве членов семьи и других родственников, а в исключительных случаях даже тех, кто формально с ним не связан, но все такие решения принимает суд.

Не получится. Законопроект предлагает запретить должникам регистрировать у себя новых членов семьи, за исключением несовершеннолетних детей.

Нет, в законопроекте предлагается соблюдать принцип соразмерности суммы долга и способов его взыскания. Если сумма долга составляет меньше пяти процентов от стоимости жилья, суд не позволит взыскивать у человека единственную квартиру.

И еще одна деталь: всякий раз при продаже единственного жилья суд должен резервировать часть вырученной суммы на покупку новой площади.

И если становится ясно, что этот резерв составит больше половины всех денег от продажи, суд должен оставить за должником его старую квартиру.

Попробуем объяснить на примере. Допустим, человек живет в довольно большой квартире. Но она такая старая и дешевая, что если ее продать, на покупку чего-то минимально приличного потребуется больше половины вырученных денег. Вот в таких случаях суд должен вставать на сторону должника и не позволять продавать его единственное жилье.

Взыскать с человека могут только ту долю, которая принадлежит именно ему. Если другие собственники (например, родственники должника) против продажи, кредитор может потребовать, чтобы они сами выкупили эту долю. Деньги от продажи должник должен будет отдать в счет долга. Если родственники против, долю могут продать с общих торгов, и тогда купить ее сможет любой.

Да, примут. Внести поправки рекомендовал Конституционный суд, законопроект подготовило правительство, так что представить себе ситуацию, при которой Дума не примет документ, почти невозможно. Но надо понимать, что пока документ даже не внесли в парламент и текст может еще не раз измениться.

Читайте также:  Реструктуризация долгов гражданина при банкротстве: плюсы и минусы для физических лиц

Великое переселение банкротов

Не дождавшись реакции властей, за девять лет так и не уточнивших критерии роскошного жилья и границы исполнительского иммунитета, Конституционный суд (КС) РФ попытался сам решить проблему.

Он допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. Юристы называют позицию революционной и считают, что продолжниковая судебная практика теперь развернется в сторону кредиторов.

В первую очередь проблемы могут возникнуть у владельцев больших домов и многокомнатных квартир. Но могут пострадать и те, у кого жилплощадь просто больше социальной нормы.

В защиту роскоши

КС опубликовал постановление (.pdf) по жалобе Ивана Ревкова, допустив ограничение исполнительского иммунитета, защищающего единственное жилье гражданина-должника от взыскания. Ст.

 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не разрешает продать такое жилье для погашения долгов, даже если оно является очевидно роскошным.

Это позволяет должникам приобретать недвижимость на заемные средства (без ипотеки), которые они не собираются возвращать.

Проблема существует много лет, и КС неоднократно указывал на необходимость корректировки ГПК, но Минюст и Госдума рекомендации игнорировали.

В 2012 году КС прямо обязал законодателя определить пределы защиты единственного жилья и разработать порядок обращения на него взыскания, если недвижимость явно превосходит разумные потребности человека в жилище, а активы должника несоразмерны его обязательствам. Но за девять лет поправки в ГПК так и не были внесены.

Не изменилась за это время и судебная практика, занимающая сторону должников.

Так, Верховный суд РФ (ВС) прошлой осенью отказал кредиторам в праве принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру на жилье меньшей площади (см.

“Ъ” от 24 октября 2020 года), сославшись как раз на то, что закон этого не позволяет. Теперь КС решил самостоятельно восполнить недостаток регулирования.

Больше не безусловное право

Иван Ревков более 20 лет назад одолжил своей знакомой Елене Шахлович 770 тыс. руб., но та деньги не вернула. Кредитор получил решение суда о взыскании средств и передал его на исполнение приставам, но долг взыскать не удалось.

В 2019 году должницу признали банкротом.

В рамках этого дела выяснилось, что еще в 2009 году Елена Шахлович приобрела квартиру площадью 110 кв. м стоимостью большей, чем сумма ее задолженности перед Иваном Ревковым (к 2019 году с учетом индексации долг составил 4,5 млн руб.).

Но арбитражный суд Калужской области отказался продавать жилье и исключил его из конкурсной массы, так как оно для должницы оказалось единственным и не было обременено ипотекой. Это решение поддержали вышестоящие инстанции, а ВС не стал пересматривать дело.

Господин Ревков обратился в КС, настаивая, что ст. 446 ГПК во взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве противоречит Конституции, так как дает единственному жилью иммунитет, даже если оно приобретено после возбуждения приставами исполнительного производства и значительно превышает разумно достаточную площадь для удовлетворения потребности в жилище.

В постановлении КС снова напомнил об обязанности законодателя внести изменения в ГПК, раскритиковав его медленную реакцию: «Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия». По мнению суда, «это лишает оснований дальнейшее ожидание своевременного исправления действующего законодательного регулирования и вынуждает КС вновь обратиться к проверке конституционности (той же статьи.— “Ъ”)».

Ключевым выводом КС стало признание того, что ст. 446 ГПК больше не может служить в качестве «безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета».

  • Снятие защиты с единственного жилья возможно, если суды установят, что оно было приобретено со злоупотреблениями, говорится в постановлении.
  • Может учитываться время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства и извещения должника об этих событиях, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья.
  • Также суды должны учитывать рыночную стоимость жилья и ее соотношение с величиной долга, чтобы обращение взыскания было обоснованным, а не использовалось как «карательная санкция» или «средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища».

Оставить на улице должника нельзя — ему следует предоставить новое жилье площадью не меньше, чем по договору соцнайма и в пределах того же поселения (либо в другом регионе с его согласия). В связи с этим решения судов об отказе взыскать квартиру должницы Ивана Ревкова подлежат пересмотру, постановил КС.

Революция в практике

«Суть позиции КС сводится к тому, что допустимо предоставлять должнику иное, более скромное жилище, а то в котором он проживает, продавать для погашения долгов перед кредиторами»,— говорит советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк. Иммунитет не действует, если должник злоупотреблял правом при приобретении жилья, то есть когда оно куплено фактически на деньги кредиторов, но залогом не обременено, поясняет он.

Юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова называет постановление «поистине революционным для практики», добавляя, что на фоне бездействия законодателя и продолжниковой позиции арбитражных судов КС «взял на себя миссию по установлению границ исполнительского иммунитета».

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков считает позицию КС особенно важной для кредиторов, учитывая то, что «число злоупотреблений со стороны должников достигло критической массы, и дальше так продолжаться не могло». Об этом, по его словам, свидетельствует как возросшее число споров данной категории, в том числе в ВС, так и активное обсуждение вопроса профсообществом.

Отдельно господин Садиков приветствует критику суда в отношении многолетнего бездействия законодателя, «по-видимому, все свои силы и энергию направляющего на спасение Родины от иностранных агентов, клеветников в интернете и прочих деструктивных сил» вместо исполнения указаний КС о внесении поправок в ГПК.

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв. м.

«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова.

Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб. при сумме долгов около 10 млн руб. Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены».

Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства на покупку должнику замещающего жилья в том же городе и примерно в том же районе, которое по своим конструктивным и техническим характеристикам соответствует тому же уровню жилья по метрам соцнормы».

Согласие должника в таком случае не будет спрашиваться, какие-то жизненные факторы (детсады, школы, поликлиники, кружки), вполне вероятно, будут игнорироваться судом как не имеющие имущественной оценки, рассуждает господин Данилов.

Однако вопрос о том, насколько широко будет применяться позиция КС, остается открытым. «В принципе ее можно применить к любому жилью, где на проживающего приходится больше метров, чем по социальной норме. Но в первую очередь это, конечно, должно касаться именно роскошного жилья, а не просто превышающего минимальные размеры»,— говорит Иван Стасюк.

Бронислав Садиков тоже полагает, что в приоритете для кредиторов будет продажа больших дорогих домов и квартир.

Впрочем, Валерия Тихонова допускает, что на практике «наличие трех комнат для двух жильцов может быть расценено как излишняя обеспеченность жилплощадью, и если выручка от продажи такой квартиры достаточна для расчета с кредитором, то риск обращения на нее взыскания будет существенным».

При этом госпожа Тихонова опасается, что позиция КС может привести к лишению единственного жилья и тех должников, кто дошел до банкротства из-за своей финансовой безграмотности и неосторожности, а не в результате злонамеренного уклонения от погашения долгов. Но, по мнению господина Садикова, для добросовестных должников ничего измениться не должно, а риски возникают лишь для тех, кто злоупотребляет правом, пользуясь бездействием законодателя.

Анна Занина, Марина Царева

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *