Статистика закредитованности населения: так ли все плохо?

Тема закредитованности населения становится популярной во властных кругах – вероятно, в этом они видят все проблемы граждан. До этого региональные чиновники предлагали изменить критерии определения бедности, чтобы сократить соцпомощь недостаточно бедным и перенаправить ее более нуждающимся. Затем Владимир Путин на «Прямой линии» обсуждал тему падения доходов граждан, убеждая, что на самом-то деле доходы населения растут, просто много средств уходит на погашение кредитов. Теперь вопрос закредитованности подхватил министр экономического развития Максим Орешкин, рассказавший, какая ужасная ситуация складывается в микрофинансовых организациях.

«Там процентные ставки 1% в день – это на самом деле ужасная цифра. Люди, которые попадают в эти долговые ямы, – они просто из них выбраться не могут», – сказал глава МЭР.

Этим он подкрепил свой главный тезис – что нужно остановить рост «пузыря» в МФО. Как это сделать, чиновник не пояснил, добавив лишь, что есть ряд предложений по улучшению ситуации, которые будут озвучены, «когда придет время».

Впрочем, остается непонятным – если «пузырь» уже разросся так, что даже министр экономразвития об этом заговорил – это ли не то самое время? Складывается впечатление, что пока чиновникам просто нечего предложить, ведь если банки не выдают микрокредиты, а населению большие долги не нужны или просто не под силу, то какую альтернативу гражданам можно предложить?

О том, какая ситуация складывается в потребительском кредитовании и какие реальные шаги можно предпринять, а также о том, что общего между текущим положением в экономике в РФ и Великой депрессией в США, в беседе с Накануне.RU рассказал независимый экономист Александр Одинцов.

Статистика закредитованности населения: так ли все плохо?

– Действительно ли ситуация настолько плачевна? Вы как специалист, как можете ее оценить?

Статистика закредитованности населения: так ли все плохо?– Созданная у нас модель экономики – периферийная и сырьевая. У нас отсутствует достаточное количество хороших рабочих мест из-за того, что мы очень многие товары импортируем. У нас порядка 40% импорта, который, грубо говоря, лишает Россию 25 млн рабочих мест.

У нас мало рабочих мест с высоким уровнем заработной платы, потому что прибавочная стоимость не создается. А что мы производим? Сырье. Если сравнивать с советским временем, то там была промышленность.

Сейчас промышленность убита. Соответственно, рабочих мест нет, у людей нет денег, высокий уровень бедности. Все эти цифры мы знаем.

Соответственно, какой выход у людей – они начинают занимать.

С одной стороны, получается, что, вроде бы, в текущей ситуации человек улучшает свое положение, но потом его доходы съедаются, реальные доходы из-за этого падают.

– Это касается и микрофинансовых организаций?

– С ними ситуация, конечно, очень тяжелая, потому что в нашей стране очень многие люди не имеют нормального доступа к банковскому обслуживанию.

Это с чем связано? Ну, кто в банке будет кредитовать человека, у которого зарплата 15-20 тысяч, или человека, который не имеет постоянного места работы? В банке дают кредит тем, у кого устойчивый доход, поэтому многие люди вынуждены идти к этим микрофинансовым организациям.

МФО – это, конечно, страшная штука. Ставки там огромные, и это просто неприемлемо – ни с социальной, ни с нравственной, вообще ни с какой точки зрения. Но тем не менее наше Правительство смотрит на все эти организации, как на то, что хоть где-то люди могут получить деньги. А это просто по сути ограбление людей.

– Какие вы видите выходы из сложившейся ситуации?

– Я вижу два выхода: во-первых, изменение структуры экономики – это большее стимулирование нашего экспорта, но при этом нужно проводить нормальное импортозамещение. Не так, как у нас – сказали, что у нас импортозамещение, а на самом деле никакого замещения нет.

Может быть, в сельском хозяйстве что-то намечается, потому что у нас есть Краснодар, есть регионы, где можно производить сельхозпродукцию. Но Россия – это была всегда страна, где, по крайней мере в 20 веке, всегда была развита промышленность.

Поэтому нам нужно поднимать и промышленность.

Статистика закредитованности населения: так ли все плохо?

Что предлагал Владимир Путин? Он сказал, что будут национальные проекты – и где эти национальные проекты?

Нужно запускать внутренний спрос, чтобы заработала промышленность – это то самое, что сделал президент Рузвельт при Великой депрессии. Что он делал? Стимулировал внутренний спрос.

То же самое нужно сделать и нам – появятся рабочие места, те самые 25 млн рабочих мест, которых нам не хватает. У людей появятся деньги, они будут меньше обращаться в банки.

Но здесь есть еще очень важный момент – нужно обеспечить доступ населения к банковским услугам, чтобы все люди, которые имеют нормальную кредитную историю, чтобы они могли получать деньги не в этих МФО, а в нормальных банках.

  • – А что делать с МФО?
  • – Что касается микрофинансовых организаций, я считаю, что их нужно очень жестко регулировать, а лучше – законодательно ввести ограничение на их ставку, а еще лучше – все бы просто прикрыть.
  • – Вы сравнили наше текущее положение в экономике с Великой депрессией – ситуации действительно похожи?

– Абсолютно – у нас очень похожие ситуации. Если вы внимательно изучите нашу текущую ситуацию, то увидите, что мы живем в состоянии вялотекущего экономического кризиса, который просто сжирает нашу экономику за счет двух вещей: за счет того, что у нас все привязано к доллару, и за счет того, что наша экономика сырьевая.

Надо запускать эмиссию рубля – это, кстати, третий путь для того, чтобы нормализовалось внутреннее денежное обращение.

Ведь сейчас у нас какая ситуация? То, что мы называем рублем – это не рубль, это «бумажка», покрытая долларом. И вот эти три варианта, про которые я сказал, они все взаимосвязаны.

– И возможно ли это при текущей политике, на ваш взгляд?

– При текущей экономике, при нынешней политике все это невозможно, потому что неоднократно Владимиру Владимировичу говорили по поводу эмиссии рубля, но он, вроде, ни соглашался, ни отклонял. Ведь есть у него советник Глазьев, он ему говорит примерно все то же самое, что я говорю, а воз и ныне там.

Статистика закредитованности населения: так ли все плохо?

Закредитованность россиян стала проблемой

 РИА НовостиРИА Новости

Ситуация, давно вызывающая беспокойство экономистов, наконец-то обратила на себя внимание властей. Когда 15% населения направляет на выплату долгов 70% своего дохода, это вызывает социальную проблему, заявил министр экономического развития Максим Орешкин. Более того, из социальной эта проблема рискует стать экономической, опрокинув Россию в рецессию уже в 2021 году, уверен министр.

«Рост закредитованности – это обычная часть кредитных циклов в экономике, — говорит проректор Российской экономической школы Максим Буев.

— Если экономика растет, ожидания будущих более высоких доходов побуждают людей брать в долг. Таким образом, люди живут «здесь и сейчас» — переносят потребление из более обеспеченного будущего в настоящее.

Однако кредитный цикл рано или поздно поворачивается вспять».

Массовое кредитование населения приводит к тому, что за временным оживлением спроса на потребительские товары и услуги наступает спад.

«Особенно это относится к продажам товаров длительного пользования, таким как жилье и автомобили, — говорит управляющий директор ИГ «Алго Капитал» Михаил Ханов.

— Будущий спад рынков означает, что торговая инфраструктура и производственные мощности с большой долей вероятности окажутся недозагруженными. Это, в свою очередь, способно нанести удар по всей экономике страны.

В самом худшем случае подобный процесс принимает форму массовых неплатежей по кредитам и серию банкротств торговых, производственных предприятий, а также кредитных организаций».

По сути, министр экономического развития опасается будущего кредитного сжатия со всеми вытекающими для экономики негативными последствиями.

«Подобные кризисы весьма характерны для капиталистической экономики, — продолжает Ханов. — Можно считать, что они периодичны и неизбежны. Не будем забывать о том, что спусковым крючком для мирового финансового кризиса 2008 года стали проблемы с ипотечными облигациями в США».

Если сравнивать показатели закредитованности населения в России и других странах, то окажется, что кредитная нагрузка у нас существенно — иногда в разы — ниже.

«Отношение кредитов россиян к величине годового располагаемого дохода находится на уровне 28%, — приводит статистику генеральный директор МФО Webbankir Андрей Пономарев.

— Для сравнения: в Венгрии оно составляет 43,3%, и это минимальный уровень среди стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Отношение долга домохозяйств к ВВП в России также невелико: по данным ЦБ, на начало июня 2019 года примерно 16%.

Согласно статистике ОЭСР, в Чехии этот показатель составляет 32,3% от ВВП, а в Польше — 35,2%».

В более развитых странах и цифры больше: в Великобритании и Франции этот показатель превышает 50%, а в США стремится к 100%.

Просрочка набирает обороты

Неплохо выглядят российские показатели даже по сравнению с картиной, которая наблюдалась в нашей стране в недавнем прошлом.

«Доля ссуд с просроченными платежами свыше 90 дней в общем объеме ссуд снизилась более, чем вдвое: с 10,6% в августе 2016 года до 5% в августе 2019 года, — приводит статистику ЦБ глава экспертного направления консалтинговой компании Strategy Partners Никита Попов. — Примерно вдвое снизилась и доля просроченных долгов — предоставленных физическим лицам ссуд, непогашенных в установленный договором срок, – в кредитном портфеле».

Статистика закредитованности населения: так ли все плохо?

«Рост кредитов с просрочкой более 90 дней с начала 2019 г.

носит технический характер, — говорит начальник отдела банковского и финансового рынков управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанк Илья Ильин.

— Традиционно в конце года банки списывают или продают проблемные кредиты. Это приводит к уменьшению проблемной задолженности, которая в течение года нарастает по мере вызревания кредитов».

С начала 2019 года по 1 августа объем просроченной задолженности снизился с 5,4% до 5%.

«Это не слишком высокий показатель для нашей страны, — говорит генеральный директор МФК «Займер» Роман Макаров. — Аналогичный уровень просрочки был в середине 2013 года. А в предкризисном 2014 году он превышал 7%».

Но если закредитованность снижается, то почему беспокоится Максим Орешкин? А вот почему. На днях ЦБ опубликовал данные за июль: темпы роста просроченной задолженности превысили темпы роста кредитов в 1,8 раза. И если в июне показатель просрочки составил минимум с апреля 2013 года – 4,96%, то по итогам июля тренд развернулся – показатель вырос до 5,01%.

Читайте также:  Какой банк не сотрудничает с судебными приставами – список 2021 года

Банк России признает рост долговой нагрузки граждан, хотя и говорит об отсутствии «пузыря». Вне ЦБ настроения более скептические.

«В июле рейтинговое агентство S&P с тревогой отметило, что около 16% кредитов, выданных российских банками, являются проблемными: они либо уже реструктурированы, либо обслуживаются с просрочкой, превышающей 90 дней, — говорит Андрей Пономарев. — По их мнению, эта ситуация может привести к банковскому кризису».

И вот еще цифры. Если три года назад просроченных долгов было не более 10 млн, то сейчас их число, по данным Национальной ассоциации коллекторских агентств (НАПКА), приблизилось к 14 млн.

Секундочку, что же в итоге получается? Просроченная задолженность растет или падает?

«Скорее всего, просроченные кредиты растут в сегменте мелкого кредитования, сконцентрированы среди бедных страт населения, — говорит Максим Буев. — С точки зрения кредиторов, т.е. банков, ситуация не становится в среднем хуже. Но с точки зрения заемщиков это печальные новости, которые подтверждают тенденции к росту бедности в России, о которых говорит, например, Счетная палата».

В этом году темпы роста потребительского кредитования составляют 22-24%, сообщает Минэкономразвития.

«Увеличился и средний долг у заемщиков с одним кредитом – на 12% за год до 137 тыс. рублей, с двумя — на 11%, до 284 тыс. рублей», — говорит вице-президент РФИ банка Елена Чижевская.

Люди берут больше денег, но только это не тот рост кредитования, который приводит к росту потребления и, как следствие, к росту экономики в целом, как это происходит на Западе. Да, уровень закредитованности россиян в абсолютных цифрах и в % к ВВП невелик.

«Но его рост идет в противовес экономическим показателям по российской экономике: не прекращающееся падения реально располагаемых доходов, отсутствие предпосылок к экономическому росту», — говорит глава люксембургского офиса консалтинговой компании KRK Group Никита Рябинин.

Аршином общим не измерить

Если в мире рост закредитованности ведет к раскрутке экономического роста, то в России все идет своим, особым путем. Кредитование способно лишь поддержать текущее потребление.

«В России перспектив большого роста экономики сейчас не видно, — говорит Максим Буев.

— На этом фоне рост закредитованности можно объяснить тем, что люди перекредитуются, чтобы из новых кредитов обслуживать старые, или по инерции берут кредиты, чтобы поддерживать прежний уровень потребления».

«Но это и может привести к катастрофическому обвалу, — предупреждает генеральный директор ИК Bengala Investment Алексей Буянов. — Поэтому эта своевременная дискуссия важна, чтобы предупредить потенциальную проблему».

В России опасность представляет не уровень задолженности сам по себе, а значительное и устойчивое превышение темпов роста потребительского кредитования над темпами роста реальных доходов населения, обращает внимание Роман Макаров.

В конце августа Орешкин озвучил скорректированный экономический прогноз на текущий год.

«С учетом фактических данных был пересмотрен прогноз по темпу роста реальных располагаемых доходов населения до 0,1% по сравнению с 1%, прогнозируемых ранее», — приводит РИА Новости слова министра.

Именно эта ситуация и может привести к проблемам в экономике, о которых говорил чиновник.

Танцуют все

В каком сегменте кредитования физлиц «плохие» долги растут наиболее быстрыми темпами? Очевидный ответ здесь правильный — необеспеченные потребкредиты. Банки почти не проверяют таких клиентов, а сами заемщики, если у них возникают проблемы, в первую очередь перестают платить именно по ссудам этого вида. Но ситуация может скоро измениться.

К обслуживанию автокредитов и ипотеки заемщики относятся более ответственно, ведь там есть что терять. Да и скоринговые модели банков для авто- и ипотечных кредитов намного строже. Но это вовсе не значит, что дорогие залоговые кредиты в безопасности.

Наоборот, именно они потенциально несут финансовому сектору, а потом и всей экономике наибольшую угрозу.

«Потребкредитование в этом смысле — лишь индикатор проявления негативных факторов», — отмечает Алексей Буянов.

«Думаю, в скором времени вырастет просрочка в автокредитовании, — говорит руководитель коммерческого отдела Европейской юридической службы Александр Куликов. — Это связано с тем, что в последние 2—3 года большое число банков запустили программу кредитования на покупку б/у автомобилей. Процент просрочки и неликвидность этих залоговых автомобилей существенно растет».

Карточный домик

В последние два года рост кредитования населения способствовал росту потребления, что повлияло на рост экономики, говорит Илья Ильин. Однако долго сохранять прежний уровень потребления в условиях, когда за кредиты надо отдавать все бОльшую часть дохов, невозможно. Потребительский спрос начнет падать и потянет за собой все остальное.

С ипотекой на первый взгляд все хорошо: доля просроченных платежей (более 1 дня) падает. Если в начале 2019 года просрочка составляла 1,14%, то в июле – 1,04%, а в августе — всего 0,9%. «Причина — очень быстрый рост ипотечного кредитного портфеля: с 1 января по 1 августа он вырос на 10%, а за прошлый год — на 24%, — говорит Роман Макаров. Но так ли хорош этот рост?

«Весной ЦБ сообщал, что видит риски образования «кредитной спирали», в которой рост ипотечного кредитования выступает фактором роста цен на жилую недвижимость, а рост цен на недвижимость – фактором дальнейшего роста кредитования», — вспоминает Максим Буев.

«В случае резкого ухудшения экономической обстановки здесь может реализоваться большой объем накопленных рисков», — предупреждает Макаров.

«Если «посыпятся» ипотечники, за этим неминуемо последует рост социальной напряженности. Достаточно вспомнить, массовые выступления «валютных» ипотечников, — говорит председатель Комиссии по финансовой безопасности при совете по финансово-промышленной и инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты РФ Иван Рыков.

Однако еще больше проблема с ипотечными кредитами угрожает банкам.

«Ипотечные портфели банков подвержены серьезным рискам, в связи с законодательным запретом на свободные действия в отношении единственного жилого имущества заемщиков, — говорит Никита Рябинин.

— Это может стать серьезной проблемой для балансов банков в случае если экономика не будет расти или начнет стагнировать, придётся создавать серьезные резервы, что будет оказывать большое давление на капитал банков».

«Большие банки в очередной раз побегут к правительству, рассказывая историю про то, что они значимые для экономики, и вынуждая увеличить их капитал, или, попросту говоря, потратить бюджетные деньги для покрытия созданных убытков», — предполагает Рябинин.

Частично страна уже сталкивалась с похоже ситуацикй в 1998 и 2008 годах. «Вероятней всего, повториться сценарий 2008 года, при котором государство активно помогало предприятиям и банкам выживать, — считает Алексей Буянов. — Однако будет применен более селективный подход, поскольку на всех денег не хватит».

У государства на этот раз точно не хватит денег, чтобы выручить кредитные организации, соглашается Иван Рыков.

«Напомню, что на санацию банков с 2014 года государство и так выделило порядка 6 трлн рублей, однако в случае масштабного кризиса могут потребоваться еще большие суммы, которых в условиях сложной экономической ситуации в стране может не найтись, — говорит эксперт. — Ну а вслед за этим страну ждет общий долговой кризис».

Центробанк спешит на помощь

Серьезность проблемы признают уже на самом верху. В Банке России отмечают рост долговой нагрузки и стараются не допустить появление «пузыря».

С 31 июля в России начал действовать закон об ипотечных каникулах.

«В случае ухудшения финансового состояния заемщика банки будут обязаны предоставить возможность приостановить или снизить сумму выплат по ипотеке на полгода, — объясняет Илья Ильин.

— Пропущенные платежи заемщику нужно будет вернуть в конце срока. Эта мера позволит восстановить платежеспособность заемщикам, технической просрочки по таким кредитам не будет».

С 1 октября вводится показатель предельной долговой нагрузки граждан (ПДН), а также устанавливаются надбавки к коэффициентам риска в зависимости от уровня ПДН и полной стоимости кредита.

Чем выше надбавка, тем выше коэффициент риска. «Банкам будет невыгодно кредитовать заемщиков, у которых платежи по кредиту превышают 50% от месячных доходов», — поясняет Илья Ильин.

С октября банки обязаны формировать свои нормативы с учетом этих нововведений.

В целом, эксперты единогласны в том, что эти меры ЦБ окажутся эффективными и действительно затормозят дальнейший рост кредитной нагрузки.

«Грамотные действия со стороны правительства, регулятора и самих участников рынка должны способствовать тому, что этот «пузырь» будет медленно сдуваться или же, как вариант, не расти в ближайшей перспективе, — говорит президент НАПКА Эльман Мехтиев. — Мы сейчас находимся в ситуации, когда пузырю не дают надуться и оказать влияние на весь рынок».

Однако эти меры не решают проблему уже существующей задолженности. А что ее решит?

Как лечить «плохие» долги

Опрошенные Banki.ru эксперты нашли много способов:

1. Упрошенная процедура банкротства. «Самое главное, необходимо создать быструю и дешевую процедуру банкроства физлиц в простых случаях, — считает директор по макроэкономике «Эксперт РА» Антон Табах. — Это позволило бы не запускать ситуацию. Орешкин уже три года обещает, а воз и ныне там».

2. Реструктизация долгов. «Банки не очень охотно идут на реструктуризацию просроченной задолженности граждан, тогда как на мой взгляд это единственный цивилизованный способ возврата проблемной задолженности, — говорит Иван Рыков. — Сейчас, на деле, банки редко идут навстречу должникам, им проще продавать пакеты задолженности коллекторам. А те себя в глазах общества уже дискредитировали».

3. Пересмотреть законы. «Если у нас, по примеру многих стран, будут сначала одобрять небольшие потребительские кредиты, и только после их закрытия выдавать автокредиты, молодые люди научатся постепенно пользоваться этими финансовыми инструментами», — считает Александр Куликов.

4. Взыскивать долги онлайн.

«Если работа с просрочкой будет происходить дистанционно, например, на сайте Госуслуги, когда долг был отправлен через ЕПЦ, заёмщик получил уведомление о решении суда о взыскании долга, сумма списалась с карты, такая система будет упрощать жизнь банков и дисциплинировать заёмщиков, — говорит Александр Куликов. — Если проблема с долгами будет решаться онлайн на официальном уровне, эффект будет более масштабный и глобальный, на всех уровнях».

5. Создать институт частных судебных приставов. «Эта идея уже некоторое время обсуждается экспертным сообществом, — говорит Иван Рыков.

— Негосударственные приставы под контролем государства могли бы помочь ФССП, занявшись взысканием долгов юрлиц, оставив для государственной службы социально важные долги.

Читайте также:  Как избежать банкротства физического лица?

Смешанная система принудительного взыскания успешно работает во многих странах и мне кажется, что для нашей страны это был бы хороший вариант».

6. Создать единую государственную базу данных о доходах населения.

«Некоторые страны на государственном уровне собирают информацию о доходах населения, и все банки имеют доступ к ней — соответственно, никто не перегружает заёмщика, — говорит риск-директор карты рассрочки «Совесть» Анастасия Мухачёва.

— У нас такая практика только начала вводиться: сервис ПФР по отчислениям предоставляет информацию о «белой» зарплате заёмщика, но, так как в стране высокий уровень «серых» зарплат, этот сервис, к сожалению, не покрывает нужды банков на 100%».

7. Оказывать точечную государственную помощь. «Стабилизировать ситуацию может точечная помощь малоимущим, многодетным семьям, инвалидам, смягчение программы софинансирования при приобретении жилья для молодой семьи», — перечисляет Елена Чижесвкая.

8. Провести кредитную амнистию. «Очень интересная ситуация по этому поводу складывается сейчас в Казахстане. Новый глава государства фактически объявил в стране широкомасштабную кредитную амнистию, — гвоорит Михаил Ханов.

— Она ориентирована на наименее обеспеченных граждан, которые смогут полностью или частично избавиться от долгов. При этом они не будут иметь возможности брать кредиты в будущем, что является хорошей воспитательной мерой». В России же пока не принято прощать долги.

«Примером частичного решения подобной проблемы стала новость о том, что Сбербанк проведет реструктуризацию кредитов пострадавшим от наводнения в Иркутской области физическим лицам, малым предприятиям и предпринимателям, — говорит Ханов.

— Это решение было принято по рекомендации президента РФ Владимира Путина».

Установлен новый рекорд закредитованности россиян — МК

Общая сумма взятых россиянами займов достигла по итогам первого квартала рекордной величины в 20,8 трлн рублей.

Эта статистика говорит о том, что проблему растущей закредитованности населения никак не удается сдвинуть с мертвой точки.

Но, может, в преддверии сентябрьских выборов власти пойдут на кардинальный шаг и примут закон о кредитной амнистии, которому подчинятся частные банки и МФО? Мы решили выяснить, насколько это реально.

Общий размер долгов россиян превышает расходную часть федерального бюджета за год. Но главная проблема даже не в абсолютных цифрах, а в темпах, которыми ужесточается общее долговое бремя. Граждане сильно подсели на кредиты в начале 2021 года, выяснила консалтинговая компания Frank RG.

В этот период физлицам было выдано 4,2 трлн рублей, что на 50% превосходит показатели 2019–2020 годов. Из этой суммы 1,3 трлн рублей пришлось на апрель, который установил новый месячный рекорд по объему новых займов (178% к апрелю 2020-го).

Одновременно, как выяснило Национальное бюро кредитных историй (НБКИ), растет просрочка по потребительским кредитам: здесь доля «плохих» займов составила на начало апреля 25% — на 5 процентных пунктов больше, чем годом ранее.

А средняя сумма просроченного долга к концу первого квартала достигла 137,6 тысячи рублей, увеличившись на 7,5%.

Центробанк не раз демонстрировал озабоченность ситуацией. Вот и сейчас первый зампред ЦБ Ксения Юдаева, выступая в Госдуме, заявила о «достаточно быстром росте долговой нагрузки физических лиц».

По ее словам, «кое-где даже можно говорить о пузырях».

Регулятор намерен принять ряд мер, включая увеличение надбавок к коэффициентам риска (то есть повышение нормы резервирования по займам) с 1 июля, а также ограничение плавающих ставок.

Впрочем, маловероятно, что с помощью этих сугубо технических, хотя и полезных операций удастся кардинально охладить перегретый рынок розничного кредитования. В этой связи вспоминается законопроект о всеобщей кредитной амнистии, внесенный в Госдуму в начале года членами одной из оппозиционных партий и не получивший хода.

Документ предполагал списание долгов тех россиян, кто погасил основное «тело» кредита и начал выплачивать начисленные проценты и штрафы за просрочку.

Могут ли власти вернуться к этому вопросу, скажем, летом? Ведь намеченные на сентябрь парламентские выборы ставят перед ними вполне конкретную задачу, связанную с набором рейтинговых очков, с повышением популярности.

«Крайне сомнительно, что в ближайшие месяцы власти возьмут на себя долговые обязательства граждан, — рассуждает старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова.

— Во-первых, в избирательном процессе нет никакой интриги, во-вторых, бюджет не потянет списание банками столь огромных сумм, в-третьих, правительство не шло на это и в прошлом кризисном году, в действительно нужный момент.

Долговая амнистия была бы слишком показным шагом, абсолютно неэффективным для потребителей, но очень дорогостоящим для казны».

Чтобы закредитованность населения начала сокращаться, нужно способствовать росту доходов населения. А для этого требуется оставить в покое бизнес и позволить ему развиваться. С тем, чтобы позже предприниматели могли конкурировать за рабочую силу, индексируя заработные платы.

Реальные располагаемые доходы не растут уже семь лет, напоминает Бодрова, и улучшений здесь пока не предвидится. Люди прибегают к кредитным деньгам, чтобы удержать более-менее приемлемый для себя уровень жизни.

Понятно, что это дорога в один конец, но у основной массы заемщиков нет иных вариантов: или скатиться в нищету, или брать кредиты — в надежде, что не сегодня-завтра жизнь наладится и их удастся отдать.

«Чисто гипотетически правительство может пойти на кредитную амнистию, — говорит кандидат экономических наук Михаил Беляев. — Не для всех, конечно. Но эта мера, скорее всего, затронет наименее защищенные слои — многодетные семьи, одиноких матерей, пенсионеров, инвалидов, официальных безработных.

Но для начала надо очень четко разобраться, кто ее достоин по-настоящему. Не стоит впадать в популизм, делать шаги, которые поощряют иждивенчество. Скажем, в России 20 млн работают в тени, они вообще нигде не учтены, но получают приличные доходы.

Многие безответственные люди залезают в кредиты именно в расчете на дальнейшую милость со стороны государства».

Также не надо забывать, что у нас рынок. На нем должен быть ответственный потребитель, а частные банки не обязаны заниматься благотворительностью за свой счет, брать на себя обязанность по фактическому содержанию заемщиков.

По словам Беляева, государство могло бы ввести какие-то поощрительные или даже административные схемы для банков, чтобы они активнее занимались реструктуризацией долгов.

Задача формирования дополнительных резервов по ссудам загоняет их в угол.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28544 от 25 мая 2021

Заголовок в газете: Призрак амнистии над долговым рынком

Полет пузыря: насколько опасна кредитная нагрузка россиян

Закредитованность россиян весной достигла очередного рекорда. Общая сумма новых займов превысила 20 трлн рублей, а долговая нагрузка — 11% от доходов жителей страны. Увеличивается и уровень просрочки.

Центробанк бьет тревогу и планирует ужесточить правила резервирования для банков, чтобы избежать перегрева рынка потребкредитования в России.

С другой стороны, кредитная активность разгоняет рост экономики, и ее слишком сильное ограничение может усложнить восстановление после кризиса прошлого года. Подробности — в материале «Известий».

Согласно данным аналитиков Frank RG, россияне исключительно сильно подсели на кредиты в начале текущего года. Физлицам в этот период было выдано 4,2 трлн рублей, что на 50% превосходит показатели 2019–2020 годов.

Из этой суммы 1,3 трлн рублей пришлись на апрель, который установил новый месячный рекорд по объему новых займов (178% к тому же месяц 2020 года).

При этом объем кредитов наличными составил 613,8 млрд рублей и составил в суммарном портфеле 47,3%.

Общий размер кредитного портфеля по итогам I квартала 2021 года превысил 20,8 трлн рублей. Рост впечатляющий: два года назад этот показатель составлял всего 15 трлн рублей.

Разницу в 33% трудно списать на инфляцию или тем более экономический рост, который в последние два года из-за пандемии был отрицательным.

Если в начале 2019 года задолженность физлиц составляла 14% ВВП, то сейчас она приблизилась к отметке 20%.

Параллельно продолжила расти просрочка по некоторым категориям кредитов. По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), на начало апреля доля просроченных долгов по потребительским кредитам составила 25% — на 5 процентных пунктов больше, чем годом ранее. В других секторах ситуация с просроченной задолженностью, впрочем, развивалась менее драматично.

Доля просроченных автокредитов выросла на 1 п.п., до 7,5%, а в сфере микрозаймов увеличение составило 4,8 п.п. (результат — 30,8%). В секторе ипотеки роста практически не наблюдалось — на 0,1 п.п., до 1,5%, а по кредитным картам было зафиксировано даже сокращение просрочки — на 0,8 п.п.

В то же время средняя сумма просроченного долга продолжила расти и к концу I квартала 2021 года увеличилась на 7,5%, до 137,6 тыс. рублей.

Стоит отметить, что уже к началу года уровень долговой нагрузки россиян, то есть отношения платежей по кредитам к доходам, был высоким. По данным ЦБ, он достиг 11,7%, что является историческим максимумом. За год он вырос на 0,8 п.п.

Неудивительно, что Банк России счел всю эту статистику тревожной и обеспокоился состоянием рынка. По словам зампреда ЦБ Ксении Юдаевой, в некоторых сегментах можно говорить о «пузырях».

Регулятор намерен принять ряд мер, включая увеличение надбавок к коэффициентам риска (то есть повышение нормы резервирования по розничным займам) с 1 июля, а также ограничение плавающих ставок, к которым российские коммерческие банки стали обращаться вслед за ростом ключевой ставки ЦБ. Некоторые виды таких кредитов, например сверхдлинные, и вовсе могут быть запрещены.

По словам младшего директора по банковским рейтингам «Эксперт РА» Анатолия Перфильева, проблемы с рынком кредитования в 2020–2021 годах стали следствием падения реальных доходов россиян.

«По мере стабилизации рыночной конъюнктуры повышается и спрос на кредиты физических лиц, но негативным моментом здесь становится опережающий рост закредитованности граждан по сравнению с повышением уровня их благосостояния. — поясняет эксперт. — Падение реальных доходов населения на фоне пандемии негативно сказываются на платежеспособности физлиц».

В то же время собеседник «Известий» не считает, что рост просрочки ускорится в обозримом будущем.

«Просроченная задолженность продолжит расти, но ограниченными темпами, поскольку многие банки в период кризисной ситуации предусмотрительно ужесточили свою кредитную политику. В целом потребительское кредитование будет сдерживаться повышением процентных ставок вслед за ключевой, а также ужесточением соответствующих регуляторных коэффициентов риска», — говорит Анатолий Перфильев.

Внимание ЦБ к рискам финансовой стабильности вполне обосновано, считает руководитель отдела макроэкономического анализа ГК «Финам» Ольга Беленькая.

«Их сдерживанию, во-первых, может способствовать переход ЦБ от мягкой ДКП к нейтральной (повышение ставок по кредитам вслед за ключевой ставкой могут замедлить рост кредитования), во-вторых, завершение либо ограничение программы льготной ипотеки», — говорит Ольга Беленькая.

Читайте также:  Сколько будет стоить банкротство?

Справедливости ради, не все индикаторы говорят о том, что ситуация с долговой нагрузкой становится действительно опасной.

По подсчетам НБКИ и компании FICO, индекс кредитного здоровья в первом квартале 2021 года вырос на 1 п.п., составив 98 пунктов (чем выше рейтинг, тем меньше в стране «плохих» заемщиков).

При этом доля заемщиков, испытывающих сложности с обслуживанием долга, сократилась примерно на 0,5 п.п., до 12,11%.

По словам Ольги Беленькой, статистика не показывает заметного роста доли просроченной задолженности физических лиц (на 1 апреля она составляет 4,6% против 4,3% на 1 января 2020 года).

В целом, хотя уровень кредитной нагрузки является высоким, но он по-прежнему далек от показателей зарубежных стран с развитым рынком кредитования. Так, по данным ФРС, в США в IV квартале 2020 года аналогичный индикатор составлял 14,75% — на 3 п.п. больше, чем в России.

Показатель отношения частного долга к ВВП в России также на десятки процентных пунктов ниже результатов в тех же США и Китае, где уровень в 50–60% считается нормальным.

С другой стороны, борьба с кредитным пузырем в условиях объективно низких доходов населения может вызвать проблемы в экономике в целом, так как после кризиса не так уж и много драйверов для ее разгона.

Впрочем, как считает шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарёв, особого эффекта меры Центробанка, направленные на сдерживание роста кредитования физлиц, всё равно не возымеют.

«В финансовой реальности, а не в теории, меры ЦБ никак не повлияют на сокращение толщины портфелей выдаваемых банками новых кредитов, — отмечает Пушкарев.

— Всё равно банки выдадут в итоге кредиты всем, кому считают нужным, исходя из собственной картины движений по клиентским счетам, средних месячных расходов конкретного клиента и его кредитной истории.

Банки увеличивают кредитные лимиты на клиентов, успевших доказать свою благонадежность, делая им всё более щедрые предложения, но и сами стараются по минимуму кредитовать людей с неподтвержденными доходами.

К тому же львиную долю приросшей за последние два года кредитной массы составляет рефинансирование, когда клиенту выделяется кредит на более крупную сумму, но под меньший процент, и это даже снижает фактическую кредитную нагрузку, должно идти отдельной строкой в банковской отчетности перед регулятором и всячески приветствоваться».

Как считает эксперт, лучший способ избежать кредитного пузыря — обеспечить рост доходов населения.

«Бороться с закредитованностью лучше всего, стимулируя увеличение зарплат работодателями, для чего можно предусмотреть градацию льгот и налоговых вычетов предприятиям, которые увеличивают фонд оплаты труда в расчете на одного сотрудника.

Например, первая ступень льгот могла бы полагаться малым и средним предприятиям, ИП, где минимальный размер оплаты труда по ведомости составляет 2,5 МРОТ, а следующая ступень стимулов начнется с уровня зарплат в размере 5 МРОТ для более чем 80% сотрудников: государство должно с таких работодателей пылинки сдувать. Заботиться о доходах людей, мотивируя бизнес повышать сотрудникам зарплаты без существенных дополнительных издержек, а даже с инвестиционными выгодами в виде субсидий для собственного бизнеса, — более адекватный путь решения проблемы закредитованности, нежели искусственные ограничения в сфере кредитования».

Итоги 2020: россияне "закредитованы заживо" и бедны

Ситуация с кризисом во всём мире подняла на поверхность проблемы и в России. Соотечественники стали хуже питаться и тратить все свои деньги на попытки сделать вид, что всё в порядке.

Массовый кредитный психоз в стране уже не вызывает сомнений. И его последствия — тоже.

СМИ пишут, что до 60% «детских» выплат в период пандемии было потрачено россиянами не на детей, а на выплату обязательных платежей по кредитам и микрозаймам. Многие покупали на эти деньги смартфоны «себе любимым».

Проблема в том, что россияне к Новому году-2021 должны всё больше и больше. Фактически заёмные деньги тратятся на поддержание «вида достатка » и образа жизни «не хуже, чем у других».

Напомним, с января 2020 года объём просроченной задолженности физлиц взлетел на 20% и на середину декабря находится в шаге от исторического рекорда.

Как сообщили авторы телеграм-канала «Кремлевская прачка», больше половины всех просроченных долгов населения — 560 млрд рублей — приходится на сегмент кредитов наличными.

Просроченные долги в сегменте автокредитов выросли на рекордные 22%, до 58 млрд рублей. По кредитным картам просрочены платежи на 16% выше январского показателя.

Всё это привело к тому, что число личных банкротств россиян каждый год увеличивается минимум на 50% и за пять лет превысило 240 тысяч.

В Сети уже появился скриншот записи нашей соотечественницы на тему того, что закредитованы в семье абсолютно все — даже сын 19 лет.

Как правило, люди пытаются не ударить в грязь лицом перед собой и знакомыми, но с продуктами тоже всё получается плохо. Ранее СМИ писали, что часть россиян «активно едят сосиски и колбасу, сделанные на основе корнеплодов и белка насекомых» — производители считают, что добавлять сою в эконом-продукт слишком дорого.

Хотя на фоне того, что и в самое обычное время в любимые наггетсы, как пишут эксперты, «идёт не филе курицы, а все подряд, включая лапы и гребешки».

Весьма вероятно, что россиян ждёт тощий «пандемийный килограмм» и «восьмиочковый десяток яиц».

По данным анализа проведённых ранее исследований GfK, Ассоциации производителей продовольственных товаров и мнениям экспертов онлайн-конференции «Упаковка: тренды и решения», тренд на массовое снижение объёма традиционной фасовки будет продолжаться.

Уже сейчас есть упаковки по девять яиц вместо десяти, которые производители считают ответом на «на падение покупательной способности населения». С учётом того, что большинство россиян ждут от магазинов и продавцов подвоха, ситуацию это не улучшает.

  • Кроме того, выяснилось, что прошедшие банкротство или прощение долгов россияне снова и снова берут привычные им кредиты и микрозаймы и процесс этот можно остановить только волевым решением государства.
  • Пока воз и ныне там.
  • Редактор: Елена Тимошкина

Жить по средствам. Долговую нагрузку россиян сравнили с показателями развитых стран

Закредитованность россиян по сравнению с другими странами находится на низком уровне, заявил замглавы Минэкономразвития Илья Торосов. По его словам, задолженность граждан РФ составляет менее 20% ВВП, тогда как в Бразилии она находится на уровне 30–50%, а в США и Великобритании достигает 70–90%.

В свою очередь Центробанк регулярно указывает на риски быстрого роста закредитованности и предсказывает появление «пузырей». Аналитики связывают эту тенденцию с эффектом отложенного спроса.

Закредитованность россиян по сравнению с другими странами находится на низком уровне.

Об этом заявил заместитель главы Минэкономразвития Илья Торосов в интервью «Известиям», опубликованном в пятницу, 6 августа.

По его словам, задолженность граждан РФ составляет менее 20% ВВП страны. В то же время в ряде развивающихся государств этот показатель достигает 50%, а в развитых — 90%.

«Долговая нагрузка россиян невелика. В Бразилии, к примеру, она находится на уровне 30–50% ВВП. А в США и Великобритании составляет 70–90%», — заявил он.

При этом замминистра отметил, что рост долговой нагрузки должен происходить осознанно со стороны того, кто берет кредит, чтобы займ не вгонял его в «долговую яму», из которой не выбраться.

Решения, которые могли бы это обеспечить, регулярно обсуждаются властями, добавил Торосов.

«Например, сейчас на рассмотрении правительства находится законопроект, который обязывает информировать заемщика о чрезмерной долговой нагрузке. Письменное уведомление предлагается направлять, если ежемесячный платеж потенциального кредита будет превышать половину дохода», — рассказал он.

В свою очередь Центробанк регулярно указывает на риски быстрого роста закредитованности и предсказывает появление «пузырей».

Так, зампред ЦБ Ксения Юдаева в мае заявила, что уровень долговой нагрузки населения находится на исторически высоком уровне.

В отдельных сегментах рынка потребительского кредитования можно говорить о возникновении «пузырей» — предупреждение об этом содержится и в проекте «Основных направлений развития финансового рынка», опубликованном в конце июля.

«Быстрое увеличение кредитования, не подкрепленное расширением производственных возможностей страны, приводит к отрыву стоимости товаров и активов от фундаментальных факторов, появлению «пузырей» на рынках, разгону инфляции и в конечном счете падению темпов экономического роста и реальных доходов граждан», — отмечается в документе.

В ЦБ уточнили, что основной риск связан именно с необеспеченным потребительским кредитованием. Потенциал опасного увеличения задолженности есть и в ипотеке, поэтому необходимо избежать ухудшения стандартов выдачи займов, указал регулятор.

Оценки банков

Если смотреть на соотношение доли займов к ВВП на уровне страны в целом, то признаков закредитованности населения в России не наблюдается, отмечает руководитель управления кредитных рисков розничного сегмента Райффайзенбанка Алексей Крамарский. Появление «пузырей» в такой ситуации он считает маловероятным.

В «Сбере» сообщили, что в своем портфеле признаков «пузыря» не видят. «Это эффект отложенного спроса: люди не купили что-то в прошлом году и пытаются докупить в 2021-м. Вместе с тем 2020–2021 годы показали, что население имеет высокую платежную дисциплину», — подчеркнули в банке.

Мнения экспертов

Основные опасения аналитиков связаны не с уровнем текущей долговой нагрузки, а с высокими темпами роста этого показателя за последний год.

При этом ситуация с доходами населения и инфляцией хуже, чем в 2018–2019 годах, констатирует управляющий директор рейтингового агентства НКР Михаил Доронкин.

«Это повышает риски снижения платежеспособности наиболее закредитованных заемщиков», — сказал он.

Действующие кредиты имеют более 40 млн россиян, проинформировал ранее президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Эльман Мехтиев.

По данным компании Frank RG, по итогам июня 2021-го в России установлен очередной рекорд по выдаче кредитов наличными — 622 млрд рублей.

По сравнению с маем общая сумма выросла на 8,45%, а в годовом выражении — сразу на 60%. Объем выданной ипотеки за первый месяц лета достиг 551,2 млрд рублей.

А в целом с начала года банки выдали гражданам кредиты на 6,6 трлн рублей, в том числе на покупку недвижимости – 2,7 трлн рублей.

«Растет число кредитов — значит растет нуждаемость населения, падает финансовое благополучие жителей», — приводит портал 9111 мнение юриста Виталия Шишкина.

Излишняя закредитованность россиян говорит о низком уровне доходов и высоком росте цен на все категории продукции, согласилась с коллегой Дарья Разина. «Не понимаю, когда граждане берут кредиты на предметы роскоши или путешествия.

Не осознают, что переплачивать придется в большем размере. Нужно жить «по средствам», — сказала она.

Средний чек и недельные расходы

  • Аналитики зафиксировали небольшой рост частоты покупок и общих расходов россиян.
  • Так, с 26 июля по 1 августа средняя стоимость одной покупки составила 621 рубль: на 5,4% выше, чем за этот же период в 2020 году, свидетельствуют данные исследования холдинга «Ромир».
  • Недельные расходы россиян выросли до 4930 рублей, что на 8,3% больше прошлогоднего показателя.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *