Новое определение ВС РФ: суды должны оказывать помощь управляющим в их работе

Верховный Суд РФ рассмотрел два спора о передаче технической документации на многоквартирные дома. По обоим делам нижестоящие суды не смогли разобраться самостоятельно. Их ошибки привели к тому, что Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ направила дела на новое рассмотрение.

Новое определение ВС РФ: суды должны оказывать помощь управляющим в их работе

Жильцы одного дома из Новосибирска поменяли управляющую организацию: была УК «Кедр», стала УК «Дзержинец». Вновь выбранная компания обратилась в суд, чтобы обязать предшественницу передать недостающие документы на дом.

Суды частично удовлетворили требования и обязали УК «Кедр» передать документы. В списке документов оказались паспорт фасада и энергетический паспорт МКД, которых не было у УК «Кедр». Именно из-за этих документов дело дошло до Верховного Суда РФ.

  • УК «Кедр» во всех жалобах указывала, что требование об изготовлении за её счет паспорта фасада и энергетического паспорта являются незаконными:- этих документов нет в перечне обязательной технической документации,- собственники не принимали решения об изготовлении этих документов, не определяли источник финансирования,
  • — по действующему в городе «Порядку выдачи паспортов фасадов» старая управляющая организация не может обратиться с заявлением о выдаче паспорта, так домом уже не управляет.
  • Однако апелляционный суд, а за ним суд округа повторяли:- отсутствие или утрата документации не прекращает обязанность по её передаче;- техническая документация подлежит восстановлению за счет обязанного лица;
  • — добросовестно управляя домом, ООО УК «Кедр» должно было располагать всей необходимой документацией, предусмотренной законодательством в качестве необходимой для управления домом.

Позиция Верховного суда РФ

Верховный Суд РФ поддержал управляющую организацию. Он согласился с ее доводами и указал:

  • в пункте 24 Правил содержания общего имущества № 491 содержится перечень технической документации на МКД, а в пункте 26 поименованы иные, связанные с управлением МКД документы;
  • подпунктом «е» пункта 26 Правил № 491 установлено, что в состав иных документов, связанных с управлением МКД, включаются в том числе «иные связанные с его управлением документы, перечень которых установлен решением общего собрания собственников помещений»;
  • состав технической документации длительного хранения и состав документации, заменяемой в связи с истечением срока ее действия, приведен в пунктах 1.5.1 – 1.5.3 Правил эксплуатации жилфонда № 170;
  • таким образом, на законодательном уровне установлена презумпция наличия у предыдущей управляющей компании документов, содержащихся в пунктах 24, 26 Правил № 491, пунктах 1.5.1 – 1.5.3 Правил № 170, имеющих актуальные данные о составе и состоянии общедомового имущества.

Отсутствие или утрата этой документации не может являться основанием для прекращения обязанности по передаче документации МКД новой управляющей организации. В этом случае документация подлежит восстановлению за счет обязанного лица.

Однако суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, может сделать вывод об объективной невозможности исполнения обязательства по передаче определенного документа, относящегося к технической документации на МКД или иным связанным с управлением МКД документом, и отказать в удовлетворении искового требования в этой части. Доказывать объективную невозможность должен ответчик.

Суды должны учитывать, что бездействие собственников, приведшее к невозможности надлежащим образом выполнять управляющей организацией свои обязанности, может служить основанием для ее освобождения от ответственности.

«УК «Кедр» неоднократно ссылалось на объективную невозможность восстановить и передать документы, потому что собственники не принимали решения об оформлении паспортов.

«Однако, несмотря на возражения общества УК «Кедр», фактически возлагая на него обязанность по оформлению паспортов и передаче их новой управляющей организации, суды оставили эти доводы без внимания, не дав им оценки с учетом действовавших норм права, регулирующих спорные отношения, констатировав лишь, что отсутствие документации не может считаться основанием для прекращения обязанности», — заключил Верховный Суд РФ и отправил дело в части передачи паспортов на новое рассмотрение.

Почитать решения судов полностью можно в картотеке арбитражных дел.

✔ Определение Верховного Суда РФ от 09.04.2021 № 307-ЭС20 – 19764 по делу № А21 – 4354/2019

Здесь управляющую организацию сменили собственники из Калининграда. У них было ООО «Эгида-Строй-Инвест», а стало ООО «Территория уюта».Старая управляющая организация передала документы и оборудование, но не всё: «Территория уюта» не досчиталась нескольких документов и пожарных рукавов.

Вновь избранная организация попросила суд обязать передать документы и оборудование по такому списку:

Новое определение ВС РФ: суды должны оказывать помощь управляющим в их работе

Нижестоящие суды отказали новой управляющей организации. Они исходили из того, что старая управляющая организация передала всё то, что получила от предыдущей компании, а больше у нее ничего нет и быть не может. Вот примеры доводов судов:

Новое определение ВС РФ: суды должны оказывать помощь управляющим в их работе

Позиция Верховного суда РФ

Верховный Суд РФ не согласился с такой мотивировкой. Он напомнил, что следует исходить из презумпции наличия у лица, осуществлявшего в течение длительного времени управление МКД, всей предусмотренной действующим законодательством документации, технических средств и оборудования, связанных с управлением таким домом. Обратное будет свидетельствовать о ненадлежащем управлении домом.

  1. Именно предыдущая управляющая организация должна доказывать объективную невозможность исполнения обязанности по передаче испрашиваемых истцом документов, технических средств и оборудования, в том числе по причине их фактического отсутствия.
  2. Суд напомнил нормы про состав технической документации и про обязанность управляющей организации содержать общее имущество таким образом, чтобы обеспечивалось соблюдение норм пожарной безопасности.
  3. «Однако, освобождая общество «Эгида-Строй-Инвест» от установленной законом обязанности, суды не учли вышеуказанные нормы права, оставив без внимания доводы истца об обязанности управляющей организации привести за период управления МКД документацию, технические средства и оборудование в соответствии с требованиями действующего законодательства», — отметил Верховный Суд РФ, направляя дело на новое рассмотрение.
  4. Почитать решения судов полностью можно в картотеке арбитражных дел.

Стандарт поведения и ответственности арбитражного управляющего в практике Верховного Суда. Методичка для кредиторов

  • В профессиональном сообществе давно сложился  консенсус по вопросу изменений банкротного законодательства  – специалисты считают их назревшими и неизбежными.
  • Но  реформа этой области – процесс сложный и с технической, и с политической точки зрения (в смысле согласования новел с большим количеством интересантов).  
  • Как показывает вторая неудачная попытка Минэкономики быстро «протолкнуть» очередной проект изменений закона о банкротстве, реформа, видимо, затянется.

В тоже время, прецедентная практика Верховного Суда, на мой взгляд, гораздо более эффективный механизм внесения ясности и устранения пробелов, чем законодательные изменения. Она  предлагает простые и эффективные способы решения основных  банкротных проблем, разрешая наиболее распространенные спорные ситуации.

  1. В этой подборке я хочу обратить внимание на позиции СКЭС по разным аспектам, связанным с деятельностью конкурсного управляющего – ключевой фигуры в банкротстве, от действий которой зависит достижение легальных целей процедур.
  2. По сути, Экономическая Коллегия в 2019-2020 годах сформировала примерный стандарт разумного поведения управляющего, установила критерии его независимости, уточнила  основания ответственности.    
  3. Полагаю, что набор указанных ниже правовых позиций может быть использован, как краткая методичка  для кредиторов в процедурах банкротства с целью обеспечения независимости управляющего, его разумного и эффективного поведения.   
  4. Утверждение конкурсного управляющего
  5. Не может быть утверждено в качестве арбитражного управляющего лицо, прямо или косвенно связанное с кредиторами, должником, бенефициарами должника.

Связанность конкурсного управляющего,  кредитора и должника может быть подтверждена косвенными данными, включая сведения об общих (с кредиторами и должником) представителях, адресах и т.д.

К доказыванию заинтересованности управляющего  не может  предъявляться строгий стандарт. Достаточно фактов, вызывающих сомнение в его беспристрастности (разумные подозрения).     

Судебный акт: Определение ВС от 26.08.2020 года №308-ЭС20-2721.  

В качестве обстоятельства, указывающего на связанность управляющего с кредитором, может выступать утверждение указанного управляющего в других процедурах по инициативе этого же кредитора, при отсутствии  очевидных «деловых» мотивов для такого систематического выбора.  

Важно: особенно серьезно позиция ВС может «ударить» по крупным игрокам в сфере банкротств (банки, гос.копопрации, специализированные юридические компании), которые «работают» с ограниченным кругом управляющих (из аккредитованы  СРО).

Такой подход может быть применен не только при утверждении АУ, но и как основание для его отстранения.

Судебный акт: Определение ВС от 28.10.2019 года №301-ЭС19-12957;

Отстранение конкурсного управляющего/административная ответственность

Конкурсный  управляющий  должен быть отстранен,  если выясниться, что он попадает под ограничения, предусмотренные пп. ф п.1 статьи 21 ФЗ «О государственной регистрации…»  в связи с тем, что он ранее замещал должность исполнительного органа юридического лица, в отношении которого в ЕГРЮЛ содержатся сведения о недостоверности информации о ее адресе.

 Судебный акт: Определение ВС от 21.01.2019 года №307-ЭС18-14705

Уклонение арбитражного управляющего от подачи заявления о привлечении контролирующих лиц  к субсидиарной ответственности, в условиях отсутствия в конкурсной массе иных источников погашения требований кредиторов, является достаточным основанием для отстранения управляющего.

Судебный акт:

II обзор судпрактики Верховного суда за 2021 год: тезисы для УО и ТСЖ

Верховный суд РФ выпустил второй за год обзор судебной практики, куда в числе прочих вошли дела, интересные для управляющих домами организаций. Читайте основные тезисы ВС РФ по разрешению споров о бездоговорном потреблении ресурсов, взысканию расходов на юристов и о нюансах оформления увольнения сотрудников по ТК РФ.

При споре о бездоговорном потреблении ресурсов важно выяснить добросовестность в действиях сторон

В обзор ВС РФ от 30.06.2021 № 2 вошли несколько дел, которые напрямую относятся к сфере предоставления жилищно-коммунальных услуг и управления домами. Одно из них мы разбирали ранее, рассказав о мнении суда, должна ли УО устранять дефекты, допущенные застройщиком в новом МКД.

Читайте также:  Как избавиться от долгов по алиментам в в 2021?

Ещё одно интересное для управляющих домами дело в сфере ЖКХ касается взыскания неосновательного обогащения с собственника из-за бездоговорного потребления электроэнергии (п. 6 обзора № 2). Сетевая компания обратилась в суд с иском к собственнику нежилых помещений в МКД. Он считал, что ответчик на протяжении нескольких лет не оплачивал электроэнергию и не заключил договор.

Суд первой инстанции отказал истцу во взыскании, но апелляция и кассация встали на сторону сетевой компании. Верховный суд РФ посчитал, что коллеги неправильно толковали и применяли нормы права.

Бездоговорное – это потребление ресурса при самовольном подключении к сетям дома в отсутствие заключённого договора (п. 2 ПП РФ № 442). При этом, согласно п. п.

25, 26 ПП РФ № 442, обязанность убедиться, что все потребители заключили такие договоры в письменной форме, лежит на сетевой компании.

Если сетевая компания или поставщик ресурса выявила факт безучётного или бездоговорного потребления ресурса, то составляет соответствующий акт (п. 192 ПП РФ № 442). При этом, как подчеркнул ВС РФ, должен присутствовать и сам потребитель (п. 193 ПП РФ № 442).

ВС РФ проанализировал акт, предоставленный истцом, и отметил, что:

  • документ составлен в отсутствие ответчика;
  • уведомление о проверке потребитель получил только на следующий день после подписания акта;
  • начало периода бездоговорного потребления в акте – апрель 2014 года, хотя дом был подключён к сетям истца только в августе 2016 года;
  • нет указания на то, какие именно нежилые помещения в доме компания проверила, то есть нет указаний, что это были именно помещения ответчика.

При этом материалы дела показали, что ещё в 2013 году ответчик заключил договоры энергоснабжения с ТСЖ.

Тогда ещё не действовало требование к собственникам нежилых помещений заключать договоры напрямую с РСО: оно введено с 1 января 2017 года п. 4 постановления Правительства РФ от 26.12.2016 № 1498.

Подключение к сетям нежилых помещений собственник сделал после прибора учёта, установленного ТСЖ.

Таким образом помещения ответчика были изначально надлежащим образом подключены к сетям на основании договора с товариществом собственников. Именно в ТСЖ он оплачивал потреблённую электроэнергию согласно показаниям счётчиков.

Суды должны помогать арбитражным управляющим получать документы у следствия — ВС РФ

24.07.2019

Арбитражные управляющие имеют право запрашивать у следственных органов копии изъятых документов банкрота, а суды должны оказывать содействие, если такие обращения оказываются безрезультатными, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ в деле о банкротстве ООО «Новая нефтехимия».

При этом бывшему руководителю банкрота не могут быть адресованы претензии по поводу этой документации, счел ВС РФ.

Конфликт, в который пришлось вмешаться ВС РФ, разгорелся между экс-гендиректором «Новая нефтехимия» Айратом Тумакаевым и арбитражным управляющим Эдуардом Киреевым. Последний требовал от Тумакаева вернуть ему документацию «Новой нефтехимии», а также печати, штампы, материальные и иные ценности, без уточнения их перечня.

Тот еще до решения суда отдал часть запрошенного, а по поводу остального заявил, что документы были изъяты органами следствия у ООО «Учет.ру», которое оказывало «Новой нефтехимии» бухгалтерские услуги, следует из материалов дела.

В них не говорится о самом уголовном деле.

Однако известно, что «Новая нефтехимия» была вторым по величине акционером обанкротившегося Татфондбанка (17,36%), а контролировал эту компанию председатель правления кредитной организации Роберт Мусин. Сейчас он под домашним арестом знакомится с обвинением в особо крупном мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и легализации криминальных средств.

По версии следствия, Татфондбанку был нанесен ущерб на сумму более 50 млрд рублей, при этом один из эпизодов дела связан с «Новой нефтехимией».

Этой компании и ООО «Сувар девелопмент» #Татфондбанк уступил права требования по кредиту, предоставленному ОАО «Нижнекамскнефтехим».

Ранее под этот актив Татфондбанк получил 3,1 млрд рублей в кредит от Банка России, поэтому следствие сочло переуступку мошенничеством.

В марте 2018 года «Новая нефтехимия» была признана банкротом по заявлению конкурсного управляющего Татфондбанка — Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

Несмотря на слова Тумакаева об изъятии документации следствием и отсутствии объективной возможности их передать управляющему, суды обязали его выдать все затребованное.

Обосновывая такое решение, они сослались на закон о несостоятельности, который предписывает руководителю организации-банкрота передать документы и имущество должника конкурсному управляющему.

При этом кассация уточнила, что вопрос о наличии либо отсутствии у бывшего гендиректора «Новой нефтехимии» конкретных документов и ценностей подлежит разрешению на стадии исполнительного производства.

Но в итоге суды оказались неправы по всем пунктам, следует из опубликованного во вторник определения судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ. В середине июля она отменила все решения в пользу управляющего и отправила спор на пересмотр.

ТРЕБОВАНИЯ ДОЛЖНЫ БЫТЬ КОНКРЕТНЫМИ

Коллегия подтвердила, что экс-руководитель банкрота должен передать документацию управляющему. Но последний в заявлении на этот счет «должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов», что соответствует требованиям процессуального законодательства при подаче исков.

«При этом степень должной конкретизации требования арбитражного управляющего об обязании передать документы оценивается судом с учетом обстоятельств рассматриваемого дела и необходимости обеспечения реальной возможности осуществления управляющим возложенных на него полномочий», — отметила СКЭС ВС РФ. Требование о предоставлении договоров за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления договоров и их номеров, которые управляющий может не знать, привела пример коллегия.

Отвергла она и вывод суда округа о том, что вопрос о наличии или отсутствии конкретных документов у Тумакаева мог быть разрешен приставами в ходе исполнительного производства. Это, по сути, означает передачу полномочий суда приставам, что «нарушает принципы правовой определенности и исполнимости судебного акта», говорится в определении.

Также коллегия обратила внимание, что в этом споре конкурсный управляющий Киреев все же уточнял в суде первой инстанции свои требования и конкретизировал перечень и виды истребуемой им документации, но суды уклонились от разрешения уточненного требования.

УПРАВЛЯЮЩИЙ МОГ СПРАВИТЬСЯ И САМ

ВС РФ согласился с аргументами Тумакаева, о том, что он не мог передать документы управляющему, так как они были изъяты правоохранительными органами.

В ходе судебного разбирательства в Верховном суде его представитель Андрей Губайдуллин отмечал, что Тумакаев после получения претензии от Киреева обращался в следственные органы за документами, но ему отказали со ссылкой на то, что руководство «Новой нефтехимии» уже осуществляет конкурсный управляющий.

«При изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему. Это, в свою очередь, исключает возможность удовлетворения судом требования об исполнении им в натуре обязанности», — говорится в определении коллегии.

Также коллегия указала, что конкурсный управляющий и сам может обратиться в правоохранительные органы с ходатайством о выдаче копий изъятых документов. Если же это не даст результата, то он может обратиться за содействием в получении документации к суду, рассматривающему дело о банкротстве, говорится в определении.

НЕПРАВИЛЬНАЯ ПОПЫТКА ЗАБРАТЬ ИМУЩЕСТВО

Коллегия ВС РФ обнаружила нарушения и в том, как суды обязали Тумакаева передать управляющему имущество компании. Во-первых, это решение также не было конкретизировано. А, во-вторых, суды не установили, кто владеет этим имуществом и передавалось ли оно кому-либо и на каком основании.

В-третьих, продолжила коллегия, истребование имущества в таком же порядке, как и при передаче документов (пункт 2 статьи 126 закон о несостоятельности), может применяться только в тех случаях, когда бывший руководитель должника уклоняется от участия в приемке-передаче имущества, владение которыми должник не утратил.

Если же оно утрачено, то возможны два сценария действий, констатировала СКЭС ВС РФ. В случае незаконного перехода к экс-руководителю, например, предъявляется иск о недействительности сделки.

Если же из-за противоправных действий руководителя имущество перешло к другим лицам, защита конкурсной массы должна осуществляться путем предъявления иска о возмещении убытков или о привлечении к субсидиарной ответственности, говорится в определении коллегии.

Банк России отозвал лицензию у Татфондбанка 3 марта 2017 года. На 1 февраля того года, по данным ЦБ РФ, по величине активов эта кредитная организация занимала 42-е место в банковской системе РФ. Банкротом банк был признан в апреле 2017 года. «Дыра» в капитале Татфондбанка оценивалась в 118 млрд рублей.

Крупнейшим акционером Татфондбанка был #Татарстан. Прямо и косвенно республика контролировала 44,16% акций.

Читайте также:  Можно ли после банкротства выезжать за границу? Кому закроют выезд?

Источник — Федресурс.

Верховный Суд РФ представил подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими

Определение Верховного Суда РФ от 26.10.2017 N 305-ЭС17-8225 по делу N А40-154653/2015

Арбитражный суд города Москвы возбудил дело о банкротстве общества как ликвидируемого должника. Впоследствии  обществом был отчужден 51 процент принадлежащих ему акций по заниженной цене.

Банк — конкурсный кредитор общества, имея в наличии сведения об основаниях признания сделок по отчуждению акций недействительными, обратился к конкурсному управляющему с требованием об оспаривании этих сделок. Банк потребовал взыскать с конкурсных управляющих солидарно убытки в размере 64 990 450 руб.

, причиненные бездействием ответчиков, своевременно не оспоривших сделки по отчуждению должником акций, что сделало невозможным пополнение конкурсной массы должника и, как следствие, привело к нарушению имущественных прав банка как конкурсного кредитора. Банк указал, что по заключению оценщиков рыночная стоимость акций гораздо выше стоимости, по которой они были отчуждены обществом.

В конкурсную массу должника должно было поступить пять процентов от их стоимости, или 55 642 450 руб.

  • Верховный Суд РФ указал, что, взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права.
  • Суд не согласился и с решением суда первой инстанции по следующим основаниям:
  • судебной оценке подлежала деятельность конкурсных управляющих с момента потенциальной или реальной осведомленности их о заключении спорных сделок до истечения годичного срока исковой давности, последующая деятельность конкурсного управляющего не имела значения для дела, однако эти обстоятельства судом определенно не установлены;

для применения в отношении конкурсных управляющих ответсттвенности за совместно причиненный вред суду следовало установить, что действий каждой из них было достаточно для причинения убытков, т.е. они должны были иметь возможность своевременно оспорить каждую из сделок, однако без объективных на то препятствий не сделали этого;

возмещение убытков должно привести к восстановлению нарушенного права банка.

Банк не мог получить всю сумму убытков, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований.

Из Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» следует, что конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, должен анализировать финансовое состояние должника и результаты его финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности, принимать меры по защите имущества должника, а также по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц.

Для реализации этих интересов и возврата должнику его имущества конкурсный управляющий наделен помимо прочего правами по оспариванию по своей инициативе сделок должника.

Как профессиональный участник конкурсного производства арбитражный управляющий должен знать положения законодательства о последствиях пропуска срока исковой давности оспаривания сделок.

Если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности.

Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В таком случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

Расчет убытков и обстоятельства, влияющие на определение их размера, устанавливаются судом на основании доказательств, представленных лицами, участвующими в деле. При этом ответчик, оспаривающий сам факт причинения убытков, не лишен возможности также оспорить и их размер на тот случай, если суд не согласится с его первой позицией.

В связи с этим Верховный Суд РФ не согласился с мотивами отказа в удовлетворении иска, изложенными в апелляционном и окружном постановлениях.

Для отказа в удовлетворении иска суды должны были установить отсутствие противоправности в действиях (бездействии) конкурсных управляющих, в то время как отсутствие причинно-следственной связи между действиями конкурсного управляющего и убытками в заявленном истцом размере обязывало суд самостоятельно определить их размер и удовлетворить иск исходя из этой суммы.

Доводы ответчиков о том, что ранее в судебном порядке не признавались их действия незаконными, несостоятельны. Из названных ответчиками судебных актов следует, что ранее суды не оценивали действия арбитражных управляющих применительно к соблюдению ими срока исковой давности по оспариванию сделок.

В рамках данного дела суд не лишен возможности оценить эти обстоятельства. Вопреки доводам ответчиков отсутствие судебного акта о недействительности сделок не препятствует суду в данном деле оценить доводы банка о судебной перспективе оспаривания сделок при соблюдении срока исковой давности.

При этом суду достаточно вывода о высокой вероятности признания сделок недействительными.

Верховный Суд РФ указал, что на исход дела повлияли существенные нарушения норм права.

Без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности как банка, так и арбитражных управляющих, поэтому судебные акты по существу рассматриваемого спора в данном деле отменены.

Ввиду того что для принятия решения необходимы оценка доказательств и установление обстоятельств, указанных в настоящем определении, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

  1. Перейти в текст документа »
  2. Больше документов и разъяснений по коронавирусу и антикризисным мерам — в системе КонсультантПлюс.
  3. Зарегистрируйся и получи пробный доступ

Дата публикации на сайте: 03.11.2017

Поделиться ссылкой:

Новые позиции ВС РФ в сфере банкротства — Эксиора

Новые позиции ВС РФ в сфере банкротства

Алексей Мороз, управляющий партнер, Адвокатское бюро «Эксиора», г. Москва

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ (далее – СКЭС) обращается к проблемам применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) достаточно часто. За последнее время коллегией был принят целый ряд судебных актов по интересным делам, примечательных тем, что на первый план в них вышли такие категории, как добросовестность, разумность и целесообразность.

Хозяйственная деятельность должника в конкурсном производстве должна быть оправдана целями процедуры банкротства

СКЭС разбиралась, в каких случаях продолжение производственной деятельности должника может быть оправданно в процедуре конкурсного производства (определения от 29.08.2016 № 307-ЭС14-8417 и № 306-ЭС16-1979).

Оба дела были переданы на рассмотрение СКЭС в связи с тем, что расходы, связанные с осуществлением текущей производственной деятельности должника, были отнесены конкурсными управляющими в третью очередь текущих платежей, чем ожидаемо не были удовлетворены налоговые органы, поскольку требования об уплате обязательных платежей учитываются в составе четвертой очереди текущих требований.

В обоих случаях нижестоящие суды исходили из того, что, поскольку собранием кредиторов решение о прекращении хозяйственной деятельности должника не принималось, конкурсные управляющие были вправе осуществлять расходы, связанные с обеспечением такой деятельности.

СКЭС с таким подходом не согласилась, обратив внимание на то, что конкурсное производство представляет собой ликвидационную, а не реабилитационную процедуру, и его целью является соразмерное удовлетворение требований кредиторов за счет продажи имущества должника, включенного в конкурсную массу.

Коллегия указала, что положения п. 6 ст. 129 Закона о банкротстве не могут быть истолкованы таким образом, что продолжение деятельности юридического лица – должника в период конкурсного производства оправданно до тех пор, пока иное не установлено собранием кредиторов.

Действуя разумно и добросовестно в интересах должника и кредиторов, конкурсный управляющий должен определить стратегию конкурсного производства в отношении должника, в том числе целесообразность дальнейшего функционирования хозяйствующего субъекта, учитывая, в частности, исключение возможности необоснованного простоя имущества, которое может приносить доход в период осуществления мероприятий по его оценке, подготовке к реализации, наличие объективных предпосылок к продаже предприятия как единого имущественного комплекса либо осуществления процедуры замещения активов и т. п. В любом случае срок, в течение которого может сохраняться производственная деятельность должника, должен соотноситься с периодом времени, необходимым и достаточным для выполнения эффективным арбитражным управляющим всех предусмотренных законом процедур, направленных на отчуждение принадлежащих должнику объектов в целях проведения расчетов с кредиторами.

СКЭС обратила внимание на то, что отнесение всех расходов по производству и реализации продукции должника к эксплуатационным платежам и их приоритет перед обязательными платежами противоречат принципам очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Такой подход, по мнению СКЭС, фактически легализует схему уклонения от уплаты налогов и создает для должника необоснованные преимущества перед другими участниками рынка, предоставляя возможность на протяжении длительного времени вести производственную деятельность в процедуре конкурсного производства, не уплачивая обязательных платежей, что недопустимо.

Читайте также:  Рефинансирование кредитных карт других банков - как оформить?

Неоднозначные вопросы трудовых споров с директорами. Новые разъяснения от Верховного суда

Пленум Верховного суда недавно принял постановление, регулирующее неоднозначные вопросы труда руководителей компаний. Большей частью постановление посвящено нюансам именно трудовых споров и применения трудового права, но в некоторых случаях эти вопросы пересекаются с корпоративными спорами.

Споры, связанные с трудовой деятельностью руководителей компаний, всегда вызывали много вопросов на практике.

Это связано, во-первых, с двойственностью правового статуса руководителя: он выступает и как единоличный исполнительный орган хозяйственного общества, и как наемный работник одновременно.

Во-вторых, с отсутствием единообразия в практике судов общей юрисдикции, в том числе большим количеством противоречий в решениях самого Верховного суда.

Недавно Верховный суд попытался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями. В результате было принято постановление Пленума Верховного суда от 02.06.

15 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» (далее – постановление № 21). Это постановление № 21 должно снять некоторые спорные вопросы судебной практики.

В то же время некоторые вопросы так и остались неразрешенными либо решения, предлагаемые в постановлении № 21, сформулированы не совсем ясно.

Один из ключевых вопросов, которым посвящено постановление № 21, связан с разграничением подведомственности споров с директорами.

Необходимость в прояснении этого вопроса действительно имелась, потому что споры с одним и тем же предметом в зависимости от обстоятельств можно рассматривать и как трудовые, и как корпоративные.

Правда, нельзя сказать, что разъяснения Верховного суда эту проблему полностью сняли: некоторые формулировки постановления № 21 требуют дополнительного толкования.

Подведомственность судов общей юрисдикции. Верховный суд обозначил категории дел, которые относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 3 постановления № 21).

Это только трудовые споры, то есть споры между обществом и руководителем по поводу их трудовых отношений.

Таким образом, иски, где стороной являются иные лица (например, участники общества), а не само общество, а также иски, не связанные с трудовыми отношениями руководителя и компании, не относятся к подведомственности судов общей юрисдикции.

Верховный суд приводит примеры типичных трудовых споров, которые рассматривают суды общей юрисдикции.

Во-первых, это дела об оспаривании руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Надо сказать, что формулировка этого примера не вполне удачна. Дело в том, что полномочия руководителя возникают по установленным гражданским законодательством основаниям.

Трудовой договор лишь регулирует трудовые отношения руководителя с компанией. Поэтому с учетом изложенного в пункте 3 постановления № 21 общего принципа о подведомственности судам общей юрисдикции только тех споров, которые возникают из трудовых отношений, эту формулировку нужно, по-видимому, толковать следующим образом.

Если требования основаны на нормах трудового законодательства – например, бывшая руководительница (генеральный директор) просит восстановить ее на работе, ссылаясь на факт беременности на дату увольнения, то дело рассматривает суд общей юрисдикции.

Если же требования основаны на нормах гражданского права – к примеру, в аналогичной ситуации бывшая руководительница (генеральный директор) ссылается на несоблюдение корпоративных норм при принятии решения о прекращении ее полномочий, такой спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Это вытекает также из пункта 4 статьи 225.

1 Арбитражного процессуального кодекса, согласно которому к корпоративным спорам, рассматриваемым арбитражными судами, отнесены споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления.

Во-вторых, это споры по искам одной стороны трудового договора к другой стороне об оспаривании и признании не подлежащими применению условий трудовых договоров, в том числе о размере оплаты труда, выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудового договора.

В-третьих, иски об оспаривании руководителями применения к ним мер дисциплинарной ответственности.

Подведомственность по спорам о взыскании с руководителей убытков. На практике неоднозначная ситуация с подведомственностью складывается также в отношении споров о взыскании с директоров убытков (материального ущерба).

Дело в том, что возможность привлечения директора к материальной ответственности предусмотрена как гражданским (ст. 53.1 ГК РФ), так и трудовым законодательством (ст. 277 ТК РФ).

В пункте 7 постановления № 21 приведена лишь общая формулировка о том, что дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами о разграничении компетенции, установленными процессуальным законодательством (то есть по нормам части 3 статьи 22 ГПК РФ, пункта 2 части 1 статьи 33 и пункта 3 статьи 225.1 АПК РФ).

Применительно к искам о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами, сложностей не возникает. В силу прямого указания пункта 3 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса такие иски рассматривают арбитражные суды. А вот по аналогичным искам, где истцом выступает сама компания, единой позиции не сложилось.

Верховный суд принял важное решение по коммунальным услугам

2021-07-12T13:06:48+10:00 2021-07-12T13:06:48+10:00 2021-07-12T13:06:48+10:00

Жильцы имеют право требовать от управляющих компаний не только возврата оплаченных коммунальных услуг, если они оказались ненадлежащего качества, но и получить в свою пользу компенсацию, а также штраф, разъясняет Верховный суд РФ. Высшая инстанция отмечает, что для взыскания с коммунальщиков штрафа собственники не обязаны соблюдать досудебный порядок урегулирования спора.

ВС рассмотрел спор собственников квартир и управляющей компании: жильцы пожаловались, что УК не проводит уборку общей площади и придомовой территории, нерегулярно вывозит мусор, длительное время не реагирует на их обращения, производит коммунальные начисления по работам, которые невозможно выполнить, а также не участвует по их приглашению в общих собраниях. Ненадлежащее оказание услуг по содержанию общего имущества отражено в специальных актах с фототаблицами, составленными и подписанными жильцами дома, а также подтверждено обращениями граждан в местную администрацию, государственную жилищную инспекцию и прокуратуру, указали истцы.

Мировой суд участка № 67 Фокино исковые требования удовлетворил и взыскал в пользу жильцов оплаченные за непредоставленные услуги средства, а также компенсацию морального вреда и штраф. Апелляционная инстанция это решение поддержала.

Однако Девятый кассационный суд общей юрисдикции не согласился со взысканием с УК штрафа и отменил решение в этой части.

Принимая по делу новое решение, суд указал на то, что истцы не обращались в адрес ответчика с заявлением или претензией о возврате им денежных средств, внесенных за услугу, которая им не была оказана.

Штраф взыскивается только за отказ от добровольного удовлетворения требований потребителя, в то время как таких требований истцы в досудебном порядке не заявляли, посчитал кассационный суд общей юрисдикции. Соблюдение досудебного порядка, по мнению кассационного суда, являлось обязательным.

При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя (пункт 6 статьи 13 закона от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей»), напоминает ВС.

В пленуме ВС дополнительно разъяснено, что в таких случаях суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф, независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 46 постановления от 28 июня 2012 г. № 17).

«Из содержания приведенных выше норм права и разъяснений Верховного суда не следует, что требование потребителя, неисполнение которого в добровольном порядке в установленный срок влечет взыскание судом штрафа, обязательно должно быть досудебным или внесудебным, равно как и не установлена какая-либо обязательная форма такого требования», – отмечает ВС.

Он обращает внимание, что свежий пленум – от 22 июня 2021 г. № 18 – также не содержит указаний на то, что по данной категории споров предусмотрен обязательный досудебный порядок.

ВС также разъясняет, что в ходе рассмотрения данного дела ответчик исковые требования не признавал и требования потребителей добровольно не исполнил.

При этом истцы неоднократно обращались в УК с жалобами на необходимость проведения ремонтных работ общего имущества и перерасчета платы ЖКУ, и за ними судом было признано право на такой перерасчет исходя из обстоятельств длительного неисполнения коммунальщиками обязательств – с 1 ноября 2016 г. по 31 декабря 2019-го.

«При таких обстоятельствах вывод судов первой инстанции и апелляционной инстанций об удовлетворении требования истцов о взыскании штрафа является правильным», – отмечает ВС.

В связи с чем судебная коллегия отменила решение об отказе взыскать с коммунальщиков штраф и оставила в силе решение, которым все требования собственников были удовлетворены.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *