Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

5 июня 2020 | Время чтения 12 мин

Сергей Пронин, 5 июня 2020, 14:14 — REGNUM Половину своей зарплаты среднестатистический житель России отдаёт на погашение кредитов. От региона к региону этот показатель разнится: в Москве — 29% зарплаты, в Калмыкии — 86%. Больше кредитов берут в тех регионах, где ниже доходы и накопить труднее.

Кредиты, с одной стороны, повышают уровень жизни. С другой, заёмщик рискует не выплатить из-за болезни, увольнения или, если брать глобально, кризиса в экономике. Но в любом случае на него ложится моральная ответственность, хотя и сами банки намеренно идут на риск, занижая скоринговый балл, достаточный для одобрения кредита.

Деньги дают тем, кто, скорее всего, вернуть их не сможет.

Когда денег после выплат уже не хватает на еду и продать нечего, чтобы погасить долг, единственный выход — процедура банкротства. Условия: долг — более 500 тысяч рублей, просрочка выплат — более трёх месяцев.

Процедура часто длится один—два года, и в результате заёмщик навсегда освобождается от обязанности выплачивать долг. Для государства банкротство физических лиц важно тем, что закредитованное население становится невосприимчивым к мерам социальной поддержки.

Люди тратят на погашение кредитов пособия по безработице, детские пособия и пенсии. Дефицит средств увеличивается, социальная напряжённость нарастает.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Фотопроект Сергей Пронина о банкротах

Сергей Пронин © ИА REGNUM

Фотопроект снят в Саранске. Участники — люди, прошедшие через процедуру банкротства или находящиеся в процессе. Есть также те, кто не сумел выплатить долг, но по тем или иным причинам не прошёл процедуры.

Единственное жильё и предметы быта не реализуются по суду в счёт уплаты долга, поэтому съёмка проводилась дома у героев. Мордовия является дотационным регионом. Уже несколько лет подряд регион имеет худший кредитный рейтинг, долг региона в два раза превышает доходы.

Есть задержки выплат социальных пособий и зарплат бюджетникам. В Мордовии среднее значение закредитованности населения — 56% (соотношение среднедушевого долга по кредитам и годовой зарплаты за 2019 год), средняя заработная плата в республике — 26 тысяч рублей.

В марте этого года школа современной фотографии «Докдокдок» организовала экспедицию в республику. В рамках экспедиции и был снят этот проект.

Банкротство обнажает проблему закредитованности. Помимо вопросов, на что берётся кредит и кто заёмщик, интерес представляет, что предшествовало дефолту. По данным Национального бюро кредитных историй, на 1 ноября 2019 года 1 миллион граждан формально попадает под критерии закона о банкротстве (по размеру долга и времени просрочки). То есть они могут быть официально признаны банкротами.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Светлана

Сергей Пронин © ИА REGNUM

Знакомой с работы нужно было помочь матери. Девушке не было ещё и 20 лет, и она попросила Светлану оформить кредит на себя. Светлана заняла в пяти микрофинансовых организациях около 70 тысяч рублей.

Документы о займах отдала своей коллеге. Та уволилась и перестала платить. Через полтора года долг возрос до 650 тысяч. Процедура банкротства завершилась в январе 2020-го.

Муж Светланы не знал о кредитах, пока домой не пришло извещение о задолженности.

Тут, увидев письмо, мой со мной сразу развёлся. Сразу пошёл, на развод подал.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Николай

Сергей Пронин © ИА REGNUM

Взял кредит на свадьбу дочери. Пролонгировал его в банке под бо́льшую сумму. Денег стало не хватать, начал брать микрозаймы. В итоге Николай должен около полумиллиона рублей. Прошёл через процедуру банкротства.

Приезжаешь с Москвы, получаешь зарплату, покупаешь что-нибудь в дом, закрываешь кредиты, которые на тот момент. И вот снова ехать на работу в Москву, а в кармане ветер гуляет. Тогда идёшь в микрофинансовые организации — брать под следующую зарплату какую-то сумму. Получается, у тебя всё время доходная часть уменьшается, а расходная — увеличивается.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Людмила

Сергей Пронин © ИА REGNUM

У меня всю жизнь столько было кредитов. И я только благодаря им и жила.

В 2018 году Людмила решила изменить свою жизнь. Продать квартиру, взять кредит, купить землю вблизи города и построить дом. В итоге общая сумма двух кредитов составила 960 тысяч рублей. В то время Людмила работала в Москве маляром. Из-за проблем со здоровьем уволилась.

Устроилась в Саранске в домоуправление, разрисовывала подъезды. Зарплату задерживали, начались конфликты с начальством… Пришлось уйти. Дом до сих пор не достроен.

Взыскать с застройщика, индивидуального предпринимателя, по суду 906 тысяч тоже не получается — у него отсутствует имущество.

Я никогда не хотела, конечно, [идти] на банкротство. Я не могу без кредитов. Как я теперь без них проживу? Я всегда только с кредитами… я выплачивала… Я даже не знаю, что делать.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Константин

Сергей Пронин © ИА REGNUM

В 2005 году поступил в военное училище. Подписал контракт на 8 лет, получил сертификат на военную ипотеку (попал в первый поток, который получил военную ипотеку). В 2012 взял квартиру за 2,4 миллиона рублей в ипотеку на 10 лет по сертификату. В 2013 был уволен со службы.

До окончания контракта не дослужил 4 месяца и был обязан вернуть сумму, затраченную Министерством обороны по сертификату. Константин не осилил выплаты кредита. Растянуть долг на 20 лет под бо́льший процент не вышло из-за отказа банка.

А за квартиру уже выплачено более 2-х миллионов, включая деньги Министерства.

Осталось за неё заплатить 400 тысяч и 700 тысяч Министерству обороны, и дело с концом. Но банк идёт в суд, суд присуждает квартиру на продажу.

Квартиру продают на торгах этому же банку за 1,5 миллиона. То есть 2 миллиона он с этой квартиры взял. За 1,5 миллиона он за эту квартиру сам себе заплатил деньги. И сейчас там живут другие люди.

Они купили у банка за 2 800 000. А я до сих пор выплачиваю.

Обычно, когда залоговое имущество забирается банком, сверх этого кредитор не может ничего требовать. Но сложность заключалась в том, что квартира находилась в залоге и у банка, и у министерства обороны. Константин не прошёл процедуры банкротства, поскольку на момент суда её не существовало. До сих пор выплачивает банку оставшийся миллион рублей.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Людмила

Сергей Пронин © ИА REGNUM

У сестры и брата в доме прохудилась крыша. По возрасту и инвалидности они не могли взять кредит. Его взяла Людмила. Думали, что сестра с братом на одну пенсию будут жить, а другая пойдёт на погашение кредита.

Сколько-то ещё доложит Людмила. Всего по трём кредитам получили 600 тысяч. Сделали ремонт. Через два года сестра умерла. Выплачивать кредит в одиночку для Людмилы оказалось неподъёмно.

Пришлось пройти процедуру банкротства.

Я очень переживала, сынок. Я ведь даже самоубийством хотела [покончить], думала, повешусь, наверно. Ну, звонят. Но я и сама понимала, что, раз я взяла, значит, я должна же отдать. А нечем было. И на работе… Мы на Северном рынке работали. Там торговля села совсем. Просто страдала я.

Я сейчас, знаете, я хоть немножко вздохнула. Вдохнула благодаря банкротству. Я, можно сказать, полной грудью начала дышать и ночевать дома стала спокойно. А то и боишься. Звонков телефонных, всего боимся. Не надо выручать, никого-никого не надо. Если б деньги были б, то дала. А сама не смею брать, я не хочу ни у кого брать.

Вот — банки, а так я не беру ни у кого.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Вера

Сергей Пронин © ИА REGNUM

У Веры с мужем семь детей. У троих младших — проблемы в развитии. Сыну Саше 10 лет, у него тяжёлая форма аутизма. Кредиты Вера начала брать на лечение детей, на лекарства и еду. По возможности брала кредиты под меньшие проценты, чтобы закрыть уже имеющиеся. Саша проходил процедуру биоакустической коррекции мозга, микрополяризации, АВА-терапию. Всё это было платно.

Ребёнок у меня очень беспокойный. Я всегда думала, что всё-таки дельфины успокаивают детей. И мы решились взять кредит и повести Катю и Сашу в дельфинарий. Съездили в Ривьеру в Сочи.

Зимой там подешевле. В ноябре 4 тысячи за сеанс на одного человека. Вот 10 дней мы там снимали жильё. Детям, конечно, понравилось. Мы потратили с кредита 300 тысяч. На жильё, на питание, на проезд.

Плюс сами процедуры.

Сейчас общая задолженность составляет около миллиона рублей. Начата процедура банкротства.

Я, конечно, боялась делать просрочки. Чтобы обанкротиться, нужно было делать просрочки. Никогда не было, чтобы у кого-то денег я просто брала. Мне просто тяжело на душе. Очень тяжело на душе, потому что я взяла — должна же отдать, но у меня не получается. Потому что я зашла в тупик, в такой большой тупик.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Эдуард

Сергей Пронин © ИА REGNUM

Начал активно пользоваться кредитной картой после рождения первого ребёнка. Взял потребительский кредит на автомобиль, две кредитные карты в рублях. Суммарный платёж в месяц составил 20 тысяч. Зарплата при этом — 25 тысяч.

Эдуард перешёл на микрозаймы, и долги стали накапливаться, как снежный ком. В конце концов, мужчина перестал платить. Свою общую задолженность он оценивает в 800 тысяч рублей.

Эдуард не видит смысла проходить через процедуру банкротства — ведь она тоже влетит в копеечку.

На данный момент ни один кредит не погасил. Коллекторы не беспокоят. Проблем нет. Я их вообще не плачу. Вначале платил, потом не смог. Долгое время пытался платить, а сейчас вообще не плачу. Главное — преодолеть психологический барьер и решить, что платить больше не имеет смысла.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Любовь

Сергей Пронин © ИА REGNUM

Любовь — индивидуальный предприниматель с 1993 года. В 2013 взяла кредит пополам с дочерью Ириной на 1,5 миллиона рублей у частного кредитора. Любовь хотела помочь племяннику — владельцу цеха по копчению рыбы. Кредит был под 2% в месяц.

Любовь выплачивала 4 года подряд только проценты (30 000 рублей в месяц), но расписок о получении денег с кредитора не брала. Через 4 года он подал в суд, чтобы взыскать всю сумму, включая проценты за всё время. Любовь прошла процедуру банкротства, Ирина отказалась и осталась должна.

Всего кредитор получил с Любови около миллиона рублей.

Я ему поверила. Я не брала с него расписки. Он как свой человек. Просила, ну дай расписку, это не дело. «Ну, я свой человек, я не обману». В суде я не могла доказать, что я ему давала проценты. И суд поддержал его и присудил, чтобы платили мы эти 4 года проценты.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Ирина

Сергей Пронин © ИА REGNUM

По просьбе матери Ирина заняла у частного кредитора 750 тысяч рублей. Деньги нужны были двоюродному брату, предпринимателю. В 2017 суд обязал Ирину выплатить всю сумму кредита, включая проценты за эти 4 года.

Эти деньги до сих пор удерживаются из зарплаты девушки. Теперь кредитор хочет оспорить банкротство Ирины в суде. Она оформила дарение дома в пользу сестры. Если это признают незаконным, недвижимость придётся продать.

А вырученная сумма пойдёт на погашение долга.

Я согласилась, потому что мать попросила. «Я всё равно, говорит, справлюсь». Я говорю: «А если что-то случится, я чем буду платить?» «Ничего не случится, всё будет нормально». Вот и всё. Теперь я никому не верю. Вообще никому.

Читайте также:  Бывший муж не платит кредит после развода, что делать? Что грозит жене?

Никому — ни сестре, ни матери. Я вот теперь понимаю, что кредиты нельзя брать ни для кого: ни для сестры, ни для матери, никому вообще помогать нельзя в этом плане.

Я даже денег в долг никому не даю, но у меня их нет, если честно, но не буду давать тоже.

Александр

Сергей Пронин © ИА REGNUM

С 2005-го года брал кредиты: помочь родителям, на ремонт, на мебель… В 2017 у двоюродной сестры обнаружили рак, она попросила о помощи. Сестра живёт с родителями — фактически своим огородом.

Теперь у Александра 5 кредитов, задолженность по двум кредитным картам. Долг вместе с процентами — около 800 тысяч. Когда на выплату по кредиту стала уходить вся зарплата, подал на банкротство.

Процедура длится… Состояние сестры по результатам лечения улучшилось.

Пробовали обращаться в фонды, но это ничего не дало. Где-то говорили «нет денег», где-то — «мы вам не можем помочь», это, как они выразились, «вроде не так смертельно», ну что-то типа «от этого не умирают». Хотя ей делали химию, и написано «рак». Сказали, что не смертельно, то есть мы вам не можем выделить из фонда деньги. Поэтому вот как бы своими путями.

Александр

Сергей Пронин © ИА REGNUM

Дочь Александра попала в финансовую секту. Там её вынуждали брать кредиты, занимать деньги у друзей и родных. Она попросила отца взять ссуду в банке для развития бизнеса, потом на квартиру. Всего Александр взял 6 кредитов, он остался должным около миллиона рублей.

Кроме того, дочь одалживала деньги у знакомых. В общей сложности она заняла 20 миллионов рублей. На данный момент она уже три месяца находится в СИЗО по обвинению в мошенничестве. С родителями общаться она отказывается.

Я до сих пор не могу понять, что это такое. Я вот сейчас всё это уже прокручиваю. Дочь говорила: «Нужно людям помогать». Это у них считается помощь. Кому-то. Кому — неизвестно. В общем, неизвестно, куда деньги.

«Простые числа»: Жизнь взаймы

Член Трудового Фронта Олег Комолов с авторской передачей

От редакции: представляем текст нового видеоролика Олега Комолова, экономиста, кандидата наук и члена партии РОТ ФРОНТ. Данный материал весьма полезен в просветительских и пропагандистских целях.

Экономическая политика российского государства так хороша, что заслуживает место на страницах учебников. Так, без лишней скромности, оценил свою работу на посту министра экономического развития Максим Орешкин. Такая фраза никогда бы не привлекла к себе общественного внимания.

Ну, мало ли что ляпнул тот или иной чиновник. В последние годы от правящего класса мы слышали реплики и позабористей.

Но дело в том, что подобное суждение не является частным мнением, а прочно закрепилось в арсенале официальной пропаганды, которая предпочитает акцентировать внимание общественности на успехах в области государственных финансов.

Однако они имеют ценность только тогда, когда обеспечивают благоприятные условия жизни граждан. У нас же наоборот. Красивые данные о профиците бюджета достигаются за счёт экономии на больницах, школах и системе ЖКХ. Большие резервы становятся результатом недофинансирования стратегических проектов. А низкий госдолг оборачивается проблемой закредитованности граждан. О ней сегодня и поговорим.

Рост долговой нагрузки на население – относительно новая тенденция для нашей экономики. Если в 2010 году совокупный долг физических лиц перед банками составлял всего 3 триллиона рублей или 7 % ВВП, то к 2019 взлетел до 17 триллионов.

Эта сумма уже приближается к размерам федерального бюджета и соответствует 16 % ВВП. Справедливости ради надо отметить, что в реальном выражении, т.е. с поправкой на инфляцию, совокупная задолженность росла более скромными темпами.

Но всё равно, рост составил почти 200%.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Чтобы разобраться в причинах происходящего, нужно немного окунуться в теорию. Современный институт кредитования – это сугубо капиталистическое дитя. Конечно, и в дорыночную эпоху общество прибегало к отношениям займа.

Но они имели преимущественно ростовщическую природу. В роли заёмщиков выступали в основном рабовладельцы, феодалы и представители бюрократии.

Кредит не носил производственного характера, а лишь обеспечивал роскошное потребление правящего класса.

Процент по такому займу был грабительским, и поглощал не только весь прибавочный продукт, но и часть необходимого. Соответственно, социальной базой таких отношений могло быть только жёсткое угнетение работника и внеэкономическое принуждение к труду. И, конечно, такой вид кредита не мог обеспечить развитие промышленности и создать достаточных условий для развития капитализма.

Современный капиталистический кредит выполняет иную роль. Его главная задача – обеспечивать переток капитала между отраслями.

А также направлять временно высвобождающиеся средства на цели расширенного воспроизводства, т.е. инвестиций.

Обогащение кредитора происходит за счёт участия в распределении прибавочной стоимости, которая создаётся трудом наёмных работников в материальном производстве.

У капиталистического кредита есть ещё одна важная функция: потребительские ссуды позволяют стимулировать спрос и в масштабах национальной экономики компенсировать временное падение доходов населения.

Но у этого свойства есть и другая сторона медали: на фазе экономического подъёма кредит форсирует рост производства, и тем самым усиливает проблему перепроизводств, углубляя экономические кризисы.

Возвращаясь к российским реалиям, нетрудно догадаться, что повышение долговой нагрузки на граждан в России напрямую связано с экономическим кризисом, который с перерывами тянется в нашей стране ещё с 2008 года.

Восстановительный рост 2000-х уже давно закончился. Но наши соотечественники всё ещё надеялись на то, что начавшаяся стагнация – это временное явление. А уровень жизни будет повышаться теми же темпами, что и раньше. Старые потребности перестали совпадать с новыми возможностями, и люди потянулись в банки.

Товарооборот рос значительно быстрее зарплат, а разницу покрывал рост заложенности физических лиц. На этом этапе потребительский кредит сыграл положительную роль, поскольку, хотя бы отчасти компенсируя падение производственной активности, поддерживал спрос на товары и услуги.

Например, в 2019 году кредит стал единственным фактором, который обеспечил нашей экономике хотя бы какой-то минимальный рост.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Но долговая нагрузка продолжает расти и начинает всё больше угрожать перспективам нашей экономики. Проблема приобрела настолько высокую значимость, что споры о ней в самых высоких государственных кабинетах вышли в публичное поле. Это случается нечасто. В заочную полемику вступили глава Минэкономразвития и председатель Центробанка.

Орешкин предрекает в России кредитный пузырь. В целом разумно предупреждая, что кредит – это механизм краткосрочного стимулирования экономики. Он позволяет перенести спрос из будущего в настоящее и поддержать штаны в условиях острой фазы кризиса.

Но товар, купленный в кредит – это товар, купленный с переплатой. Значит, чем дальше отодвигается фаза посткризисного подъёма, тем сильнее упадёт потребительский спрос в будущем.

По расчётам Минэкономразвития, уже через два года потребительский спрос сократится на 2,5 триллиона рублей, что запустит новую волну рецессии в России.

А вот Набиуллина считает, что никакой проблемы с рынком кредитования в России нет. Она ссылается на опыт других стран, утверждая, что доля долга в экономике у нас, по сравнению с западными странами, невелика, и наращивать задолженность можно ещё очень долго.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

И действительно, доля долга домохозяйств в ВВП США составляет аж 80 %, а наша страна находится даже позади Восточной Европы. Однако необходимо принимать во внимание два фактора.

Первый – реальные процентные ставки, которые рассчитываются как номинальный процент по кредиту минус инфляция. Во многих западных странах этот показатель находится ниже нулевой отметки.

А в 2018 году Россия на некоторое время даже выбилась в мировые лидеры по величине реального процента. Таким образом, обслуживание долга для россиян является более затратным.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Второй фактор – структура долга.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

В США он почти на 3/4 состоит из ипотеки. В экономической теории она относится не потреблению домохозяйств, а к инвестициям. В России этот показатель составляет только 40 %.

Причём важно отметить, что главными ипотечными заёмщиками в нашей стране являются жители крупных городов с более высокими доходами. Статистика показывает, что в 2019 г. на обслуживание ипотечных займов граждане тратят в среднем лишь 1,5 % своих доходов.

В то же время на так называемые необеспеченные кредиты приходится уже 8,5 %.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Совокупный показатель долговой нагрузки населения (сокращённо ПДН) составляет 10 % дохода. Кажется, это немного, учитывая, что планка критического уровня долговой нагрузки находится на отметке в 50 %. Но если говорить о закредитованности только заёмщиков, а не всего населения, этот показатель возрастает до 44 %.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Кредит берут на всё: автомобили, ремонт, отпуск, бытовую технику, образование и медицинские услуги. А в последнее время всё чаще появляются предложения купить в долг еду. Таким образом ритейлерские сети пытаются поддержать падающий спрос.

По данным Национального бюро кредитных историй, на 1 октября этого года уже 13 % российских заёмщиков тратят на обслуживание кредитов более половины своего ежемесячного дохода. Самыми закредитованными в России являются охранники, медики, работники социальной сферы и самозанятые.

Всё это категории трудящихся с низкими доходами. И для них риск неплатежа по кредиту, со всеми вытекающими последствиями, является особенно высоким (см. рисунок 3). Пик просроченных задолженностей пришёлся на 2015-2016 годы. С тех пор в реальном выражении он сократился в полтора раза. Но это произошло не потому, что заёмщики вдруг разбогатели (см. рисунок 1) .

В то же время на кредитном рынке поднялась новая волна займов, которая нарастает и по сей день. Только, в отличие от 2013-го года, сейчас всё больше граждан берут кредит для того, чтобы погасить старые обязательства.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

В конце 2018 – начале 2019 года вдвое ускорился рост кредитов, выдаваемых гражданам, у которых процентные платежи забирают 80 % дохода. А, в целом, сегодня каждый пятый рубль, выданный в кредит, идёт на рефинансирование прежних задолженностей.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Бюро кредитных историй, приводит неутешительную статистику. На конец прошлого года только 48 % всех заёмщиков, обратившихся в банк за кредитом, выплачивали лишь один заём. 25 % платят по двум кредитам, 13 % — по трём, 7 % — по четырём и так далее. Число россиян, имеющих не менее трех непогашенных кредитов, превысило 15 млн человек – каждый пятый работающий гражданин.

Те, кому банки уже отказывают в кредите, идут в микрофинансовые организации. В этом году рост среднего займа тут составил 10 %. И сильнее всего он вырос у категории заёмщиков до 30 лет – на 12,5 %.

Но кому война, а кому мать родна.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

На фоне растущей долговой зависимости граждан российские банки получают рекордные прибыли. Её главный компонент – процентный доход – формируется благодаря высокому значению чистой процентной маржи.

Она рассчитывается как разница между процентной ставкой по депозитам и кредитам и является доходом посредника. В России этот показатель сильно превосходит средние значения по западному миру (см.

рисунок 5).

В последние годы маржа российских банков выросла. И стоит отметить, что её значение напрямую связано с общим уровнем риска банковской системы той или иной страны. Чем они выше, тем больший процент будет требовать банкир за проводимые трансакции.

Читайте также:  Количество банкротов зашкаливает: новая статистика на конец 2019 года

Однако реалии кризиса 2008 года показали, что в условиях монополизации финансового сектора, риски банкротства для крупных игроков становятся минимальными. Государство вынуждено накачивать ликвидностью, спасая их от разорения, поскольку оно может привести к коллапсу всей национальной экономики.

А эта спасательная операция будет, само собой, оплачена за счёт общества.

В общем, Сбербанк и ещё десяток крупнейших кредиторов могут спать спокойно, раздавать долги налево и направо и не очень беспокоиться об их возвратности. Этот господин уплатит за всё.

Короче говоря, происходящее не внушает оптимизма. Нарастание долговой зависимости будет всё сильнее подрывает потребительский спрос, снижать реальные доходы населения и препятствовать экономическому росту. Ситуацию могло бы смягчить государство.

Но в 2020 вместо борьбы с бедностью оно выбирает иные приоритеты. Почти 1,5 триллиона рублей налоговых льгот получит нефтегазовый сектор. Эта угнетённая, с трудом сводящая конца с концами отрасль российской экономики требует нашей общей заботы и поддержки.

Так что отнеситесь к этому с пониманием.

Жизнь взаймы: что покупали в кредит советские граждане

Велосипед, мотоцикл, швейная машинка — эти товары считались атрибутами благосостояния советских людей в послевоенные годы. В конце 1950-х годов они стали доступны значительной части населения.

Их можно было покупать в кредит после того, как Совмин СССР 12 августа 1959 года подписал постановление №915 «О продаже рабочим и служащим в кредит товаров длительного пользования».

Этот день принято считать началом эры потребительского кредитования.

Потребности опережают доходы

В послевоенный период уровень жизни советских людей ежегодно повышался.

Зарплаты росли, цены снижались, в 1947 году были отменены карточки на продовольственные и промышленные товары. Кроме того, в 1957 году были ликвидированы займы на восстановление народного хозяйства. Они существовали с 1946 года. Работающие граждане должны были отдавать часть зарплаты в бюджет страны. В будущем, через двадцать лет, государство обещало вернуть эти деньги с процентами.

«В итоге у людей стали появляться какие-то деньги, стал формироваться потребительский рынок», — рассказал ТАСС директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Но потребности людей росли быстрее, чем их доходы.

Зарплаты большинства в 1950-е годы хватало на то, чтобы хорошо питаться и покупать необходимые товары, но ее было недостаточно, чтобы приобретать предметы длительного пользования.

«Требовалось стимулировать потребительский спрос населения», — отметил в беседе с ТАСС заведующий Центром анализа социальных программ и рисков Института социальной политики НИУ ВШЭ Сергей Смирнов.

Мечта в кредит

Список товаров длительного пользования, которые можно было купить в кредит, был четко прописан в постановлении Совмина.

На эту тему

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

«Активно практиковалась продажа товаров в рассрочку, что тоже фактически является кредитом, — вспоминает Николаев. — То есть не надо было где-то брать деньги, приносить их в магазин и оплачивать товар. Сразу при покупке оформлялась рассрочка, а потом из зарплаты вычитали деньги».

Заплатив деньгами лишь четверть стоимости, можно было купить товар. Остальную сумму можно было выплачивать торговой организации постепенно. Годовая рассрочка обходилась в 2% от розничной цены товара, полугодовая — в 1% переплаты, а если человек планировал расплатиться за 9 месяцев, то стоимость товара для него увеличивалась на 1,5%.

Что можно было купить в рассрочку в 1959 году? Велосипед, радиола и радиоприемник, мотороллер «Тула» и «Киров», мотоциклы М-1М и К-58, лодочный мотор «Москва», швейная машинка «Тула», наручные часы в металлическом корпусе, одежда из шерстяной и шелковой тканей (например, костюмы, пальто), фотоаппарат стоимостью от 400 рублей, охотничье ружье дороже 700 рублей.

Все эти товары — дорогостоящие. К примеру, стоимость охотничьего ружья сопоставима со средней зарплатой, которая, по данным Росстата, составляла тогда 693 рубля в месяц. Рабочий получал в среднем 893 рубля, продавец — 593 рубля, учитель — 724 рубля, а научный работник — 1106 рублей.

Воспользоваться рассрочкой могли рабочие, служащие, военнослужащие, аспиранты и пенсионеры. Они должны были соответствовать минимальным требованиям, например, проживать в том населенном пункте, где находился магазин, и доказать, что у них есть какой-то доход.

«Рассрочкой на товар можно было воспользоваться при предоставлении справки с работы, — вспоминает Сергей Смирнов. — В советский период человек был привязан к месту работы, и он должен был выглядеть добропорядочным — работающим, не алкоголиком, положительным».

Новый заем можно было взять, только погасив прежний. У человека не могло быть более одного кредита одномоментно.

Статистика свидетельствует, что люди активно пользовались рассрочкой. За 1961–1971 годы в СССР объем продажи товаров населению в кредит вырос почти в 3,4 раза и составил в 1971 году около 3,8 млрд рублей. 

«Спрос на товары в рассрочку был, хотя заем на длительный срок казался непривычным для абсолютного большинства советских людей, — подтверждает Сергей Смирнов. — Большим спросом пользовались кредиты на жилищное строительство, которые государство предлагало на очень лояльных условиях».

Ипотека по-советски

Действительно, в советское время был аналог современной ипотеки.

Существовала система жилищно-строительных кооперативов. «Человек должен был заплатить определенный взнос — примерно 40% от стоимости квартиры, и мог жить в ней, — сказал он. — Затем постепенно, в течение 15 лет, люди погашали остальную часть стоимости жилья с некоторыми процентами за пользование», — добавил он. Ссуда на кооперативную квартиру обходилась в 2,7% годовых.

Можно было взять заем на строительство индивидуального жилого дома под 1–2,7% годовых. Также был шанс воспользоваться кредитом на реконструкцию пустующих домов.

Ипотечные кредиты выдавались на срок до пятидесяти лет под 2% годовых. Погашение займа начиналось с третьего года с момента его получения.

Молодые семьи могли купить квартиру в кредит под 1% годовых, а также получить средства на обустройство жилья — под 2,5%.

Дороже всего обходились нецелевые займы. Их выдавали под 8% годовых. Столько же приходилось переплачивать за пользование ссудой на покупку дачных участков и строительство загородных домов.

Сберкасса или касса взаимопомощи

Небольшие ссуды можно было взять в сберкассе.

На эту тему

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Кредит получали лишь вкладчики сберкасс и только на срок до двух лет. Предельная сумма займа — 1000 рублей, но при этом она не должна была превышать четырехмесячного заработка заемщика.

Гарантией возврата ссуды был счет заемщика в сберкассе, на котором он должен был хранить не менее 25% от суммы займа. Примечательно, что заемщик не получал кредитные средства на руки. Сберкасса выдавала человеку расчетный чек на сумму кредита.

По этому чеку можно было купить товары, разрешенные к продаже в кредит.

Небольшие суммы можно было занять и не поставив государство в известность. «Для микрофинансирования существовали кассы взаимопомощи, — рассказал Сергей Смирнов. — Они создавались по месту работы граждан.

Люди договаривались и вносили определенную сумму в эту кассу, а потом могли взять там деньги». Их возвращали без процентов за пользование.

«Кассы взаимопомощи создавались при профсоюзных комитетах, профсоюзы отчасти несли ответственность за их деятельность, хотя никакого надзирательства там не было, — пояснил Смирнов. — Эти деньги не сдавались в банк, а, как правило, лежали в сейфе».

Кроме того, взять небольшой заем под залог ценного имущества можно было в ломбардах и в некоторых общественных организациях, к примеру, фондах творческих союзов.

Занять на еду

Строго говоря, в 1920–30-е годы, в период НЭПа, советские граждане также могли пользоваться потребительскими кредитами. Но чаще всего это были кредиты не на товары длительного пользования, а на повседневные нужды.

Например, кооперативные организации рабочих выдавали мелколавочный кредит — на продукты питания и предметы первой необходимости. Срок такого займа не превышал один месяц, а размер — половины зарплаты. Платежи в погашение задолженности вычитались работодателем из зарплаты и перечислялись кредитору.

Ссуду размером до полутора месячных зарплат могли получить только пайщики кооператива на срок до шести месяцев.

Эти виды кредитов пользовались большим спросом. К примеру, весной 1924 года ссудами от кооперативов на срок в 3–6 месяцев воспользовались 8 млн человек.

Ломбарды также предоставляли мелкие кредиты на покупку необходимых вещей. Городским ремесленникам и мелким торговцам небольшие займы выдавали «общества взаимного кредита».

В 1920-е годы государство активно выдавало кредиты под 1% годовых на строительство жилья и капитальный ремонт домов. Был установлен различный срок кредитования для домов из разных материалов. Ипотека на дома из камня давалась на 60 лет, а для домов из дерева — 45 лет.

Потребительское кредитование было свернуто в начале 1930-х годов — сразу после отказа от НЭПа. В 1940-е годы государство предпочитало кредитовать граждан лишь на строительство жилья.

Потребкредиты остаются востребованными

Советская система просуществовала до начала 1990-х годов. Изменилась страна — изменилась и банковская система. Появилось множество коммерческих банков, которые были готовы выдавать займы населению на покупку любых товаров. Пережив дефицит, люди стали активно потреблять, покупая в кредит необходимые предметы.

Кредиты пользуются спросом и сейчас. Так, в 2016 году, по данным Высшей школы экономики, кредиты имели более трети российских домохозяйств. Половина из них выплачивали ипотечный долг, а четверть рассчитывалась по потребительским кредитам.

Количество потребительских кредитов растет, подсчитали в Национальном бюро кредитных историй. В первом полугодии 2017 года было выдано 7,12 млн потребзаймов, что на 28,9% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Объем таких кредитов составил 986,2 млрд рублей.

Какие кредиты интересуют россиян сейчас? По данным поисковой системы «Яндекс», с 8 августа 2016 года по 6 августа 2017 года пользователи, вводящие слова «кредит на» и «в кредит» чаще всего искали информацию о кредитах наличными.

Жизнь взаймы

 Уважаемые читатели газеты!
Сейчас мы все переживаем непростые времена. Кризис затронул все области жизни, включая и без того непростую ситуацию для пока ещё выходящих в виде «бумажных» изданий независимых средств массовой информации. Мы вынуждены обращаться к вам за помощью, т. к.

не имеем спонсоров и существуем только за счёт тех денег, что платят за газету наши верные поклонники.

Независимость в наше время стоит недёшево, а расходы на выпуск газеты непрерывно растут – вместе в ними, к сожалению, растут задолженности перед сотрудниками редакции и авторами, благодаря которым «Совершенно Секретно» до сих пор существует в том виде, в котором её цените вы и любим мы.

Любая ваша помощь будет очень кстати, и учредитель гарантирует, что она будет направлена исключительно на погашение немалых долгов перед выпускающим газету коллективом журналистов и технических специалистов.

Если вы не против оказать такую помощь, то отсканировав данный QR-код в мобильном приложении, к примеру, «Сбербанка» (заплатить по QR-коду) или любого другого приложения любого банка, поддерживающего платежи по QR-коду, вы сможете сделать пожертвование на любую приемлемую для вас сумму, от которой не пострадает ваш бюджет – мы будем очень признательны всем независимо от размера пожертвования и отчитаемся по всей полученной от вас добровольной помощи.

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

  •  Откройте (запустите) банковское приложение, отсканируйте QR-код, выбрав пункт меню «платежи по QR-коду» и наведя камеру на QR-код, введите сумму пожертвования и сделайте платёж.
  • E-mail редакции: sovsek@sovsek.com
  • Тел./факс редакции: +7 (499) 288-00-72
  • Рекламный отдел:+7 (499) 288-00-72                                                                                                                  
  • reklama@sovsek.com                                                                                                                                                                              
  • Отдел распространения: +7 (499) 288-00-89
  • sales@sovsek.com       
Читайте также:  Имеют ли право коллекторы требовать долг?

  *Экстремистские и террористические  организации, запрещенные в Российской Федерации:

 «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА),«ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18».

16+

Учредитель: ООО «Совершенно Секретно Трейд». Юридический адрес: 117321, г. Москва, ул. Профсоюзная, д. 142, к. 1, офис 29. Почтовый адрес: 127247, г. Москва, а/я 72.

Генеральный директор: Андрей Кораблин.

Все права защищены. Копирование и использование материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт.

Жизнь взаймы

Жизнь взаймы: история потребительского кредитования и статистика последних лет

Потребительский кредит — самое распространенное долговое обязательство в России, сегодня им обременено 16% граждан, и доля должников растет год за годом. Однако Банк России видит в этом росте серьезные опасности и стремится лопнуть этот «кредитный пузырь».

Ранее Credits.ru писал, что спрос на потребительские кредиты стал рекордным в апреле этого года, а полный объем потребительского кредитования в России достиг свыше 789 млрд рублей.

Закредитованность населения начала расти осенью 2017 года, и ее темпы стали беспокоить Центробанк. Это привело к тому, что за последние полгода регулятор дважды повышает коэффициенты риска по необеспеченным долговым обязательствам.

Последний раз это произошло в мае, когда показатель возрос на 30 процентных пунктов.

Банк России предпринял подобные меры, чтобы сделать необеспеченное кредитование менее выгодным для банков и заставить их тщательнее относится к проверке заемщика.

Кроме того, с 1 октября Банк России введет показатель долговой нагрузки (ПДН), что вынудит банки чаще отказывать людям с большим количеством долгов.

Рассчитываться этот показатель будет как отношение текущих платежей должника по всем его прежним обязательствам и по тому кредиту, который он хочет взять, к среднему арифметическому его доходов за год. ЦБ обяжет вычислять ПДН все кредитные организации.

А воз и ныне там

По словам Алины Бажулиной, управляющей филиалом АКБ «ФОРА-БАНК» в Петербурге, регулятор таким образом стремится улучшить качество портфеля потребительских кредитов банков, так как большая доля невозвратных кредитов всегда пагубно влияет на финансовый сектор.

Алина Бажулина: Разработка усовершенствованных механизмов скоринга физических лиц при рассмотрении их заявок на кредитование — вот на что делает упор ЦБ.

А это, в свою очередь, позволяет банкам присваивать потенциальным клиентам наиболее обоснованный уровень риска, а значит, у надежных заемщиков увеличивается шанс претендовать на улучшенные условия кредитования, в том числе на пониженную ставку.

Директор по стратегии ИК «ФИНАМ» Ярослав Кабаков считает, что такая политика регулятора позволит снизить стоимость рефинансирования для банков, не наращивая при этом общий уровень кредитных рисков.

Ярослав Кабаков: Если понизить уровень рисков командно-административными методами, очень трудно будет проследить за тем, чтобы эти деньги не перетекли на валютный рынок, а то и вовсе утекли из страны.

Между тем все принятые Центробанком меры до сих пор не повлияли на сокращение объемов потребительского кредитования.

Связано это еще и с тем, что россияне на самом деле нуждаются в кредитных деньгах, потому как их реальные доходы падают вот уже пять лет: по данным Росстата, они сократились на 11% с 2014 года по отношению к текущему моменту.

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин предупредил сограждан, что в этом году роста доходов также ждать не следует.

Выхода нет

По статистике Банка России, 44% граждан обременены задолженностью и 14% из них тратят на погашение долга от 10% до 25% заработка. Еще 11% заемщиков вынуждены отдавать от четверти до половины своей зарплаты. Это говорит о том, что какими бы дорогими ни становились кредиты, россияне вынуждены принимать любые условия.

Кирилл Стариков, аналитик ООО «Эксперт плюс» утверждает, что разогнавшийся «кредитный локомотив» потерял управление.

Кирилл Стариков: Попытки Банка России его притормозить лишь увеличивают скорость, потому что граждане считают, что нужно успеть взять сейчас, а то потом не дадут. При этом естественного пути для нормализации ситуации, видимо, уже нет, потому что скорость кредитования на десятки процентов превышает скорость роста доходов граждан.

По его словам, в ходе ПМЭФ глава Банка России Эльвира Набиуллина обратила внимание на то, что люди берут кредиты не на повышение жизненного уровня, а на поддержание текущего.

Как отмечает Ярослав Кабаков, массовая закредитованность — тенденция последних лет, поскольку прежде россияне относились к долговым обязательствам с опаской.

Ярослав Кабаков: При смехотворной стоимости кредита в СССР на уровне 2,5–3% годовых, причем не только при покупке кооперативных квартир, но и, например, одежды, к этому варианту прибегали немногие.

Еще меньше располагали к доверию банковской системе «благословенные 90-е». Поэтому сначала россиянам пришлось очень сильно поверить в перспективы экономики в 2000–2010 гг.

, а потом столкнуться с сокращением реальных доходов на протяжении нескольких лет для того, чтобы погрузиться с головой в кредитное море.

Брать или не брать?

Приоритетной задачей Центробанка также является снижение уровня инфляции, который к концу года рассчитывают снизить до 4%.

Известно, что у инфляции есть один весомый плюс для должников — обесценивание кредитов.

Выходит, что тем, кто нуждается в деньгах, логично брать кредит в ближайшее время, пока регулятор не ввел ужесточенные требования к банкам и не снизилась инфляция. Эксперты также видят предпосылки к ее спаду.

Кирилл Стариков: Инфляция для России — это отображение того уровня риска, который граждане ощущают в отношении своего будущего.

Как только для граждан России горизонт стабильности станет соответствовать уровню развитых стран, инфляционные ожидания в экономике «заякорятся» и инфляция резко снизится.

Но для этого нужно менять политический курс, менять структуру экономики в направлении диверсификации, тем самым снижая зависимость цен от валютного курса.

Даже в нынешних благоприятных для получения кредита условиях Алина Бажулина рекомендует подходить к выбору кредитного предложения взвешено: соизмерять пользу от приобретенного объекта за кредитные средства с той переплатой, которую придется внести, и, конечно же, учитывать уровень и стабильность доходов. Кирилл Стариков советует привести расходы и доходы к балансу, то есть тратить не больше заработанного.

Виктория Степанова, Credits.ru

Жизнь взаймы. Чем опасна любовь россиян к кредитным картам

По данным НБКИ, в августе 2018 года российские банки выдали миллион новых кредитных карт, что стало на тот момент историческим рекордом: по сравнению с прошлым годом показатель был увеличен более чем на 50%. Однако рекорд продержался недолго.

На прошлой неделе НБКИ озвучил очередную актуальную статистику: по данным более чем 4000 кредиторов, передающих сведения, за третий квартал 2018 года количество выданных новых кредитных карт составило 2,94 млн, увеличившись на 62% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года (то есть в годовом выражении опережение августовских темпов роста составило 12%).

Если говорить о региональном распределении, то логичными лидерами традиционно выступили Москва и область (181 000 и 140 000 карт соответственно). Интересно, что занявший третью позицию Краснодарский край опередил Санкт-Петербург (103 000 против 98 000).

Пятое и шестое места поделили Свердловская область и Республика Башкортостан. Темпы роста выдач остаются крайне высокими. Например, практически удвоение — 91% — в Белгородской области, что, правда, в большей степени объясняется эффектом низкой базы.

Однако и у регионов-лидеров динамика на уровне 50% является очень показательной.

Причина подобного роста, на первый взгляд, очевидна: удобство и еще раз удобство. Причем, как ни странно это прозвучит в отношении розничного кредитования, такое удобство является двусторонним.

Почему это выгодно банкам

С точки зрения операционной деятельности банкам невыгодно выдавать клиентам небольшие потребительские кредиты (кредитный лимит, скорее всего, не будет значительно выше 100 000-300 000 рублей, учитывая уровень средних зарплат в абсолютном большинстве российских регионов — не выше 30 000-40 000 рублей.

Выдать кредитную карту гораздо эффективнее, в том числе для целей оперативного управления как кредитным риском (через гибкость уровня кредитного лимита по карте), так и операционными рисками.

Ведь в этом случае банк располагает эффективным инструментарием для мониторинга и защиты от подозрительных операций и транзакций.

Еще один момент — конкурентное преимущество. Не секрет, что альтернативой банковским кредитам на небольшие суммы выступает сегмент микрофинансовых организаций («план Б» для потенциальных заемщиков). Правда, уровень ставок по займам у МФО скорее находится на уровне верхних границ самых «дорогих» кредитных карт. Благодаря этому банки более чем успешно конкурируют с МФО за клиентов.

В чем выгода клиентов

Текущий уровень развития онлайн-сервисов поражает: это сегмент, где мы воочию наблюдаем настоящий технологический прорыв. Иметь кредитную карту — это действительно очень удобно.

Существует множество программ лояльности: разнообразные кешбэки, партнерские и кобрендинговые программы. Кредитная карта может выступать инструментом снижения (на 2-3 процентных пункта, что очень существенно при займах на большие суммы) ставки по потребительскому кредиту — как второй продукт, подтверждающий лояльность и кредитную дисциплину заемщика.

Банки предлагают увеличенные сроки рассрочки платежа без начисления процентов («грейс период»), существуют опции по снятию наличных по всему миру без комиссии и процентов, страховки для путешественников и членов семьи держателя карты.

Риски и угрозы

Основной риск быстрого распространения кредитных карт — закредитованность населения.

Мы продолжаем наблюдать, несмотря на озвученные регулятором меры по дестимулированию, высокие темпы роста в кредитовании физических лиц в целом (по всем видам розничных займов, помимо карточного сегмента), которые уже превысили 30% с начала года.

Все это происходит на фоне слабой динамики депозитов физических лиц в банках — темп роста накоплений россиян с начала года вдвое ниже, чем рост их задолженности по кредитам.

По данным публичной отчетности на 1 сентября 2018 года, размещенной на сайте Банка России, совокупный объем кредитов физлиц достиг 14,3 трлн рублей — это на 32% больше, чем в начале года.

Непрекращающийся розничный кредитный бум несет в себе риски, связанные с возможным ростом расходов населения на обслуживание долгов по кредитам в условиях падения реальных располагаемых доходов (минус 1% по итогам августа в годовом выражении), а также в случае увеличения нагрузки по процентным ставкам. Сейчас долги россиян по отношению к их доходам находятся на уровне 25%.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *