Волна банкротств в России: причины и прогнозы

МОСКВА, 7 апр — ПРАЙМ, Наталья Карнова. 70-процентный рост числа банкротств россиян за первый квартал – лишь начало: к концу года не справившихся с кредитной нагрузкой станет гораздо больше, считают эксперты. Это связано как с ограничением деловой активности из-за коронавируса, так и с общей ситуацией в экономике и падением реальных доходов.  

Число банкротств россиян за первый квартал текущего года выросло почти на 70% к аналогичному периоду 2019 года. Об этом свидетельствуют данные на сайте  федерального реестра Федресурс. С момента введения института личного банкротства в октябре 2015 года число граждан, которые не в состоянии платить по долгам, увеличилось в восемь раз. 

Лидером по приросту несостоятельности стали Москва (+40%), Московская область (+64%) и Краснодарский край (+118%). В целом по стране за три месяца появляется 15 новых банкротов на 100 тысяч населения.

КОРОНАВИРУС НИ ПРИ ЧЕМ

Опрошенные агентством «Прайм» эксперты не связывают этот прирост с коронавирусом. Статистика касается первых месяцев текущего года, когда пандемия лишь набирала обороты. «Сейчас через систему идут дела, связанные с долгами, ставшими неоплатными 2-3 года назад», — говорит главный экономит рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах.

Рост числа банкротств, в первую очередь, обусловлен ухудшением макроэкономической ситуации в стране, падением уровня зарплат и укрупнением бизнеса за счет сжатия и разорения мелких и средних предприятий, считает партнер компании «Первая Юридическая Сеть» Павел Курлат. 

«Кроме того, наработанная за последние два года практика личных банкротств дает многим гражданам основание использовать данный инструмент для разрешения их накопившихся финансовых проблем, в том числе, и с закредитованностью», — добавил он.

Волна банкротств в России: причины и прогнозы

Сказывается и то, что уже сложилась практика и появилась инфраструктура, позволяющая оплатить банкротства в рассрочку. По словам Табаха, российское банкротство это дорого — от 90 тысяч в регионах и от 120 — в Москве.

Да и сама процедура стала доступнее: размер долгов, с которыми граждане уходят в нее, снижается. Если в 2015 году средний долг банкротящегося гражданина составлял 55 млн рублей, то в 2019 — 5 млн рублей, говорит партнер юридической компании «BMS Law Firm» Денис Фролов.

«Граждане начали осознавать, что банкротство — не клеймо на всю жизнь, а цивилизованный способ избавления от долговой нагрузки», — говорит он.

В числе причин роста банкротств аналитики называют отсутствие финансовой грамотности и, как следствие, неумение рассчитать «кредитную ношу».

«Данные за первый квартал отражают ситуацию на конец минувшего года – стагнацию реальных располагаемых доходов населения и возросшую кредитную нагрузку, которую после ужесточения ЦБ регулирования сектора стало непросто ослабить за счет рефинансирования кредитов», — полагает руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган.

ОТЛОЖЕННЫЙ ЭФФЕКТ

Что касается эффекта коронавируса, то он проявится не раньше, чем через несколько месяцев – хотя бы из-за того, что сейчас суды закрыты, и даже подать заявление нельзя, указывают эксперты. 

«Последствия удара эпидемии COVID-19 можно будет отследить в показателях, когда в полной мере проявит себя волна ликвидаций компаний и скачок безработицы. Безработица выступает запаздывающим индикатором экономики, статистика отразит ее рост лишь во II-III кварталах», — считает Коган.

Еще какое-то время уйдет у заемщиков на то, чтобы решиться на такой отчаянный шаг, как запуск процедуры банкротства, если к тому времени будут исчерпаны все накопления, а поиск новой работы окажется безрезультатным.  

ВОЛНА ИЛИ ЦУНАМИ?

По оценкам Объединенного кредитного бюро, еще в начале года потенциальными банкротами были 1,15 млн россиян. Эксперты уверены, что по итогам года это число во много раз вырастет — страну ожидает настоящая волна банкротств, в том числе, из-за ограничения деловой активности как минимум на месяц. 

«Это будет даже, скорее, не волна, а цунами», — рассуждает Фролов. Экономические последствия коронавируса спрогнозировать невозможно, но даже самые оптимистичные прогнозы говорят, что потребуется не менее двух лет для восстановления докризисного уровня. Очевидно, что большинство граждан и предприятий не смогут выполнять свои кредитные обязательства. 

Волна банкротств в России: причины и прогнозы

Текущая ситуация с остановкой деятельности частных компаний приведет к закрытию каждой десятой организации, прогнозирует профессор кафедры Банковского дела университета «Синергия» Алексей Болонин.

Реализации этого сценария будет способствовать резкое падение платежеспособного спроса населения по причине снижения доходов домохозяйств, из-за чего сократится выручка предприятий и их возможность выполнять свои обязательства перед работниками по заработной плате, контрагентами по оплате поставок и государством по налоговым платежам. 

При этом долги после пандемии и связанных с ней ограничений для бизнеса и граждан никуда не денутся и не обнулятся.

По мнению Курлата, много граждан, занятых в сфере мелкого бизнеса, самозанятых, индивидуальных предпринимателей попали в сложную ситуацию, и она будет только ухудшаться.

«И для части этих граждан единственным возможным способом выйти из сложившейся ситуации станет банкротство», — полагает он.

«С учетом «щедрости» кредитных каникул и серьезного удара по занятости можно ожидать роста просрочки, причем по относительно крупным кредитам.

Кроме того, в парламент внесен законопроект об упрощенном банкротстве при долгах от 50 до 700 тысяч рублей, отсутствии имущества и не слишком высоких доходах через внесудебную процедуру.

Им сможет воспользоваться существенная часть заемщиков, для которых традиционное банкротство дорого или сложно», — рассуждает Табах.

ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ

По мнению экспертов, декларируемых правительством мер, направленных на поддержку организаций и предпринимателей, попавших в сложную финансовую ситуацию в связи с карантином, будет недостаточно. Они не смогут выправить ситуацию и вернуть бизнес на прежний уровень. 

Юристы советуют тем, кто осознал, что ситуация плачевная, начать конструктивные переговоры с кредиторами, наименее заинтересованными в банкротстве должника. При невозможности договориться следует попробовать в судебном порядке пытаться внести изменения в договорные конструкции.

  • Если исправить ситуацию не удается, то с заявлением о банкротстве тянуть не следует.
  • «Необходимо соблюдать все формальности, касающиеся норм закона о банкротстве и норм налогового законодательства для того, чтобы не получить еще большую нагрузку в виде санкций, штрафов или привлечения к субсидиарной ответственности собственников или управляющих бизнеса», — считает Курлат.  
  • В целом столкнувшимся с риском банкротства предприятиям целесообразно максимально сократить расходы, заморозить всю деятельность, кроме приносящей хотя бы минимальных доход, полагает Болонин. 

«Избавиться от непрофильных активов в кризис крайне сложно, так как спрос сокращается повсеместно. Поэтому важно уменьшить издержки, направив их исключительно на выпуск продукции, на которую остался спрос. К сожалению, это практически невозможно для компаний сферы услуг», — заключил он.  

До конца года Россию накроет волна банкротств

24.05.2020 21:07:00

Каждое третье малое предприятие не получило оплаты товаров и услуг, каждое второе не в состоянии рассчитаться с работниками

Волна банкротств в России: причины и прогнозы Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов. Фото kremlin.ru.

Стране угрожает волна банкротств на фоне уже происходящего разрыва экономических связей. Примерно каждое третье малое предприятие сталкивается с неплатежами за поставленные товары и услуги. Каждое четвертое предприятие и само не в состоянии выполнить обязательства – прежде всего перед кредиторами.

Половина небольших компаний не имеет ресурсов для обеспечения сотрудников заработной платой. Об этом свидетельствует опрос, проведенный институтом уполномоченных по защите прав предпринимателей.

Как сообщили «НГ» в бизнес-сообществе, неплатежи могут допускать даже крупные игроки, обрекая контрагентов на банкротство.

Более половины – 53% – малых и средних предприятий охарактеризовали свое положение как «кризис» или «катастрофа». Такой результат получен в ходе всероссийского опроса руководителей более чем 2 тыс. малых и средних компаний в конце мая. Результаты обнародовала пресс-служба бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

Как показал мониторинг, большая часть небольших предприятий – около 52% – сейчас не имеют ресурсов для выплаты заработных плат и налогов с фонда оплаты труда. Это ключевая проблема. На втором месте по упоминаемости оказались трудности с оплатой аренды: на них указали почти 43% опрошенных. Наконец, на третьем месте – систематические неплатежи со стороны контрагентов по уже отгруженным товарам и оказанным услугам – на это пожаловались 39% опрошенных.

Кроме того, предприятия сообщили о невозможности оплачивать коммунальные услуги (примерно 36% респондентов) и выполнять обязательства перед банками – 26%.

По данным Интерфакса, уже в конце первого квартала снижение доходов бизнеса негативно повлияло на платежную дисциплину участников рынка.

Агентство уточняло, что наиболее заметное ухудшение произошло именно в сегменте малого бизнеса: доля компаний, допускающих среднюю просрочку более 90 дней, выросла по сравнению с прошлым годом примерно на 40% и составила более 5%.

В целом по экономике доля «плохих плательщиков», допускающих просрочку более чем на 90 дней, составила 4,6% – рост на треть. Правда, в кризисных условиях 2015 года эта доля достигала рекордно высоких 9%, напомнило агентство.

В начале мая первый вице-премьер Андрей Белоусов предупредил, что «сегодня неплатежи – главная угроза функционирования производственных цепочек». «Оттого, удастся ли нам эти неплатежи купировать в самом начале, будет зависеть стабильность трудовых коллективов и работы предприятий», – пояснял он.

В конце мая стало очевидно, что эта проблема действительно нарастает. Причем, как считают опрошенные эксперты, пока что поддержка, оказываемая государством, ее не решает в полной мере.

Об этом же свидетельствует и мониторинг, обнародованный бизнес-омбудсменом.

«Половина респондентов сообщили, что их компания не входит по основному виду деятельности в число наиболее пострадавших отраслей в результате пандемии COVID-19 по утвержденному правительством перечню», – сообщается в материалах.

По мнению предпринимателей из пострадавших отраслей, большинство введенных правительством мер либо «оказались невостребованными», либо «условия предоставления поддержки не позволили никому ее получить».

Волна банкротств в России: причины и прогнозы
Распределение ответов предпринимателей на вопрос: «С какими трудностями на текущий момент сталкивается ваша компания?» (допускался выбор неограниченного числа ответов). Источник:  мониторинг «Мнение малого и среднего бизнеса о мерах государственной поддержки в период эпидемии коронавируса»; пресс-служба бизнес-омбудсмена

Тенденция идет к дальнейшему увеличению неплатежей по всем цепочкам, сообщил «НГ» член генерального совета «Деловой России» Сергей Гебель. «Все стараются в первую очередь оплатить наиболее востребованные, наиболее горящие контракты, а те, которые менее важны для предприятия, стараются отложить как можно дальше», – пояснил он.

По мнению эксперта, если экономическая ситуация в целом не восстановится, то к концу года страна получит большую волну банкротств, особенно среди малого и микробизнеса.

Читайте также:  Малому бизнесу спишут кредиты выданные по льготной ставке

«По моему опыту прошлых кризисов крупный бизнес и государственные предприятия допускают просрочки, чтобы производить сначала более важные и крупные платежи, и тем самым губят целую сеть нижестоящих малых предприятий, для многих из которых они были крупнейшими или единственными заказчиками. Малые предприятия сразу уходили в минус и банкротились», – пояснил Гебель.

Хотя, как уточнил эксперт, «добросовестный бизнес, который все-таки пытается совершать платежи хотя бы частями, возможно, выживет, потому что сможет договориться с контрагентами».

«Население серьезно сократило расходы на все, кроме питания. Жилищно-коммунальные услуги оплачивались с задержкой.

По некоторым отраслям поток клиентов и оборот сократились в апреле на 90%, а обязательства по арендным платежам, оплате контрагентам за поставленную ранее продукцию сохранились», – пояснил «НГ» ведущий научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Степан Земцов.

«Некоторые крупные госкомпании и бюджетные организации могли задерживать выплаты даже по исполненным контрактам из-за бюрократических проволочек, невозможности подписать документы», – добавил экономист.

Член генерального совета «Деловой России» Алим Бишенов считает, что неплатежи приведут к росту числа граждан, оставшихся без средств к существованию, «ведь рынок труда тоже зависит от стабильности расчетов».

«По нашим оценкам, до 65% малых и средних предприятий могут пострадать, если правительство не предпримет активных мер, а это существенно увеличит риски неплатежей, – уточнил Земцов.

– Около 20% ВВП создается на малых и средних предприятиях».

«Если снижение платежной дисциплины будет масштабным, то оно может привести к существенному давлению на отрасли, чьи доходы завязаны на тарифной системе, – предупредил инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

– При таких вводных предприятиям придется сокращать кассовые разрывы за счет заемных средств и снижения издержек, в том числе сокращения трудовых ресурсов».

И общий уровень бесперебойной работы различных снабжающих систем может снизиться, что, в частности, коснется и потребителей.

«В ближайшее время нет больших перспектив, что после отмены режима самоизоляции увеличатся внутренний спрос и экспорт, эффекта отскока экономики на докризисные уровни скорее всего не будет, – полагает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. – Поэтому кассовый разрыв у предприятий вне зависимости от их масштабов будет нарастать».

Решить эту проблему смогут предприятия, которые попали в список наиболее пострадавших и получат помощь государства или льготные кредиты. У других компаний и организаций, по мнению эксперта, нет выхода кроме прекращения деятельности. Для экономики это означает снижение налоговых доходов, сокращение ВВП, а для населения – уменьшение рабочих мест и доходов.

 

Осенью Россию захлестнет волна банкротств предприятий

Волна банкротств в России: причины и прогнозы

Резервы у многих компаний приблизились к нулю, при этом неплатежеспособность растет, создавая цепную реакцию /Евгений Разумный / Ведомости

Наибольшее количество банкротств, отложенных из-за введенного в период пандемии моратория, произойдет в III квартале 2021 г., прогнозируют авторы аналитического исследования компании Coface «Russia ViewPoint: макроэкономический и отраслевой обзор российского рынка».

Аналитики Coface считают, что статистические данные о количестве корпоративных банкротств, число которых снизилось в 2020 г. на 19,9% по сравнению с уровнем 2019 г., не отражают реальное положение дел на рынке. «Число банкротств по итогам 2020 г.

снизилось, несмотря на значительное охлаждение национального рынка, но эта динамика объясняется большей частью мораторием на возбуждение дел о банкротстве по инициативе кредиторов», – указывают они в своем докладе.

Срок действия моратория истек в январе, а поскольку дела о банкротстве в России рассматриваются в среднем 5–7 месяцев, эксперты ждут начала пика «кризисных» банкротств в июле.

Некоторые эксперты уже предсказывали волну банкротств в начале этого года, сразу после завершения действия моратория на банкротство. Эти прогнозы не сбылись, но тревожные ожидания никуда не делись.

«Когда многим станет ясно, что платежеспособность не восстановить, компании начнут банкротиться», – предполагает старший юрист фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Артем Антонов.

Окончательное истощение резервов после отмены моратория считает главным триггером предстоящей волны банкротств арбитражный управляющий Илья Софонов. «Любые меры поддержки должны предполагать комплексное решение проблемы, – отмечает он.

– Конкретно сейчас эффект массовых банкротств связан с накопленными долгами за прошлый год. Те меры, которые применялись в России в условиях локдауна, позволили всего лишь отсрочить эту проблему».

Сергей Водолагин, управляющий партнер юридической фирмы «Вестсайд», отмечает, что к концу текущего года количество дел о банкротстве может резко возрасти как за счет неблагоприятной экономической конъюнктуры, так и за счет «отложенных» процедур, которые не были возбуждены в 2020 г. по причине моратория. «Думаю, что в этом смысле мораторий сыграл скорее отрицательную роль», – считает Водолагин.

на столько снизилось количество корпоративных банкротств в 2020 г. по сравнению с уровнем 2019 г., но это не отражает реального положения дел на рынке

Свои выводы о предстоящих банкротствах Coface подтверждает данными внутренней статистики, по которым в IV квартале 2020 г. в некоторых отраслях промышленности резко вырос объем просрочек по платежам в корпоративном секторе.

Например, в нефтехимии объем просрочек длительностью более 60 дней вырос на 624,7% в денежном выражении по сравнению с аналогичным периодом 2019 г., в автопроме – на 290,47%.

Эти цифры, по мнению юристов, адекватно отражают сложившуюся ситуацию.

«Резервы у многих компаний приблизились к нулю, при этом неплатежеспособность растет, создавая цепную реакцию, – отмечает управляющий партнер юридической группы Lexrus Светлана Хмелевских.

– В результате формируются просрочки по оплате перед контрагентами в бизнесе, перед банками, которые кредитуют бизнес, перед бюджетом. Все это приводит к увеличению числа судебных споров по взысканию задолженностей и – как следствие – банкротств».

С учетом сроков на «просуживание» задолженностей, а также публикаций о намерении кредитора подать заявление о признании должника банкротом Хмелевских ожидает пика банкротств к осени.

Представители бизнеса также соглашаются со сроками, обозначенными экспертами Coface. Член генерального совета «Деловой России» Павел Гагарин считает, что пик банкротств начнет подниматься с III квартала текущего года. «Вторая половина 2021 г. и весь 2022 год будут периодами тотальных банкротств, – уверен он.

– Возможно, что самая активная фаза этого процесса придется на январь-февраль 2022 г.». Пока лавину банкротств сдерживает и то, что у кредиторов зачастую нет понимания, что делать с активами потенциальных банкротов, объясняет партнер «Первой юридической сети» Павел Курлат.

«В нынешних условиях ценность многих активов в отсутствие надежных прогнозов о развитии ситуации меняется на глазах», – отмечает он.

По мнению адвоката, партнера BMS Law Firm Дениса Фролова, вал банкротств до сих пор не начался потому, что банкротство сегодня не интересно ни кредиторам, ни должникам. «Для кредиторов шансы вернуть хоть что-то через процедуру банкротства стремятся к нулю, – отмечает он.

– А для собственников проблемных компаний прохождение процедуры банкротства вовсе не означает цивилизованное избавление от долгов, поскольку, с одной стороны, есть риск отвечать по долгам личным имуществом в порядке субсидиарной ответственности, с другой – большинство собственников и так предоставляют поручительство и залоги личного имущества в пользу все тех же кредиторов».

В Минэкономразвития сослались на данные ЕФРСБ, по которым число банкротств компаний за 2020 год снизилось на 20% и составило менее 10 тыс. случаев. Количество действующих на сегодняшний день процедур банкротства по сравнению с «домораторным» мартом 2020 года также снизилось. «Так что в настоящее время мы не видим всплеска банкротств.

Конечно, некоторое увеличение количество «отложенных» в вязи с мораторием банкротств возможно, но, по нашему мнению, до банкротства дойдут те компании, которые перестали быть жизнеспособными в том числе и по причинам, которые не связаны c ограничительными мерами», — отметил Илья Торосов, заместитель министра экономического развития РФ.

В россии удвоилось число личных банкротств :: финансы :: рбк

Ежегодное увеличение количества процедур банкротства граждан связано в том числе с «ловушкой низкого старта», отметил замминистра экономического развития Илья Торосов (его слова приводятся в сообщении Федресурса).

По его словам, институт банкротства постепенно становится «более востребованным легальным механизмом освобождения граждан от безнадежных долгов». «Сама процедура не быстрая в отличие от внесудебного банкротства.

В указанный период могут входить те должники, долги которых признаны безнадежными в предыдущие годы», — подчеркнул он, не исключив, что впоследствии некоторое увеличение банкротств может происходить из-за долгов, накопленных во время пандемии.

По словам руководителя проекта «Федресурс» Алексея Юхнина, уже «какая-то часть банкротств граждан, безусловно, связана с пандемией», но пока такие случаи могут не полностью отражаться в статистике, потому что «банки активно реструктурировали кредиты» и «должно пройти время от момента образования просроченного долга до банкротства».

«Слишком велик отложенный спрос на такой способ освобождения от долга, как банкротство, накопленный до пандемии, чтобы можно было как-то эту часть определить количественно», — замечает он. «Большую часть пандемийных банкротств мы увидим уже в третьем-четвертом квартале этого года», — полагает Юхнин.

Еще до пандемии эксперты оценивали число потенциальных банкротов в России более чем в 1 млн человек. Речь идет о россиянахс просроченными долгами более чем на 500 тыс. руб., которые подходят под условия для начала процедуры личного банкротства через суд, но не обязаны ею воспользоваться.

По данным ЦБ на 1 июня, долги россиян с просрочкой более 90 дней достигли 1,03 трлн руб. Это 4,8% от общего объема взятых кредитов.

Читайте также:  Преднамеренное банкротство: свежие новости

Существенный прирост личных банкротств происходит равномерно в большинстве регионов. Так, в Москве в январе—июне 2021 года количество судебных решений составило 4,85 тыс. и выросло на 98%. Следом идут Московская область (4,7 тыс. решений, плюс 114,7%), Краснодарский край (4,3 тыс., плюс 136,8%), Самарская область (3,9 тыс., плюс 98,0%), Санкт-Петербург (3,8 тыс., плюс 106,8%).

Внесудебное банкротство пока не набрало популярности. Новая бесплатная процедура, позволяющая подать заявление на банкротство через МФЦ, заработала в сентябре 2020 года. Обратиться за процедурой могут граждане с «просуженным» долгом от 50 тыс. до 500 тыс. руб., у которых нет имущества или финансовых возможностей для погашения задолженности.

В первые полгода 2021 года МФЦ получили 4,7 тыс. заявлений на внесудебное банкротство и вернули больше половины (52%). Запущено было 2,2 тыс. процедур. Всего с сентября 2020 года стартовало 4 тыс. процедур внесудебного банкротства, из которых завершились 1,7 тыс.

«Горе-ипотечники»: почему Россию ждет волна банкротств

 depositphotos.comdepositphotos.com

Количество потенциальных банкротов-физлиц — граждан, у которых просроченная на 90 и более дней задолженность перед банками превышает 500 тыс. рублей — за год увеличилось на 25%, сообщили в «Объединенном кредитном бюро» (ОКБ). В октябре общее количество таких должников достигло 1,12 млн человек.

«Число граждан, которые потенциально могут претендовать на банкротство, значительно увеличилось после первой волны коронавируса, но в последние месяцы вышло на плато», — говорит генеральный директор ОКБ Артур Александрович.

Он отметил, что эффект от второй волны коронавируса можно будет увидеть лишь в начале 2021 года. Но в этот раз карантинные меры мягче, а банки уже адаптировали собственные программы реструктуризации кредитов, поэтому есть надежда на то, что этот эффект будет не таким сильным, как от первой волны, считает Александрович.

Ситуация с ростом банкротств физических лиц была ожидаема. Еще в самом начале пандемии, весной, число банкротов среди россиян серьезно выросла, говорит председатель правления коммерческого банка «ФинТех» Татьяна Федорцова .

По ее словам, снижение доходов стало для многих заемщиков неожиданностью, что и повлияло на статистику.

Федорцова отмечает, что услуга реструктуризации долга стала крайне востребованной среди заемщиков, и банки в этом вопросе, как правило, идут навстречу клиентам и стараются рассмотреть такую возможность.

«Сейчас россияне стали очень тщательно оценивать свои возможности по выплате кредита. Есть процент тех, кто отказывается от займов, так как не уверены в стабильности ситуации с личными финансами в ближайшей перспективе», — добавляет эксперт.

Гендиректор финансового маркетплейса «Юником24» Юрий Кудряков отмечает, что статус банкротов в основном получают граждане со «старыми» долгами, которые кредиторы признали безнадежными еще несколько лет назад, однако рынок личных банкротства поступательно увеличивается из года в год, и в 2021 году однозначно будет прирост.

В контексте банкротств нужно напомнить, что в прошлом месяце вышел срок моратория на арест имущества, то есть, конфискационная машина постепенно начинает работать на полную мощность, обращает внимание эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский. Он предупреждает, что скоро стоит ожидать волны банкротств, которая равномерно растянется на весь будущий год.

По мнению эксперта, непосредственно количество людей с большими суммами просрочек уменьшаться не будет.

«После банкротств и реструктуризаций одних должников им на смену придут горе-ипотечники, оформлявшие потребительские кредиты для того, чтобы внести первоначальный взнос. И вот здесь уже начнутся более серьезные проблемы», — говорит Кричевский.

Он также считает интересным, что фактически вся нагрузка по залоговому имуществу ляжет на банки, поскольку застройщик в любом случае получит свои деньги с эскроу-счетов после завершения строительства.

Эксперт уверен, что механизм банкротства ипотечников определенно стоит дорабатывать и рассматривать шире, потому что отдавая залог, должники все равно будут вынуждены выплатить приличную сумму банку.

«Нормальное количество банкротств физических лиц в идеальном мире – это ноль. В российской действительности не стоит ждать возвращения даже к показателям прошлого года по одной простой причине — со следующего года заработает механизм упрощенной процедуры банкротства, который распространяется на долги от 50 до 500 тыс. рублей», — предупреждает Алексей Кричевский.

По прогнозу Юрия Курдякова, по итогам 2020 года количество банкротств достигнет 100 тыс., что больше показателя предыдущего года на 44%.

При этом он отмечает, что резкого и аномального роста граждан, которые будут выходить на просрочку и в перспективе смогут подать на процедуру банкротства, в «Юником24» не ожидают.

Эксперт считает, что меры поддержки заемщиков справились со своей главной задачей и помогли избежать волны дефолтов — по данным ЦБ, около 80% заемщиков, ушедших на кредитные каникулы, возобновили платежи.

Новая волна банкротств: чем может закончиться попытка властей спасти малый бизнес

Падение цен на нефть и пандемия обрушились на бизнес как лавина. Выжить ему в этих условиях становится почти невозможно без поддержки государства. По сути правы те, кто говорит, что «мир уже никогда не станет прежним».

Все правительства вынуждены принимать меры. Наше — не исключение. Как сейчас выглядит пакет спасительных мер? Бизнес получил частичные налоговые льготы, каникулы на выплату налогов, введение двух новых налогов и мораторий на банкротство. Именно эти меры 25 марта в своем обращении к нации обозначил президент Владимир Путин.

Мораторий на банкротство правительство предложило, очевидно, предвидя неизбежный уход с рынках множества предпринимателей из-за кризиса.

В Госдуму уже внесены поправки в закон о несостоятельности, дающие кабмину право вводить мораторий на возбуждение дел о банкротстве в исключительных случаях — например, при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера или сильных скачках курса рубля.

Однако есть риск, что предлагаемая мера только спровоцирует волну банкротств.

В предлагаемых поправках правительство намерено временно обнулить претензии кредитора к должнику, и тем самым перекладывает на кредитора бремя финансовых потерь в этой кризисной ситуации.

Процедура банкротства — равнозначная проблема как для должника, так и для кредиторов. Однако теперь баланс может быть нарушен в пользу должника.

Решение популистское и влекущее за собой юридические перекосы.

Если поправки внесут, мы получим ситуацию, когда кредиторы не смогут подать заявление на банкротство должника. Если не введена процедура, то арбитражный суд приостанавливает производство по делу в течении трех дней с даты моратория. На подачу заявления самим должником данная норма не распространяется.

Какие же еще послабления после введения моратория получат должники?

Прежде всего, приостанавливается обязанность для должника подать заявление на банкротство.

Не будут начисляться штрафы, пени и иные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих.

Не допускается взысканий на заложенное имущество, в том числе во внесудебном порядке. Приостанавливаются исполнительное производство и меры принудительного исполнения.

Но одновременно начинают действовать и ограничения, предусмотренные законом о банкротстве. То есть, ты вроде бы еще и не банкрот, а ограничения уже действуют.

К примеру, не допускается выход владельцев из бизнеса компании-должника, выкуп либо приобретение должником акций или выплата стоимости доли в компании.

Что явно скажется на реструктуризации, которая могла бы теоретически спасти компанию.

Также не допускается выплата дивидендов и доходов по долям и распределение прибыли между акционерами компании должника.

Еще один важный пункт: не допускается прекращение денежных обязательств должника через подачу встречного требования, если при этом нарушается очередность удовлетворения требований кредиторов. О какой очередности кредиторов речь, если нет процедуры банкротства, а, соответственно, нет и реестра?

Всё это —  меры, направленные на предупреждение недобросовестного поведения со стороны кредиторов-собственников компаний, которые могут получить удовлетворение своих требований в обход других.

Однако, что должнику временное благо, то для кредиторов может стать реальным злом. Ведь приостановка по исполнительным производствам не позволит кредиторам предъявлять исполнительные листы. Соответственно, в режиме ожидания будут находиться исполнения обязательств, на которые рассчитывает кредитор. Невозможность зачетов не позволит сторонам исполнить взаимные обязательства.

К чему приведет  внесение подобных изменений в закон?

Существенные проблемы возникнут в процедурах будущих банкротств, и их невозможно будет избежать. Сроки оспаривания, в отношении которых установлен мораторий, начнут действовать с его окончанием.

Мораторий вводится на 6 месяцев, но может быть продлён, если не отпали обстоятельства, послужившие основанием для его введения.

Значит, неизбежно возникнет путаница с исчислением сроков оспаривания и нарушением очередности с тем же зачетом.

Нельзя обойти вниманием и положение о ничтожности сделок, совершенных во время действия моратория. По общим правилам, чтобы сделку признали ничтожной, одна из сторон должна привести существенные доказательства этому.

Но в текущем проекте подобных доказательств не требуется. Сделки по передаче имущества и принятию новых обязательств (кроме тех, что совершаются в обычной деятельности должника) признаются ничтожными на период моратория в императивном порядке.

Таким образом, нарушается основной принцип состязательности: каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается. По сути настоящая норма установит презумпцию ничтожности сделок в банкротстве, совершенных в период моратория. Это явно ведет к нарушению баланса интересов сторон.

  • Судьба кредиторов явно станет тяжелее, ведь невозможность получения от должника исполнения обязательства и приостановка любых действий по получению положенного может превратить сегодняшнего кредитора в будущего должника.
  • Очевидно, что власти пытаются найти баланс между предотвращением ситуации, когда бизнес окажется в банкротной яме, с одной стороны, и недопущением возможности воспользоваться кризисной ситуацией в недобросовестных целях, используя банкротство — с другой.
  • Однако, говорить о том, что введение моратория является именно той мерой, которая поможет бизнесу, очень смело.
Читайте также:  Как подать на банкротство физического лица?

Россию накрыла волна банкротств

Число банкротов в России за шесть месяцев 2021 года в два раза превысило прошлогодний уровень. К июню суды признали банкротами 88 тысяч россиян, включая ИП, в то время как в прошлом году за это время банкротами стали 2,7 тысячи граждан, пишет РБК со ссылкой на Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

За комментарием ситуации ForPost обратился к главному экономисту консалтинговой компании «ПФ Капитал» Евгению Надоршину.

Он объяснил, что увеличение числа банкротов естественно через полгода-год после того, как прошла острая фаза кризиса.

«За прошлый год число желающих увеличилось. Основная причина для этого — пандемия и те меры, которые предпринимало и не предпринимало государство. Ведь не сам вирус нанёс людям и компаниям большой ущерб, а те меры, которые предпринимали власти», — рассказал экономист.

Надоршин считает, что власти взяли недостаточно ответственности за последствия мер, которые вводили в пандемию, и те выплаты, льготы для граждан и бизнеса не смогли качественно изменить ситуацию. Также, по мнению эксперта, программа льготной ипотеки, введённая для поддержки россиян, на самом деле увеличила риски, лишив их финансовой подушки безопасности.

«В секторе строительства идёт консолидация, и большая часть новых заказов достаётся всё меньшему количеству крупных игроков, а сами эти игроки становятся всё крупнее за счёт более слабых, которые банкротятся пачками уже который год. Это один из секторов-лидеров по числу банкротств.

А в прошлом году туда же пошёл частично ритейл и общепит, который до сих пор не восстановился до уровня 2019 года», — пояснил экономист.

Читайте по теме: Не стоит радоваться повышению налогов для богатых россиян

Говоря о перспективах, собеседник отметил, что если ситуация будет улучшаться динамично, то прирост банкротств быстро замедлится, но это не самый реалистичный сценарий.

«Для того чтобы снять риски, рост должен быть динамичным, а такого я пока не наблюдаю — Россия растёт ниже мировых темпов.

Мы в этом году едва-едва, если всё будет удачно, преодолеем допандемийный уровень, а с учётом новых ограничений из-за ковида и новой волны заболеваемости можем и не преодолеть и сдать в третьем квартале приличную часть того, что в первом полугодии показалось хорошей динамикой.

И если экономика стабилизируется на допандемийном уровне, то темпы нарастания личных банкротств упадут во втором полугодии, но на повышенном уровне они будут оставаться ещё долгие годы», — рассказал экономист.

  • На уровень банкротств повлияет в том числе и облегчённый порядок данной процедуры, который начал действовать в 2020 году.
  • Читайте по теме: Мировые цены на продукты растут с сильнейшей за 10 лет скоростью
  • Семён Гринберг

Поделитесь этой новостью с друзьями:

России предрекли новую волну банкротств: «Безнадежных

Рост числа банкротств физических лиц в этом году примет небывалые темпы, предупреждают финансовые аналитики. Счет людей, пожелавших объявить себя финансов несостоятельными пойдет, на сотни, а не на десятки тысяч, как это было ранее, свидетельствует исследование сервиса FreshStart.

Отчасти в такой динамике виноват коронакризис, резко подточивший возможности граждан расплачиваться по долгам. Отчасти – облегченная процедура личных банкротств, введенная в сентябре 2020 года.

Впрочем, опрошенные «МК» финансовые эксперты разошлись в прогнозах: одни считают, что потенциальных банкротов в стране гораздо больше — их насчитываются миллионы, другие полагают, что никакой угрозы массовых банкротств не существует.

Как полагают аналитики FreshStart, в 2021 году число граждан-банкротов достигнет 178,5 тысячи человек. Эти показатели могут превысить в 1,5 раза прошлогодние.

Росту числа банкротств будут способствовать популярность механизма избавления от долгов среди физлиц и последствия пандемии.

Кроме того, ситуация обусловлена тем, что у россиян в прошлом году отсутствовала возможность воспользоваться процедурой банкротства из-за карантинных мер.

Статистика начала текущего года подтверждает мрачные прогнозы аналитиков. Количество банкротств граждан в первом квартале этого года достигло 40,6 тыс человек, увеличившись на 81,5% по сравнению с прошлогодним показателем.

Эти данные обнародовал Единый федеральный реестр сведений о банкротстве («Федресурс»). Всего же за время существования судебной процедуры личного банкротства (с октября 2015 года) несостоятельными стали почти 323 тыс. россиян. По предварительным оценками, сейчас около свыше миллиона граждан подходят под критерии судебной процедуры банкротства.

Внесудебное банкротство стало доступно с 1 сентября прошлого года. Инициировать его можно через многофункциональные центры (МФЦ) при условии, что размер долгов не превышает 500 тыс. рублей, и приставы прекратили исполнительное производство, не обнаружив у должника имущества.

Между тем, задолженность россиян по кредитам в прошлом году увеличилась на 13,4 процента и достигла рекордных 19,92 триллиона рублей. Эта рекордная цифра сопоставима с расходной частью федерального бюджета. Связана она с ажиотажным спросом на льготную ипотеку и микрозаймы, которые люди с рухнувшими во время пандемии доходами брали на поддержание текущего уровня жизни.

Ну а поскольку долговая нагрузка на россиян растет рекордными темпами, а доходы населения продолжают падать практически 6 лет без перерыва, естественно, растет число просрочек и «плохих» долгов.

А для людей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию, и потерявших возможность обслуживать свои кредиты, выход по закону один – объявлять себя банкротом.

Накроет ли Россию волна банкротств физических лиц в ближайшие месяцы?

Михаил БЕЛЯЕВ, финансовый аналитик, кандидат экономических наук:

«Заемщиков с потенциальными признаками банкротства насчитывается около 1,5 млн. Но и в показателе общего долгового бремени (19,9 млн рублей) ничего хорошего нет.

В России накануне коронакризиса наблюдался бум потребительского кредитования: обращаясь к услугам банков и МФО, люди не только решали какие-то свои жизненные и финансовые проблемы, но и часть кредитов направляли на погашение ранее образовавшейся задолженности.

А когда пришел ковид, многие лишились работы, доходов и, соответственно, возможности расплачиваться по займам. При этом банки, преследуя свою выгоду, очень часто закрывали отчаявшимся клиентам просроченные кредиты, но взамен предлагали брать новые, под более высокие проценты.

Тем самым на шее заемщика еще туже затягивалась долговая петля. Что касается спасительного, как может показаться, банкротства, не надо забывать, что полноценная процедура предусматривает расходы в размере 100-150 тысяч рублей — на госпошлины, на оплату услуг управляющего. У обычных должников таких денег нет.

Кроме того, надо составлять конкурсную массу, то есть, человек лишается львиной доли своего имущества, кроме единственного жилья, лекарств, продуктов питания и того оборудования, что связано с его заработком (например, автомобиля). В общем, вряд ли такое «спасение» вдохновит многих»

Сергей ДРОЗДОВ, аналитик ИК «Универ Капитал»:

«Не надо забывать: если человек подал на банкротство (а это все-таки крайний случай финансовой несостоятельности), больше он кредитов взять не сможет, путь в банки ему отныне заказан.

Соответственно, многие заемщики продолжат любой ценой реструктуризировать свои долги, перекредитовываться, чтобы в дальнейшем сохранить доступ к финансовым ресурсам. Так что едва ли России ждет бум банкротств среди физлиц.

С другой стороны, было бы действительно неплохо разгрузить суды, зачастую отягощенные малозначимыми делами. Упрощенная процедура банкротства служит этой цели, но пока еще россияне ее в полной мере не «распробовали»»

Павел МЕДВЕДЕВ, доктор экономических наук, экс-депутат Госдумы:

«По моим подсчетам, перед самой пандемией граждан имеющих безнадежные долги перед банками и микрофинансовыми организациями было около 17-18 млн, все они – потенциальные участники системы внесудебного банкротства. Это те, кто хотя бы по одному своему займу не платил три месяца или больше.

Плохой долг, превышающий полмиллиона рублей, имеет около миллиона человек. По моим наблюдениям, банкротятся в основном люди с серьезными деньгами, причем процедура зачастую проходит по инициативе кредиторов. Как правило, дела возбуждаются тогда, когда с человека есть что взять.

Что касается внесудебного, так называемого «упрощенного» банкротства, то у этого порядка есть важный изъян, заставляющий усомниться в его практической пользе.

Дело в том, что на банкротство во внесудебном порядке могут претендовать лишь те лица, в отношении которых судебные приставы уже провели процедуру изъятия имущества «в полном объеме» и официально известили об этом суд.

То есть, сначала у людей все изымают без остатка, а потом, так и быть, разрешают «упрощенно» стать банкротами, чтобы списать долги. У 17 млн граждан один выход – биться головой об стену. Что им делать, непонятно, законодатель для них ничего не придумал.

Между тем, это, как правило, вполне добросовестные люди: они из-за пандемии и сопутствующих экономических обстоятельств (потеря работы, сокращение зарплаты, уход на длительный больничный) лишились привычного дохода и не в состоянии покрывать долги. Им приходится в одиночку противостоять «серым» и «черным» взыскателям. Процедура банкротства должна была бы стать выходом из тупика для подавляющего большинства несостоятельных должников. Но этого пока не случилось».  

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *