РССОАУ больше не существует – что ждет арбитражных управляющих?

РССОАУ больше не существует – что ждет арбитражных управляющих? Коробкова Катерина Автор статьи Юрист сайта Правовед.RU

Развитие института банкротства в последнее время привело к увеличению количества арбитражных управляющих. Арбитражный управляющий в процедуре — это и руководитель, и контролер за деятельностью Должника и специализированный субъект, к которому предъявляются многочисленные, а порой, завышенные требования.

Нередко складывается впечатление, что деятельность арбитражного управляющего крайне прибыльна, однако, анализируя законно установленные основания для получения вознаграждения, а также количество механизмов для «изъятия» денежных средств у арбитражных управляющих, деятельность последних вырисовывается уже не столь радужно.

В соответствии с частью 1 ст. 20.6 Закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение, а кроме того на возмещение расходов, которые понесены управляющим при осуществлении полномочий в рамках дела о банкротстве.

Для арбитражного управляющего при банкротстве юридического лица вознаграждение в виде фиксированной части составляет 30 тысяч рублей в месяц (за исключением ряда процедур), для финансового управляющего при банкротстве должника физического лица — 25 000 руб. единовременно за проведение процедуры.

Не очень привлекательно в финансовом плане. Сравним данные цифры с официальными данными по среднемесячной номинальной начисленной заработной плата в расчете на одного работника по региону Новосибирская область.

Растениеводство и животноводство, охота и предоставление соответствующих услуг в этих областях (ОКВЭД 1) 18775,8
Добыча сырой нефти и природного газа (ОКВЭД 6) 57945,2
Добыча металлических руд (ОКВЭД 7) 39952,5
Добыча прочих полезных ископаемых (ОКВЭД 8) 33478,8
Предоставление услуг в области добычи полезных ископаемых (ОКВЭД 9) 60577,4
Производство пищевых продуктов (ОКВЭД 10) 27207,1
Производство напитков (ОКВЭД 11) 43978,5
Производство табачных изделий (ОКВЭД 12) 81317,7
Производство резиновых и пластмассовых изделий (ОКВЭД 22) 24340,0
Производство прочей неметаллической минеральной продукции (ОКВЭД 23) 28288,3
Производство металлургическое (ОКВЭД 24) 45949,6
Производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования (ОКВЭД 25) 28250,2
Производство компьютеров, электронных и оптических изделий (ОКВЭД 26) 41804,2
Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха (ОКВЭД 35) 35464,1
Забор, очистка и распределение воды (ОКВЭД 36) 24589,8
Сбор и обработка сточных вод (ОКВЭД 37) 17199,1
Сбор, обработка и утилизация отходов; обработка вторичного сырья (ОКВЭД 38) 25193,8
Строительство зданий (ОКВЭД 41) 26053,5
Деятельность библиотек, архивов, музеев и прочих объектов культуры (ОКВЭД 91) 25659,1
Деятельность в области спорта, отдыха и развлечений (ОКВЭД 93) 37419,

В центральных регионах показатели средней заработной платы по отраслям еще выше.

Указанное свидетельствует, что само по себе фиксированное вознаграждение не представляется заманчивым с точки зрения экономического стимулирования управляющих. Безусловно, что экономическим стимулом для арбитражных управляющих должны являться проценты.

Проценты выплачиваются управляющему в 2 случаях: в случае погашения реестра (в зависимости от размера погашенных требований) и погашение реестра за счет средств, полученных от привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Размер процентов, причитающихся управляющему зависит от категории должника (юридическое лицо или физическое лицо), а также от процедуры, за которую будет начисляться вознаграждение.

Сумма процентов, причитающаяся управляющему при погашении требований кредиторов составляет — 3-7 % при удовлетворении требований кредиторов в рамках конкурсного производства для юридических лиц; семь процентов для финансового управляющего в случае исполнения гражданином плана реструктуризации; семь процентов в случае введения процедуры реализации имущества гражданина.

Нельзя сказать, что это доходный механизм с учетом данных о погашении требований кредиторов в рамках процедуры банкротства. Так, по сведениям за 4 квартал 2018 года размер погашенных требований составил 4 % от реестровых требований.

Можно, конечно, указать на то, что арбитражные управляющие плохо работают, однако, возможно, разгадка не в самых действенных механизмах Закона о банкротстве, которые усложняют работу управляющего. Очевидно, говорить о том, что процентная часть вознаграждения управляющего составляет какой-то значительный экономический пласт – нельзя.

Дополнительным бонусом является стимулирующее вознаграждение по результатам привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

При определении размера такого стимулирующего вознаграждения необходимо помнить о следующем:

  1. При исчислении дополнительного вознаграждения требования кредиторов, удовлетворенные за счет денежных средств, поступивших от привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, исключаются.
  2. Размер стимулирующего вознаграждения составляет 30 процентов от суммы, поступившей в конкурсную массу суммы.
  3. Размер стимулирующего вознаграждения устанавливается в соответствии с Определением Арбитражного суда.
  4. Право на стимулирующее вознаграждение не безусловно

На фоне остального стимулирования размер данного вознаграждения выглядит достаточно заманчиво, если бы не одно большое НО. Субсидиарка должна поступить в конкурсную массу физическими денежными средствами, а это означает, что управляющий должен поработать за юриста, ищейку, коллектора – это как минимум.

Один раз отмерь, семь раз отрежь

Поскольку бытует мнение о солидных заработках арбитражных управляющих, законодатель и правоприменитель всеми силами изыскивает механизмы для недопущения излишнего обогащения арбитражных управляющих.

Инструментов для этого предостаточно. Многие из них – более действенны на фоне стимулирующих выплат.

Фиксированное вознаграждение Проценты Проценты за субсидиарную ответственность
Снижение правовая природа вознаграждения АУ носит частноправовой характер, встречный характер (пункт 1 статьи 328 ГК РФ). Ненадлежащее исполнение обязанностей со стороны управляющего — основание для пересмотра размера его вознаграждения.Критериями для снижения размера управляющего является: характер совершаемых действий, участие в оспаривании сделок должника, активность управляющего.К указанному требованию применяется общий срок исковой давности (статья 196 ГК РФ). Основания снижения процентов различны:- при установлении реальной стоимости активов.- затягивание процедуры со стороны управляющего при отсутствии на то должных причин и обоснований. Поскольку необоснованное затягивание приводит к увеличению размера текущих расходов. Размер стимулирующего вознаграждения может быть снижен, если будет установлено, что положительный результат в виде пополнения конкурсной массы является следствие не только (и не столько) активных действий управляющего, но и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве.
Лишение Ненадлежащее исполнение обязательств в рамках процедуры;неосуществление полномочий В случае приостановления производства по делу о банкротстве – проценты не выплачиваются; В выплате стимулирующего вознаграждения может быть отказано, если арбитражный управляющий, привлеченные им специалисты не предпринимали меры, направленные на поиск контролирующих должника лиц и выявление их активов.Пассивная позиция управляющего – также основание для лишения стимулирующей выплаты.
Увеличение — за счет средств кредиторов, принявших решение о необходимости увеличения вознаграждения управляющего;- увеличение за счет средств должника при наличии определения арбитражного суда Для увеличения суду необходимо установить наличие следующих оснований: — наличие решения собрания кредиторов, либо мотивированного ходатайства участвующих в деле лиц; — наличие у должника достаточного количества средств; — подтверждение сложности и объемности проведенной управляющим работы.

Таким образом, исходя из практики правоприменения даже фиксированное вознаграждение арбитражного управляющего не является для него гарантированным.

Учитывая, что вознаграждение управляющего носит встречный характер относительно обязанностей, которые он исполняет в соответствии с законом о банкротстве, следовательно, ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей – является основанием для снижения размера вознаграждения (либо лишения такого вознаграждения в полном объеме) (п.1 ст.20.4, п.4 ст.20.6 Закона о банкротстве).

Стоит отметить также, что при начислении фиксированной суммы вознаграждения в период расчета не включается период с даты подачи конкурсным управляющим ходатайства о завершении конкурсного производства до даты внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации, так как по общему правилу в этот период конкурсный управляющий не совершается каких-то действий в рамках процедуры.

Вместе с тем, в случае, если в указанный период арбитражный управляющий выполнял какие-то функции, объективно необходимые в данной процедуре, ВС РФ указал на право арбитражного управляющего требовать уплаты вознаграждения за такой период.

В частности, в данном деле конкурсный управляющий участвовал в судебных заседаниях по вопросам обжалования определения о завершении конкурсного производства, то вознаграждение взыскивается в его пользу по правилам статей 110-112 АПК РФ с лиц, проигравших соответствующие судебные споры.

Суд сделал следующий вывод о наличии у арбитражных управляющих права требовать уплаты вознаграждения: при доказанности участия конкурсного управляющего в судебных заседаниях, что подразумевает хотя бы минимальные трудозатраты, поскольку в такой ситуации лишение его вознаграждения в полном объеме противоречило бы как требованиям Закона о банкротстве, так и конституционным гарантиям на вознаграждение за труд.

Вместе с тем вышестоящий суд строго следит за недопущением малейшего стимулирования упарвляющих не по правилам закона о банкротстве: в частности, ВС РФ запретил устанавливать дополнительное вознаграждение управляющим по результатам торгов.

Получить вычет: игра началась

Любые изменение в законодательство, безусловно, имеют экономическую подоплеку. Не случайны изменения в Закон о банкротстве, в части изменения статуса арбитражных управляющих, которые перестали быть индивидуальными предпринимателями, а стали лицами, осуществляющими профессиональную деятельность.

Читайте также:  За банкротство будет расплачиваться семья?

Что это означает в денежном выражении? Всего лишь то, что теперь арбитражные управляющие платят 13 % со своих доходов.

Доходы гражданина, полученные от ведения им профессиональной деятельности подлежат обложению налогом на доходы физических лиц. В отношении таких доходов не подлежит применению упрощенная система налогообложения.

Арбитражный управляющий имеет право на применение профессионального налогового вычета по правилам ст. 221 НК РФ и вправе уменьшить сумму доходов, от осуществления своей деятельности на профессиональный налоговый вычет в сумме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в указанном деле о банкротстве.

Таким образом, фактически произведенные и документально подтвержденные расходы могут быть включены арбитражным управляющим в состав профессиональных налоговых вычетов только в случаях, когда такие расходы понесены в целях осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего.

Расход Суть Практика Примечание
Расходы на автомобиль По мнению налогового органа, расходы арбитражного управляющего на покупку личного автомобиля, а также затраты на ОСАГО и КАСКО нельзя учесть при применении профессионального вычета.Однако если арбитражный управляющий использует личный автомобиль в служебных целях, связанных с исполнением обязанностей в деле о банкротстве, они могут быть учтены в составе профессионального налогового вычета. Однако, такие расходы и связь с профессиональной деятельностью нужно будет подтвердить. Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте https://www.nalog.ru по состоянию на 14.08.2017.Информация ФНС России»ФНС России разъяснила порядок учета расходов при покупке или использовании личного автомобиля арбитражного управляющего»
АУ имеют право только на документально подтвержденные вычеты и не могут воспользоваться правилом о применении вычета в размере 20% В силу прямого указания законодателя на невозможность применения вычета в размере 20% к отдельным категориям лиц, в том числе и к арбитражным управляющим, наравне с лицами, осуществляющими адвокатскую деятельность, арбитражные управляющие могут применять профвычеты только на сумму документально подтвержденных расходов, связанных со своей профессиональной деятельностью. Постановление АС Поволожского округа Дело № А55-11701/2016 от 13 апреля 2017 года.Определение ВС РФ от 10.10.2017 года 306-КГ17-9653
Затраты на ведение процедуры банкротства — Затраты от участия в СРО арбитражных управляющих;- Затраты по ведению процедуры на проведение процедуры банкротства

Банкротство с риском для арбитражных управляющих

РССОАУ больше не существует – что ждет арбитражных управляющих?

Как изменит рынок новый законопроект об ужесточении ответственности за преступления в сфере банкротства, рассказал партнер «Первой юридической сети» Павел Курлат.

В этом году правительство внесло на рассмотрение Госдумы законопроект о поправках в статьи 195 и 196 УК РФ, которыми предлагается наказывать арбитражного управляющего или председателя ликвидационной комиссии за неправомерные действия в процессе банкротства лишением свободы на срок до четырех лет. Это довольно серьезная мера, так как ранее в данной части закон арбитражных управляющих прямо не затрагивал: сейчас уголовное наказание за неправомерные действия в ходе банкротства, по сути, предусмотрено лишь для руководителей и собственников компании-должника.

Новые поправки несут большой риск для арбитражных управляющих, поскольку в современном банкротном процессе управляющий часто ошибается непреднамеренно.

Потенциальные случайные нарушения обусловлены широким кругом полномочий арбитражных управляющих при одновременной необходимости отлично ориентироваться как в законодательстве, так и в судебной практике.

При этом зачастую закон содержит диспозитивные нормы и оценочные критерии правомерности действий управляющего, а судебная практика бывает противоречивой. В результате арбитражный управляющий может, например, выбрать неверный способ защиты права, что приводит ко взысканию с него убытков.

Та же история может случиться вследствие бездействия или непроведения каких-то процедур, например повторной инвентаризации имущества (определение Арбитражного суда Уральского округа от 12 октября 2015 года по делу № А60-13467/2004).

Более того, как правило, в основе ошибочных действий/бездействия управляющего лежит элементарное отсутствие у него полной информации о должнике, которую были обязаны представить ему собственники и менеджмент компании.

Типичная ситуация — сокрытие собственниками (менеджментом) должника данных о сделках общества, первичной бухгалтерской документации о финансовых операциях (обременениях, выдаче векселей и т. п.), что не только влияет на качество работы управляющего, но может явиться основанием для предъявления требований о возмещении убытков.

Есть множество и гораздо меньших нарушений, которые сейчас могут приводить к административной ответственности, в том числе неточности в многочисленных отчетах, ошибки с публикацией информации в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве и т. д. В большинстве случаев они становятся результатом случайности или невнимательности — все-таки арбитражные управляющие тоже люди и, как все люди, могут допускать ошибки.

  • При этом в среде арбитражных управляющих уже сложилась критическая ситуация в отношении страхования их ответственности:
  • а) непонятны условия формирования страховыми организациями тарифов при страховании ответственности арбитражных управляющих;
  • б) страховая премия часто в несколько раз превышает размер ежемесячного вознаграждения в деле о банкротстве;
  • в) страховые организации и вовсе отказывают в заключении договоров страхования ответственности.

Все это создает очень сложные условия работы с неоправданно высокими рисками. В настоящее время существует опасность ухода с рынка страхования ответственности арбитражных управляющих оставшихся в нем страховщиков, которых уже на данный момент осталось менее семи.

К сожалению, возможностей повлиять на данную ситуацию у сообщества арбитражных управляющих немного — решение страховщиков обусловлено экономическими показателями при непоследовательном регулировании деятельности управляющих в этой части.

Немного могло бы повлиять на ситуацию повышение градуса доверия между участниками данного рынка при условии, что арбитражные управляющие будут добросовестно отрабатывать все судебные споры о взыскании с них убытков, покрываемых страхованием: привлекать страховщиков сразу на досудебной стадии, обязательно согласовывать процессуальные действия и вообще активно работать в судебных процессах как в части оспаривания оснований привлечения их к ответственности, так и по размеру убытков.

Потенциально изменить ситуацию могло бы изменение законодательного регулирования страхования арбитражных управляющих.

Сегодня данный вид страхования необязателен для страховых компаний, но носит вмененный характер для самих страхователей как обязательное условие осуществления ими деятельности.

Введение альтернативных способов финансового обеспечения в нормативную базу позволило бы урегулировать проблемы в данной сфере и создать нормальные условия для работы.

Одним из предлагавшихся Всероссийским союзом страховщиков вариантов, который видится вполне разумным, является включение в профильный закон норм о возможности страхования данных рисков обществами взаимного страхования, в рамках которых арбитражные управляющие смогут установить адекватные рискам условия страхования и размер платы за него.

Проблема требует системного подхода, и ужесточение мер ответственности по отношению к одной из сторон процесса само по себе ее не решит. Остается надеяться, что контекст все-таки будет учтен законодателями или будут приняты меры для предупреждения тех сложностей, которые неизбежно возникнут при реализации инициативы в текущем формате.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Рссоау лишили статуса нацобъединения сро арбитражных управляющих

2019-11-25 16:04:56

РССОАУ больше не существует – что ждет арбитражных управляющих?

18 ноября Росреестр разместил на своем сайте информацию о том, что Российский союз саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ) утратил статус Национального объединения СРО.

РССОАУ на своем сайте заявил, что надзорное ведомство не проводило проверки в отношении объединения. Кроме того, в Союзе полагают, что их организация полностью соответствует требованиям законодательства, предъявляемых к Национальному объединению саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. 

«Чем руководствовался Росреестр при принятии такого решения – Союзу не известно. Официальные предписания Союзу не выдавались и положенный 6-месячный срок на устранение недостатков не соблюден», — подчеркнули в РССОАУ. 

Также в Союзе отметили, что РССОАУ останется крупнейшим объединением арбитражных управляющих, которое продолжит деятельность по формированию цивилизованного рынка и защите «идеи саморегулирования, которая, к сожалению, в целом в России стремительно угасает».

Институт саморегулирования в сфере банкротства, предусматривающий обязательное членство арбитражных управляющих в СРО, существует с декабря 2002 года, с момента вступления в силу Федерального закона № 127 «О несостоятельности (банкротстве)». По данным Минэка, на начало 2019 года общее количество СРО арбитражных управляющих составляло 50 организаций.

Возможность создания национальных объединений в этой сфере предусмотрена статьей 26.1 Закона о банкротстве. Российский союз саморегулируемых организаций арбитражных управляющих получил статус национального объединения 10 лет назад (3 июля 2009 года). В начале 2019 года в РССОАУ состояли 30 саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

Напомним, что в настоящее время на рассмотрении Госдумы находится законопроект № 792949-7. Поправки вводят внесудебную процедуру банкротства граждан. При новом порядке гонорар арбитражного управляющего будет выплачиваться из специально сформированного Фонда поддержки внесудебного банкротства граждан. А пополнение такого фонда ляжет на плечи саморегуляторов.

Элеонора ШириноваСпециально для Информационного портала «Все о саморегулировании» (Все о СРО)www.all-sro.ru

Читайте также:  Что будет, если долго не платить микрозайм?

Верховный суд сформулировал правила взыскания убытков с арбитражных управляющих

Москва. 2 ноября. INTERFAX.RU — Желание Сбербанка наказать арбитражных управляющих за оставшиеся в силе сомнительные сделки дало возможность Верховному суду сказать новое слово в толковании законодательства о банкротстве. Он дал подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала мотивы своего решения по делу «Сбербанк против арбитражных управляющих Богинской и Прохоренко». «Хочется просто поаплодировать Верховному суду за это определение», — заявил «Интерфаксу» старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин.

По его словам, ВС затронул в этом документе много нюансов правоприменения: и исчисление сроков исковой давности, и обоснование размера убытков, и распределение ответственности за совместно причиненный вред, и преюдициальную силу судебных актов по обособленным смежным делам, и механизм удовлетворения требований конкурсных кредиторов, и правила распределения денежных средств.

«Это дело отражает текущий подход ВС РФ к детальному рассмотрению споров с участием арбитражных управляющих. Он как бы намекает судам первых трех инстанций, что пора прекратить заниматься судейской профанацией и вспомнить о реальных задачах судопроизводства», — говорит И.Сорокин.

Мнение о большом значении этого дела для судебной практики разделяет адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. «Нечасто встречаются ситуации, когда ВС подвергает критике все судебные акты нижестоящих инстанций.

Теперь предстоит начать дело фактически с чистого листа, но уже с учетом подробных указаний», — сказал он «Интерфаксу».

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки.

Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО «Агис Сталь» Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО «Муромэнергомаш».

Эта сделка была сомнительной: пакет ушел за 4,54 млн рублей, хотя ООО «ФинЭкспертиза-Оценка» оценивало его стоимость в 1,127 млрд рублей (следующий конкурсный управляющий все-таки опротестовал ее, но ему отказали из-за пропуска исковой давности — ИФ).

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. «Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права», — говорится в определении.

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга.

Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова.

Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий.

«Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов», — сказала Ю.Боброва.

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС.

«Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности», — говорится в документе. В этом случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности, указали судьи ВС.

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. «Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании», — предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС.

В нем говорится, что надо было «установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу». К.

Ермоленко называет это положение документа «наиболее примечательным».

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок — ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.

В январе-сентябре 2017 года средний размер взыскания убытков с арбитражных управляющих составил 16,12 млн рублей, увеличившись в 5 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, следует из сведений, раскрытых в «Федресурсе» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, bankrot.fedresurs.ru). Рекордная на настоящий момент сумма значится в деле Анны Далгановой, бывшей арбитражной управляющей ООО «Племптица». Арбитражный суд Тульской области взыскал с нее убытки в сумме 324 825 185 рублей.

Источник

Это уничтожит институт банкротства: арбитражные управляющие ответили на законопроект Минэкономразвития

Профсообщество уверено, что предлагаемый запрет на применение к деятельности АУ трудового законодательства и создание профсоюзов невозможен, так как противоречит Конституции и Закону о профсоюзах. В Законе о банкротстве действительно отсутствуют соответствующие положения, но они и не требуются для того, чтобы суды могли применять на практике положения о социальном партнерстве из трудового законодательства при регулировании деятельности АУ. В своих предложениях и замечаниях к законопроекту ОРПАУ привел соответствующие примеры. Дмитрий Гладышев, преподаватель МФЮА и члена Комиссии Росреестра по сдаче единой программы подготовки АУ, отметил, что профсоюз является единственным публичным образованием, которое отстаивает права АУ и активно участвует в законотворческой деятельности.

«Попытка убрать профсоюз – это попытка лишить АУ какого-либо объединения. На мой взгляд, это неконституционно и неправильно и показывает, что разработчики закона опасаются, что так АУ смогут более профессионально отстаивать свои права», – уверен эксперт.

ОРПАУ предложил прописать в Законе о банкротстве особенности применения отношений социального партнерства и коллективно-договорного регулирования в регулировании деятельности АУ, а также и иные замечания и встречные предложения по концепции, предложенной Минэкономразвития.

Передача функций нацобъединения СРО АУ государственным органам

Согласно поправкам в п.9 ст. 26.1 ФЗ-127, функции нацобъединения СРО АУ по разработке федеральных стандартов и единой программы подготовки будут переданы госорганам и экспертному совету при Минэкономразвития. В ОРПАУ уверены, что в усилении директивного регулирования нет необходимости.

В замечаниях и предложениях ОРПАУ указано, что сейчас функционирует объединение СРО, которое готово к получению статуса нацобъединения – НСПАУ. Поэтому период, в течение которого нацобъединение не функционирует (с 18.11.

2019 были прекращены полномочия РССОАУ) несущественен для лишения органов профсообщества постоянных функций. Более того, помимо НСПАУ сформированы и другие предусмотренные федеральными законами структуры, уполномоченные представлять профсообщество в отношениях с властью: ОРПАУ и Росанти.

«НСПАУ и Росанти готовы высказывать мнение большинства саморегулируемых организаций.

Если Минэкономразвития России считает необходимым создание при себе экспертного совета, то его эффективнее создать на трехсторонней основе с равноправным участием профсоюзной стороны и стороны работодателей, в том числе представителей ОРПАУ и Росанти», – говорится в замечаниях ОРПАУ к т.н. «законопроекту Зайцева».

Разделение должников на категории

Изменения предполагают, что все должники будут разделены на 3 категории и ранжированы между СРО. Дмитрий Гладышев расценивает такую категоризацию как попытку передела рынка банкротств крупными игроками, системными кредиторами.

«Так произойдет отделение «ненужных» должников, которые никому не интересны (из 1 и частично 2 категории) от тех должников, которых было бы интересно «подербанить». То есть так кредиторы получат прямое управление должниками через зависимых АУ», – объясняет эксперт.

По его мнению, разделение должников – это еще и ущемление прав мелких кредиторов, которые действительно имели отношения со своими должниками. Не кредитные или залоговые, а именно производственные хозяйственно-экономические отношения. Будут ущемлены интересы тех, кто реально тратил деньги на взаимоотношение с должниками до момента их неплатежеспособности.

Читайте также:  Банкротство физического лица, если нет денег и имущества

Балльная система и изменение процедуры утверждения АУ

Дмитрий Гладышев считает предлагаемую процедуру утверждения АУ и распределения между ними дел о банкротстве коррупционной и называет ее «рулеткой». Смысл ее в следующем: должники будут распределяться между СРО аналогично процедуре аукциона. СРО будут выставлять на определенный лот должника заявку баллами АУ.

Выиграет тот, кто даст лучшее предложение или будет единственным заявившимся участником. Внутри СРО должник будет опять разыгрываться за счет баллов уже среди АУ. Если СРО не выиграло, баллы сгорают, то есть АУ теряют свои баллы по независящим от них причинам.

Дмитрий Гладышев обратил внимание на то, что определение баллов АУ отдано законопроектом самим СРО, что также может создать коррупционные схемы. Так, АУ, приближенные к руководству СРО, будут получать хороших должников и баллы, а должники без активов или претендующие на бесплатное банкротство будут доставаться остальным.

На увеличение количества баллов АУ фактически никак не смогут повлиять, а уменьшение будет происходить помимо их воли. Идея поправок состоит в том, что баллы начисляются при сокращенных сроках процедур, 100 %-м погашении требований кредиторов или, например, при продаже имущества должника выше рыночной цены. Все перечисленное – полный абсурд, по мнению эксперта.

Ни один инвестор не будет вкладывать деньги в активы должника по завышенной цене, когда он может купить аналогичное имущество дешевле на свободном рынке. Кроме того, статистика погашения требований колеблется сейчас в районе 4-5 %, соответственно, о 100 %-м погашении требований только за счет работы АУ речи идти не может.

Сроки процедур не могут быть сокращены по массе причин, одна из них – приостановка работы судов из-за карантина. Также стоит учитывать, что иногда кредиторы намеренно затягивают торги. Для того, чтобы получить активы дешевле, они просто ждут начала торгов на понижение – так срок процедуры затягивается на 6 и более месяцев.

«Благодаря новой системе бедные станут еще беднее, а богатые – еще богаче. АУ, которые каким-то образом будут выигрывать лоты с хорошими должниками с серьезными активами и кредиторами, готовыми их покупать, естественно, будут набирать больше баллов. И будут это АУ, приближенные к руководству СРО», – уверен Дмитрий Гладышев.

В ОРПАУ новый порядок выбора АУ также посчитали неэффективным.

«Предложенная методика расчета выбрана по принципу «слепого поиска». Такую методику нельзя вставлять в федеральный закон, чтобы потом для внесения в нее любых изменений, включая настройку коэффициентов, принимать другой федеральный закон», – возражает профсоюз АУ.

Взамен ОРПАУ предлагает заключить отраслевое трехстороннее соглашение между регулирующим органом и представителями АУ и СРО, в котором определить оптимальный порядок выбора кандидатуры АУ, в том числе и с использованием случайного выбора, чтобы обеспечить независимость и равномерность нагрузки.

Порядок утверждения АУ при банкротстве граждан ОРПАУ предлагает изменить следующим образом: взять за основу уже сформировавшийся и доказавший свою эффективность порядок взаимодействия между арбитражными судами и ОРПАУ, как организацией, осуществляющей деятельность по представительству АУ.

Еще одним предложением профсоюза стало наделение АУ конституционным правом осуществлять правосудие, то есть статусом арбитражного заседателя.

Это необходимо для перераспределения полномочий при рассмотрении обоснованности требований кредиторов или в упрощенных процедурах банкротства граждан, что сейчас предлагается сделать другими федеральными законами. Также это позволит разгрузить суды первой инстанции.

Реструктуризация с изъянами

Поправки исключают процедуры наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления из закона. Однако уход от наблюдения приведет к сокращению времени на нормальный анализ финансового состояния должника на начало процедуры банкротства и принятие АУ эффективных решений.

«Если суд считает, что невозможно уйти в процедуру реструктуризации, то он может ввести наблюдение и после этого – конкурсное производство», – предлагает свой вариант выхода из ситуации Дмитрий Гладышев.

Он также отметил, что логично было бы разделить компетенции АУ и антикризисных менеджеров, которые будут заниматься реструктуризацией, и выделить последних в отдельную новую профессию.

Это нужно, потому что перед антикризисными менеджерами будет стоять иная задача – восстановление платежеспособности. Этому сейчас не учат на курсах АУ.

Михаил Василега добавил, что реабилитационные процедуры реструктуризации долгов не могут проводить те, кого выбрали случайным образом.

«Не может быть эффективным выполнение лицом, выбранным случайным образом, плана реструктуризации, который предложен стороной, заинтересованной в восстановлении платежеспособности должника. Эффективность антикризисных мер во многом зависит от личности антикризисного менеджера», – утверждает председатель ОРПАУ.

Выход из этой ситуации профсоюз видит в том, что инициатор плана реструктуризации одновременно может предлагать и кандидатуру антикризисного менеджера.

Кроме того, условия реструктуризации не учитывают защиту прав работников, которые продолжают работать на предприятии-банкроте. Это помешает успешной реабилитации.

Профсоюз предлагает сделать выплаты работникам более приоритетными нежели удержание сумм налога или страховых взносов.

Поправки предлагают расширить перечень корпоративных управляющих. Однако не учитывают, что затраты на АСВ и привлеченных им лиц в разы превышают расходы на обеспечение деятельности всех АУ.

При этом сроки процедур к корпоративным управляющим значительно дольше, а процент погашения требований не лучше, чем у АУ.

Согласно поправкам, корпоративные управляющие будут заниматься делами стратегически важных предприятий без проведения каких-либо отборов по баллам, а среди остальных будет действовать прокредиторская система выбора АУ.

«На важных для государства предприятиях в ФЗ закрепляется приоритет интересов госкорпораций, а в остальных случаях закрепляется ликвидация и максимальное удовлетворение требований кредиторов, в том числе уполномоченного органа, то есть интересы должника не учитываются», – указано в тексте возражений ОРПАУ.

Профсоюз уверен, что это приведет к уничтожению деловой активности и потерям для экономики вместо того, чтобы ее оздоравливать экономику согласно основной цели института банкротства.

Изменение в системе оплаты труда АУ

Кроме того, законопроектом предлагается перевести оплату труда конкурсных управляющих с ежемесячной оплаты на единовременную причем со снижением размера выплаты.

Такой подход по мнению ОРПАУ не соответствует реальному характеру деятельности АУ, который не является предпринимателем, поэтому должен получать вознаграждения за выполнение работы, а не за ее результат.

Ведь вся система наказаний для АУ построена на том, что он должен добросовестно исполнять свои обязанности, а не стремиться к лучшему результату. Если законодатель требует от АУ добросовестного исполнения своих обязанностей и жестко регламентирует деятельность, то и оплата должна быть именно за выполнение работы, то есть регулярная.

Также ОРПАУ выступает против возможности лишения АУ вознаграждения, так как эта деятельность уже с 01.01.2011 не предпринимательская, а значит АУ не может нести рисков, именно поэтому он и обязан страховать свою ответственность. В случае взыскания убытков ответственность выплачивать их должна только страховая компания.

Что в итоге предлагает профсообщество

Время менять законодательство о банкротстве пришло уже давно. Основной документ несовершенен. Он оставался неизменным с 2002 года, не успевал за новыми реалиями и отдавал предпочтение ликвидационным процедурам вместо реабилитационных, что негативно сказывалось на экономике.

Поэтому попытка изменить закон – решение правильное, но для того, чтобы оно стало эффективным в первую очередь поправки нужно вносить с учетом мнения практиков из профсообщества.

Так, по мнению ОРПАУ, вместо эвристических моделей регулирования, предложенных в «законопроекте Зайцева», стоит:

запустить цивилизованный механизм страхования ответственности и исключить из закона положения о компенсационных фондах;

включить АУ в единую систему оценки квалификации;

снять с АУ предпринимательские риски (кроме прямо предусмотренных планом реструктуризации), а вопросы, связанные с его вознаграждением, решать совместно с общероссийским профсоюзом;

полностью перейти на электронное взаимодействие и убрать печатные издания;

исключить возможность судов снижать очередность требований по заработной плате для сохранения квалифицированных кадров на предприятиях;

привести в соответствие с трудовым законодательством положения о представителе работников;

наделить АУ статусом арбитражного заседателя, возможностью принимать процессуальные решения с публикацией в электронном деле, истребовать доказательства, рассматривать требования кредиторов, проводить упрощенные процедуры банкротства граждан;

обеспечить АУ социальными гарантиями, соответствующими его статусу должностного лица с публичными функциями.

Дмитрий Гладышев добавил, что параллельно нужно менять смежное законодательство так, чтобы оно также предусматривало реабилитационные процедуры, и создавать для кредиторов условия, в которых они будут заинтересованы ждать восстановления платежеспособности должника.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *