Внесудебное банкротство под запретом: почему законопроект не получил поддержку?

Внесудебное банкротство под запретом: почему законопроект не получил поддержку?

Идея внесудебного банкротства граждан давно витала в воздухе. Осенью 2019 года законопроект об этом был внесен в Госдуму депутатом от «Единой России» Николаем Николаевым. Распространение коронавируса, ухудшившее экономическую ситуацию, ускорило превращение этой инициативы в закон. В августе этого года проект был одобрен Совфедом. Новелла, как отмечает гендиректор «Юридического бюро № 1» Юлия Комбарова, призвана списать безнадежные долги. А кроме этого, полагают эксперты, должна разгрузить арбитражные суды, чьей по закону обязанностью была эта работа.

С 1 сентября новой процедурой смогут воспользоваться граждане, размер задолженности которых составляет от 50 тыс. до 500 тыс. рублей. Должник подает заявление в МФЦ с указанием всех кредиторов, причем если заявление вернут (к примеру, из–за ошибок), то повторить обращение можно только через 1 месяц.

Необходимым условием для внесудебного банкротства является завершенное исполнительное производство, когда приставы так и не нашли у должника активов, за счет которых можно погасить долги. Воспользоваться таким вариантом гражданин сможет один раз в 10 лет. При этом для должника внесудебное банкротство проводится бесплатно.

Через полгода после внесения в Единый федеральный реестр сведений о банкротствах (Федресурс) уведомления о возбуждении банкротства процедура завершается.

Обанкротиться задешево

Актуальность этой проблемы демонстрируют следующие показатели: в первом полугодии текущего года суды признали несостоятельными 42,7 тыс. россиян. Сложившуюся тенденцию усугубила сложная экономическая ситуация, вызванная пандемией COVID–19, которая привела к падению доходов физлиц.

Так, бюро кредитных историй «Эквифакс» констатирует на июнь этого года рост объемов просроченной задолженности (30–60 дней): по автокредитам на 129,5%, по ипотеке — на 125,1%, по кредитам наличными — на 115%.

А по займам в микрофинансовых организациях, к услугам которых нередко прибегают россияне, просроченная задолженность (60–90 дней) выросла на 63,8%.

Судебная процедура, единственно возможная до нынешнего года, работала не слишком хорошо. Процесс сдерживали несколько факторов, которые, собственно, поправки в закон и устранили.

В первую очередь дороговизна самой процедуры — личное банкротство год назад в Петербурге стоило 200–250 тыс. рублей. Обязательными слагаемыми судебного банкротства были госпошлина (300 рублей), гонорар финансового управляющего, назначаемого судом (25 тыс.

рублей), обязательные публикации в газете «Коммерсант» и на Федресурсе (7 тыс. рублей и 402,5 рубля соответственно за одну публикацию) и т. д. И очень часто суды отказывали гражданам в проведении процессов о несостоятельности из–за отсутствия денег на оплату самой процедуры.

Кроме того, раньше банкротиться можно было только с задолженностью свыше 300 тыс. рублей и просрочкой платежей свыше 3 месяцев.

Внесудебное банкротство под запретом: почему законопроект не получил поддержку?

Провинциальное банкротство

В «Юридическом бюро № 1» рассказали «ДП», что еще до принятия законодательных изменений к ним поступали запросы на проведение внесудебных банкротств.

Так, в июне в компанию обратилась 50–летняя женщина, в отношении которой исполнительное производство было завершено, но основной кредитор, крупный банк, пытался взыскать с нее около 150 тыс. рублей.

Размер общего долга 250 тыс. рублей клиентки не позволял инициировать судебное банкротство.

«При этом непогашенный долг создавал для нашей клиентки определенные неудобства — она работала на зарплате с серой схемой оплаты и планировала сменить ее на белую. Клиентка опасалась, что взыскатель узнает о смене работы и активирует исполнительный лист.

Поэтому в сентябре мы планируем подать заявление на внесудебное банкротство», — добавили в юрбюро. Месяц назад специалисты юрбюро консультировали клиента, задолжавшего семи кредиторам более 300 тыс. рублей.

Он прошел исполнительное производство, но приставы не нашли у него никакого имущества. При этом должник не был готов потратить немногим более 100 тыс. рублей за банкротство «под ключ».

И хотя внесудебное банкротство значительно дешевле и накладывает аналогичные судебному ограничения, клиент не сразу на него согласился. Он опасался, что новый механизм не сработает, пояснили в «Юридическом бюро № 1».

Однако новая процедура вряд ли заинтересует всех должников. «Кому было необходимо, тот и так смог обанкротиться: не хватало человеку какой–то суммы до 300 тыс. рублей, тот шел и брал микрозайм.

Сами кредиторы не заинтересованы в совершении каких–либо действий для взыскания 200 тыс. рублей, не говоря уж о 50 тыс. Поэтому рост личных банкротств возможен, но небольшой.

Предполагаю, что новый механизм привлечет внимание скорее должников в регионах, нежели в Москве и Петербурге», — резюмирует партнер Апелляционного центра Владимир Полуянов.

Непонятно, как этот процесс может положительно отразиться на экономике. Подобные изменения в законе способствуют только тому, чтобы граждане могли легально не возвращать долги и избежали для себя каких–либо негативных последствий.

При этом кредиторы оказываются в проигрышной ситуации, их права как раз реально не защищаются. Долги и так было трудно взыскивать с учетом того, как работает федеральная служба приставов, а тут законодатель еще и банкротиться разрешает в упрощенном порядке, и постоянно расширяет эти возможности.

Остается надеяться, что такой процедурой смогут воспользоваться далеко не все.

Внесудебное банкротство под запретом: почему законопроект не получил поддержку?

Антон Слободин

адвокат юридической фирмы «Адвокат Фремм»

Нет процедуры, которой нельзя было бы злоупотребить. Тем более если речь идет о банкротстве. Тем более если о банкротстве, происходящем без контроля суда. Весь вопрос в масштабе возможных злоупотреблений. Безусловно, кредиторы будут реагировать, если должник будет использовать процедуру внесудебного банкротства в той ситуации, когда для этого нет оснований.

Если размах злоупотреблений станет чувствителен для банков, кредитные организации могут также инициировать возбуждение уголовных дел, в том числе в превентивных целях. При этом в некоторых случаях кредиторы могут перейти к судебному порядку возбуждения дела о несостоятельности — к примеру, кредитор не был указан в заявлении должника о внесудебном банкротстве.

Внесудебное банкротство под запретом: почему законопроект не получил поддержку?

Александр Соловьев

адвокат коллегии адвокатов «Юков и Партнеры»

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Банкротство вне суда: почему оно вредно кредитору и должнику

Внесудебное банкротство под запретом: почему законопроект не получил поддержку?

Теперь россияне могут становиться банкротами во внесудебном порядке. Совершенно бесплатно и совершенно бездумно.

Кто может банкротиться вне суда

Этим правом могут пользоваться те, у кого в прошлом официально не было имущества и доходов для исполнения своих законных обязательств, а потому исполнительное производство было завершено актом о невозможности взыскания.

Имея такой «актив» и при отсутствии других исполнительных производств, можно получить в финансовых организациях несколько кредитов и, даже не дожидаясь начисления процентов по ним, обратиться в ближайший МФЦ с заявлением о признании себя банкротом. Деньги возвращать не придется.

Пикантности ситуации добавляет то, что акт о невозможности взыскания можно получить на любую сумму, даже на сто рублей, а списать долги, даже не просроченные, можно на полмиллиона. В этом свете бросается в глаза очевидное преимущество зарплат в конвертах перед белыми зарплатами.

Смутные сомнения начинают терзать и при мысли, что наказания за неправомерные действия при внесудебном банкротстве практически нет: размер административной ответственности для физических лиц — не более 5 тыс.

рублей, а для уголовной ответственности максимальный размер потенциального ущерба при внесудебной процедуре банкротства в 5 раз меньше необходимого минимума.

Интуиция подсказывает, что для бизнеса «раздолжнителей» настали хорошие времена.

Главный недостаток судебной процедуры банкротства — сложность — новый закон устранил. Для обращения в МФЦ с заявлением о внесудебном банкротстве не надо располагать никакими специальными познаниями ни самому должнику, ни сотруднику МФЦ. Вроде бы вот оно, счастье, но смутные сомнения начинают одолевать снова.

Так как закон обязывает проверить только наличие исполнительных производств — новых или завершенных актом о невозможности взыскания. Ни сумма обязательств должника, ни наличие предыдущего банкротства, после которого еще не истек срок давности, не проверяются.

Более того, даже если будут выявлены факты несоответствия заявителя требованиям о внесудебном банкротстве, оспорить нельзя ни начало такой процедуры, ни ее завершение.

Любопытство вызывает новелла о праве кредиторов разыскивать имущество должника. Во-первых, такой поиск не имеет смысла для кредиторов в рамках внесудебного банкротства, поскольку, обнаружив имущество, кредитор не сможет его получить в погашение обязательств.

Во-вторых, закон предполагает, что кредитор делает запросы об имуществе должника через Систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ), при этом к СМЭВ до сих пор для этой цели практически никто не подключен.

В-третьих, даже через СМЭВ закон разрешает делать запросы только в МВД и Росреестр, а значит, нельзя получить сведения о других видах имущества должника.

Значит, право-то есть, но его как бы нет.

Кто может остановить внесудебное банкротство

Следующая мистификация — право кредитора остановить внесудебное банкротство. Закон дает единственный способ для этого: подать в арбитражный суд заявление о признании должника банкротом. Но это допускается только в предусмотренных законом случаях.

Поэтому ни при выявлении кредиторами не заявленного должником обязательства, размер которого в сумме с заявленными долгами превышает 500 тыс. рублей, ни при обнаружении у должника имущества, не подлежащего государственному учету (например, ювелирных украшений, наличных денег), перевод внесудебного банкротства в судебный формат невозможен.

Более того, некредитные финансовые организации фактически лишены возможности реализовать судебную процедуру банкротства в течение положенных законом шести месяцев до автоматического вступления в силу внесудебного банкротства. Так как для обращения в арбитражный суд необходимо получить судебное решение о взыскании долга.

Но во внесудебной процедуре участвуют и непросроченные обязательства. По ним обратиться в суд для взыскания невозможно.

И зачем кредиторам возбуждать судебное банкротство? Для кредитора это платная услуга. Сумма непогашенного обязательства одного должника, претендующего на внесудебное банкротство, наверняка небольшая (гораздо менее 500 тыс.

рублей), с высокой долей вероятности такое обязательство не обеспечено, поэтому даже при успешном возбуждении дела о банкротстве такой кредитор может рассчитывать на мизерное взыскание, исходя из очередности и пропорциональности удовлетворения требований в рамках судебной процедуры.

Но ведь право же есть, хоть его уже нет!

Какой кредитор хорошо смеется

На этом этапе размышлений история с кредиторами, которых должник забыл указать в своем заявлении, вызывает уже улыбку.

Обязательства таких кредиторов продолжают жить своей жизнью без ограничений. Поэтому они меньше всего заинтересованы в том, чтобы «найтись».

После списания долгов заявителя перед другими кредиторами у «забытого» резко возрастают шансы на удовлетворение своих требований.

Интересно, что про процедуру приостановления шестимесячного срока для завершения внесудебного банкротства законодатели просто забыли.

При этом сам закон предусматривает случаи, при которых такое приостановление необходимо.

Иначе потенциально возникают ситуации, когда должник официально стал банкротом по внесудебной процедуре, а после этого в отношении тех же обязательств дело о банкротстве будет рассматривать арбитражный суд.

Интересно и правило о моратории удовлетворения требований по обязательствам должника, возникающем с момента включения сведений о возбужденной процедуре внесудебного банкротства в соответствующий реестр.

С одной стороны, мораторий не означает запрета должнику добровольно выполнять свои обязательства. Поэтому должник безнаказанно может платить по обязательствам перед «забытым» кредитором в течение всей процедуры внесудебного банкротства и по ее завершении.

С другой стороны, нет административной ответственности за внесудебное взыскание в отношении должников, по которым возбуждено внесудебное банкротство. Хотя такая ответственность установлена за взыскание в рамках начатой судебной процедуры.

Справедливости ради надо отметить, что и смысла в таком взыскании нет, ведь есть основания для привлечения кредитора к административной ответственности за нарушения в сфере несостоятельности.

Читайте также:  Премии накануне банкротства: ВС защитил наемных работников

Вход — рубль, выхода нет

Настоящей инновацией, введенной законом, стало отсутствие какого бы то ни было решения о признании должника банкротом в рамках внесудебного банкротства. Именно поэтому при наличии любых нарушений в процедуре отсутствует предмет для обжалования.

Даже сам должник не сможет отозвать свое заявление из МФЦ — такого права закон не предусматривает. Созданы все обстоятельства, чтобы начатая процедура внесудебного банкротства завершилась банкротством должника несмотря ни на что.

Что кардинально отличает ее от судебного банкротства.

Но так ли выгодно банкротство гражданину? Если вынести за скобки возможность легкого обогащения при легко реализуемом по правилам закона преднамеренном банкротстве, то человек получает списание текущих долгов вместе с прекращением возможности кредитоваться в течение следующих пяти лет и многолетним запретом на повторное банкротство по другим обязательствам. Если предположить, что закон ориентирован на добросовестных граждан с низким доходом, то путь банкротства не представляется спасением. Списанные долги возникли у банкрота не от хорошей жизни. Следовательно, потребность в кредитах у такого банкрота не исчезнет, если уровень его дохода не возрастет. При этом получение им финансовых услуг у легальных кредиторов будет закрыто. Значит, черные кредиторы в итоге получат нового клиента. Не лучшая альтернатива для должника.

Какую цель преследовал закон? Конечно, снижение социальной напряженности. Это актуально в сложной экономической ситуации, усугубившейся последствиями объявленной пандемии.

Однако причина социальной напряженности — бедность. Она списанием долгов не лечится.

Списание долгов способствует усилению инфантильности и безответственности населения, а в итоге создает благодатную почву для мошенничества, коррупции и нелегального бизнеса.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Внесудебное банкротство граждан нарушает Конституцию: эксперты раскритиковали предложенный законопроект

Внесудебное банкротство под запретом: почему законопроект не получил поддержку?

В конце прошлой недели Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект, который легализует процедуру внесудебного банкротства. Депутаты преподносят новацию, как спасение для граждан, однако эксперты уверены, что проект – это покушение на конституционные права арбитражных управляющих и попытка заклеймить россиян.

Суть проекта

В настоящий момент объявить себя банкротом могут граждане, чей долг превышает 500 тыс. руб. и у кого в запасе есть еще около сотни тыс. для прохождения процедуры. Пласт тех, кто задолжал от 50 до 500 тыс. руб., долгое время оставался без регулирования.

Если проект пройдет все стадии согласования, вступить в процедуру банкротства сможет практически любое лицо, которое не может расплатиться по долгам свыше 50 тыс. руб.

Процедура признания несостоятельности будет проходить без привлечения суда — только на основании решения арбитражного управляющего. Причем для банкрота она будет быстротечной и бесплатной, управляющему не нужно будет платить. Планируется, что новация начнет действовать с октября 2020 года.

Кто может вступить во внесудебную процедуру банкротства

Потенциальный банкрот должен подготовить и подать в СРО, которое является членом национального объединения СРО, соответствующее заявление, после чего арбитражный управляющий проверяет может ли данное лицо вступить в желаемую процедуру.

Для того, чтобы иметь право участвовать во внесудебном банкротстве, человек должен быть официально признан безработным, при этом доход на каждого члена семьи не должен превышать прожиточного минимума. Семья должна находиться в таком положении не менее трех месяцев до момента подачи заявления.

Кроме того, у претендента должно отсутствовать в собственности любое имущество за исключением того, на которое невозможно наложить взыскание, а сумма накоплений не должна превышать 50 тыс. руб. на протяжении последних трёх месяцев. Также гражданин не должен иметь судимости либо она должна быть погашена.

Внесудебная процедура может применяться только к тем, кто не проходил банкротных процедур за последние пять лет.

Что это даст

С момента начала процедуры:

  • с гражданина временно снимается обязанность по удовлетворению требований кредиторов и уплате обязательных платежей (с исключениями);
  • приостанавливается начисление штрафов и пени, иных финансовых санкций;
  • вводится мораторий на имущественные взыскания по исполнительным документам, однако это не касается алиментов или платежей, что назначены вследствие причинения вреда жизни или здоровью;
  • Гражданин в стадии внесудебного банкротства не сможет получить новые кредиты, займы или выступить поручителем.
  • Процедура длится год, после чего банкрот освобождается от обязанности по удовлетворению требований кредиторов.
  • В чем заключаются обязанности арбитражного управляющего
  • В течении 10 дней с момента получения СРО заявления гражданина изучить документы и проверить соблюдены ли требования законодательства о банкротстве.
  • В течение 1 дня после принятия решения о соблюдении требований закона и старте процедуры либо об отказе в ее проведении сообщить заявителю заказным письмом с уведомлением.
  • В случае положительного решения управляющий также обязан опубликовать сообщение в ЕФРСБ, уведомить банки, суды, приставов и иные уполномоченные органы.
  • В процессе проведения процедуры управляющий также обязан направлять заказные письма-запросы с уведомлениями во все регистрирующие органы с целью розыска имущества должника.
  • В течение 1 дня управляющий обязан включать существенно значимые сведения в ЕФРСБ, например, о появлении нового имущества у гражданина в процессе прохождения процедуры.
  • В день завершения процедуры запись об этом управляющий также обязан внести в реестр.

Все это управляющий делает бесплатно для должника. Вознаграждение управляющему выплачивается за счет средств Фонда поддержки внесудебного банкротства граждан. Расходы также будут возмещаться за счет Фонда.

Кто будет проводить банкротные процедуры за копейки?

Эксперты предполагают, что может возникнуть ситуация, когда СРО намеренно не будут вступать в национальное объединение лишь бы уйти от принудительно-добровольного ведения банкротных процедур за копейки. Кроме того, законодатели установили чересчур жёсткие сроки для обязательств управляющих. Это может повлечь за собой массовые жалобы и дисквалификации.

Предполагаемое «вознаграждение» арбитражных управляющих далеко не равнозначно усилиям и затратам на проведение процедуры. При этом финансировать Фонд для его выплаты будут сами управляющие.

Преподаватель МФЮА Дмитрий Гладышев также отметил, что новый законопроект призван помочь малоимущим гражданам, однако насколько эти граждане реально являются малоимущими, большой вопрос.

Для вступления в процедуру внесудебного банкротства гражданин должен иметь доход, который не превышает прожиточного минимума на каждого члена семьи. Прожиточный минимум для взрослого москвича — 18 тыс. руб., для ребенка — 10 000 руб.

Выходит, что москвич из среднестатистической семьи может иметь доход в 46 000 рублей, который не может быть обращен в конкурсную массу. При это, имея долг в 50 тыс. руб. он сможет легко его списать, зарабатывая аналогичную сумму за месяц.

Полстраны теперь можно будет «заклеймить»

По словам Алексея Кравцова, заведующего кафедрой юридического факультета РГАИС, председателя Арбитражного третейского суда г. Москвы, единственное, что раньше не позволяло государству наложить на половину населения страны «клеймо банкрота» — это дороговизна процедуры. Теперь этот барьер будет снят.

«Теперь за 10-20 тыс. руб. можно любого гражданина-должника признать банкротом, со всеми вытекающими для него последствиями: продажа имущества с молотка, запрет занятия бизнесом, запрет на получение кредитов и т.п. Выкарабкаться из такой ямы потом будет проблематично — клеймо на всю жизнь», — уверен Кравцов.

Он также отметил, что арбитражным управляющим нововведения не нравятся, так как после вступления их в силу банкротства будут сопровождаться «за копейки».

«Согласно идее законопроекта, оплата услуг управляющих значительно уменьшиться. При этом объем работы останется существенным: подготовка документов, поиск имущества, финансовое оздоровление банкрота. А кому охота это делать за копейки? Выход для граждан только один: возвратить все старые долги и не влезать в новые», — подытожил эксперт.

Михаил Сачёв, президент Союза «УрСО АУ», президент «РОСАНТИ», твердо убежден, что законопроект в той редакции, в которой он принят в первом чтении, дальше не пройдет.

По его мнению, ко второму чтению в него будут внесены существенные поправки. Поэтому рассуждать о том, к чему это законопроект приведет, пока рано.

По его словам, в профессиональной среде этот законопроект уже называют законопроектом о самофинансировании.

«Складывается парадоксальная ситуация: законодатель, пытаясь облегчить жизнь одной категории граждан, заставляет других работать бесплатно, а банки, которые бездумно выдают кредиты, хотят свои проблемы решить за счет арбитражных управляющих», — рассказывает эксперт.

Положительных моментов Михаил Сачёв в законопроекте не увидел.

Напротив, по его мнению, инициатива приведет к расцвету социального нигилизма, когда люди намеренно будут копить долги до 500 тысяч и ждать их списания.

Также здесь просматривается явная политическая составляющая, когда законотворцы пытаются создать впечатление, что государство думает о гражданах. Эксперт обратил внимание и на негативные моменты законопроекта.

«Некомпетентность и недальновидность банков почему-то решается за счет личных средств арбитражных управляющих. В законопроекте, конечно, написано красиво, что это Фонд, но пополняться он будет в конечном счете за счет средств граждан России, которые выполняют функции арбитражных управляющих», — комментирует ситуацию Михаил Сачёв.

По его мнению, процедура в виде меры социальной поддержки должна иметь место, однако подход нужно выбирать совершенно другой.

Нужно решать проблему не за счет арбитражных управляющих, а, например, за счет банков, которые выдают необдуманные кредиты или проводить социальное банкротство в рамках системы бесплатной юридической помощи, которую финансирует государство.

Эксперт предлагает также создать специальный электронный ресурс, разместить его на сайте госуслуг, чтобы люди могли спокойно этим инструментом пользоваться.

Закон, который противоречит Конституции

По мнению Дмитрия Гладышева, самая главная проблема проекта — его неконституционность. Исходя из идеи законотворцев, арбитражный управляющий обязан работать в течение года за 3 000 рублей и фактически кредитовать банкрота (нести расходы на публикацию сообщений, розыск имущества и пр.). Об абсурдности оплаты публикации сообщений в «Коммерсанте» можете прочитать тут.

Закон предусматривает получение согласия управляющего на проведение процедуры, но ни одному разумному человеку не будет интересно работать с такими должниками. Таким образом, когда возникнет потребность в назначении арбитражного управляющего, СРО начнет на него давить для получения согласия на проведение фактически бесплатной процедуры.

«Интересен вопрос, сохранится ли административная ответственность, которая предусмотрена в судебных процедурах банкротства. Если никаких поправок в КоАП внесено не будет, то управляющие, которые за год будут получать 3 тыс. руб., могут за малейшее нарушение получать штраф в 25 тыс. руб.», — обращает внимание Дмитрий Гладышев.

Читайте также:  Как оформить на рефинансирование микрозайма?

Законодатель действительно предусмотрел для выплаты вознаграждения управляющих создание Фонда внесудебных банкротств, который будет пополняться взносами СРО арбитражных управляющих (не менее 15 тыс. руб. в месяц с каждой СРО). Однако реальный размер взносов будет устанавливаться НацСРО. При этом также не понятно, кто и в каком размере будет оплачивать содержание Фонда.

Примерную сумму, которую должен будет внести каждый управляющий, эксперт предложил рассчитать уже сейчас:

600 000 — общее число должников, которые подпадают под действие закона.

3 000 руб. — вознаграждение за работу с одним должником.

1 800 000 000 руб. должно быть в Фонде для выплаты вознаграждения (600 000 * 3 000)

10 000 арбитражных управляющих сейчас работают в РФ.

180 000 руб. личных средств должен внести каждый арбитражный управляющий в Фонд (1 800 000 000 : 10 000).

«Самое интересное: никаких изменений не было внесено в НК РФ. Соответственно, с дохода в 3 000 рублей, управляющий обязан будет заплатить НДФЛ», — комментирует Дмитрий Гладышев.

Наверное, это уникальный случай в РФ, когда работник за свой счет выполняет работу и с него еще за это удерживают налоги. Вполне возможно, что скоро мы придем к тому, когда судьи будут оплачивать госпошлину, депутаты — получать зарплату за счет своих же партийных взносов в обход бюджета, и все профессии окажутся на самоокупаемости.

Внесудебное банкротство граждан нарушает Конституцию: эксперты раскритиковали предложенный законопроект

В настоящий момент объявить себя банкротом могут граждане, чей долг превышает 500 тыс. руб. и у кого в запасе есть еще около сотни тыс. для прохождения процедуры. Пласт тех, кто задолжал от 50 до 500 тыс. руб., долгое время оставался без регулирования.

Если проект пройдет все стадии согласования, вступить в процедуру банкротства сможет практически любое лицо, которое не может расплатиться по долгам свыше 50 тыс. руб.

Процедура признания несостоятельности будет проходить без привлечения суда — только на основании решения арбитражного управляющего. Причем для банкрота она будет быстротечной и бесплатной, управляющему не нужно будет платить. Планируется, что новация начнет действовать с октября 2020 года.

Кто может вступить во внесудебную процедуру банкротства

Потенциальный банкрот должен подготовить и подать в СРО, которое является членом национального объединения СРО, соответствующее заявление, после чего арбитражный управляющий проверяет может ли данное лицо вступить в желаемую процедуру.

Для того, чтобы иметь право участвовать во внесудебном банкротстве, человек должен быть официально признан безработным, при этом доход на каждого члена семьи не должен превышать прожиточного минимума. Семья должна находиться в таком положении не менее трех месяцев до момента подачи заявления.

Кроме того, у претендента должно отсутствовать в собственности любое имущество за исключением того, на которое невозможно наложить взыскание, а сумма накоплений не должна превышать 50 тыс. руб. на протяжении последних трёх месяцев. Также гражданин не должен иметь судимости либо она должна быть погашена.

Внесудебная процедура может применяться только к тем, кто не проходил банкротных процедур за последние пять лет.

С момента начала процедуры:

с гражданина временно снимается обязанность по удовлетворению требований кредиторов и уплате обязательных платежей (с исключениями);

приостанавливается начисление штрафов и пени, иных финансовых санкций;

вводится мораторий на имущественные взыскания по исполнительным документам, однако это не касается алиментов или платежей, что назначены вследствие причинения вреда жизни или здоровью;

Гражданин в стадии внесудебного банкротства не сможет получить новые кредиты, займы или выступить поручителем.

Процедура длится год, после чего банкрот освобождается от обязанности по удовлетворению требований кредиторов.

В чем заключаются обязанности арбитражного управляющего

В течении 10 дней с момента получения СРО заявления гражданина изучить документы и проверить соблюдены ли требования законодательства о банкротстве.

В течение 1 дня после принятия решения о соблюдении требований закона и старте процедуры либо об отказе в ее проведении сообщить заявителю заказным письмом с уведомлением.

В случае положительного решения управляющий также обязан опубликовать сообщение в ЕФРСБ, уведомить банки, суды, приставов и иные уполномоченные органы.

В процессе проведения процедуры управляющий также обязан направлять заказные письма-запросы с уведомлениями во все регистрирующие органы с целью розыска имущества должника.

В течение 1 дня управляющий обязан включать существенно значимые сведения в ЕФРСБ, например, о появлении нового имущества у гражданина в процессе прохождения процедуры.

В день завершения процедуры запись об этом управляющий также обязан внести в реестр.

Все это управляющий делает бесплатно для должника. Вознаграждение управляющему выплачивается за счет средств Фонда поддержки внесудебного банкротства граждан. Расходы также будут возмещаться за счет Фонда.

Кто будет проводить банкротные процедуры за копейки?

Эксперты предполагают, что может возникнуть ситуация, когда СРО намеренно не будут вступать в национальное объединение лишь бы уйти от принудительно-добровольного ведения банкротных процедур за копейки. Кроме того, законодатели установили чересчур жёсткие сроки для обязательств управляющих. Это может повлечь за собой массовые жалобы и дисквалификации.

Предполагаемое «вознаграждение» арбитражных управляющих далеко не равнозначно усилиям и затратам на проведение процедуры. При этом финансировать Фонд для его выплаты будут сами управляющие.

Преподаватель МФЮА Дмитрий Гладышев также отметил, что новый законопроект призван помочь малоимущим гражданам, однако насколько эти граждане реально являются малоимущими, большой вопрос.

Для вступления в процедуру внесудебного банкротства гражданин должен иметь доход, который не превышает прожиточного минимума на каждого члена семьи. Прожиточный минимум для взрослого москвича — 18 тыс. руб., для ребенка — 10 000 руб.

Выходит, что москвич из среднестатистической семьи может иметь доход в 46 000 рублей, который не может быть обращен в конкурсную массу. При это, имея долг в 50 тыс. руб. он сможет легко его списать, зарабатывая аналогичную сумму за месяц.

Полстраны теперь можно будет «заклеймить»

По словам Алексея Кравцова, заведующего кафедрой юридического факультета РГАИС, председателя Арбитражного третейского суда г. Москвы, единственное, что раньше не позволяло государству наложить на половину населения страны «клеймо банкрота» — это дороговизна процедуры. Теперь этот барьер будет снят.

«Теперь за 10-20 тыс. руб. можно любого гражданина-должника признать банкротом, со всеми вытекающими для него последствиями: продажа имущества с молотка, запрет занятия бизнесом, запрет на получение кредитов и т.п. Выкарабкаться из такой ямы потом будет проблематично — клеймо на всю жизнь», — уверен Кравцов.

Он также отметил, что арбитражным управляющим нововведения не нравятся, так как после вступления их в силу банкротства будут сопровождаться «за копейки».

«Согласно идее законопроекта, оплата услуг управляющих значительно уменьшиться. При этом объем работы останется существенным: подготовка документов, поиск имущества, финансовое оздоровление банкрота. А кому охота это делать за копейки? Выход для граждан только один: возвратить все старые долги и не влезать в новые», — подытожил эксперт.

Законопроект об упрощенной процедуре банкротства превратился в законопроект о самофинансировании

Михаил Сачёв, президент Союза «УрСО АУ», президент «РОСАНТИ», твердо убежден, что законопроект в той редакции, в которой он принят в первом чтении, дальше не пройдет.

По его мнению, ко второму чтению в него будут внесены существенные поправки. Поэтому рассуждать о том, к чему это законопроект приведет, пока рано.

По его словам, в профессиональной среде этот законопроект уже называют законопроектом о самофинансировании.

«Складывается парадоксальная ситуация: законодатель, пытаясь облегчить жизнь одной категории граждан, заставляет других работать бесплатно, а банки, которые бездумно выдают кредиты, хотят свои проблемы решить за счет арбитражных управляющих», — рассказывает эксперт.

Положительных моментов Михаил Сачёв в законопроекте не увидел.

Напротив, по его мнению, инициатива приведет к расцвету социального нигилизма, когда люди намеренно будут копить долги до 500 тысяч и ждать их списания.

Также здесь просматривается явная политическая составляющая, когда законотворцы пытаются создать впечатление, что государство думает о гражданах. Эксперт обратил внимание и на негативные моменты законопроекта.

«Некомпетентность и недальновидность банков почему-то решается за счет личных средств арбитражных управляющих. В законопроекте, конечно, написано красиво, что это Фонд, но пополняться он будет в конечном счете за счет средств граждан России, которые выполняют функции арбитражных управляющих», — комментирует ситуацию Михаил Сачёв.

По его мнению, процедура в виде меры социальной поддержки должна иметь место, однако подход нужно выбирать совершенно другой.

Нужно решать проблему не за счет арбитражных управляющих, а, например, за счет банков, которые выдают необдуманные кредиты или проводить социальное банкротство в рамках системы бесплатной юридической помощи, которую финансирует государство.

Эксперт предлагает также создать специальный электронный ресурс, разместить его на сайте госуслуг, чтобы люди могли спокойно этим инструментом пользоваться.

Закон, который противоречит Конституции

По мнению Дмитрия Гладышева, самая главная проблема проекта — его неконституционность. Исходя из идеи законотворцев, арбитражный управляющий обязан работать в течение года за 3 000 рублей и фактически кредитовать банкрота (нести расходы на публикацию сообщений, розыск имущества и пр.). Об абсурдности оплаты публикации сообщений в «Коммерсанте» можете прочитать тут.

Закон предусматривает получение согласия управляющего на проведение процедуры, но ни одному разумному человеку не будет интересно работать с такими должниками. Таким образом, когда возникнет потребность в назначении арбитражного управляющего, СРО начнет на него давить для получения согласия на проведение фактически бесплатной процедуры.

«Интересен вопрос, сохранится ли административная ответственность, которая предусмотрена в судебных процедурах банкротства. Если никаких поправок в КоАП внесено не будет, то управляющие, которые за год будут получать 3 тыс. руб., могут за малейшее нарушение получать штраф в 25 тыс. руб.», — обращает внимание Дмитрий Гладышев.

Законодатель действительно предусмотрел для выплаты вознаграждения управляющих создание Фонда внесудебных банкротств, который будет пополняться взносами СРО арбитражных управляющих (не менее 15 тыс. руб. в месяц с каждой СРО). Однако реальный размер взносов будет устанавливаться НацСРО. При этом также не понятно, кто и в каком размере будет оплачивать содержание Фонда.

Примерную сумму, которую должен будет внести каждый управляющий, эксперт предложил рассчитать уже сейчас:

600 000 — общее число должников, которые подпадают под действие закона.

3 000 руб. — вознаграждение за работу с одним должником.

1 800 000 000 руб. должно быть в Фонде для выплаты вознаграждения (600 000 * 3 000)

10 000 арбитражных управляющих сейчас работают в РФ.

180 000 руб. личных средств должен внести каждый арбитражный управляющий в Фонд (1 800 000 000 : 10 000).

Читайте также:  Какие нужны документы для банкротства физ. лица в 2021 году. Список документов с бланками.

«Самое интересное: никаких изменений не было внесено в НК РФ. Соответственно, с дохода в 3 000 рублей, управляющий обязан будет заплатить НДФЛ», — комментирует Дмитрий Гладышев.

Наверное, это уникальный случай в РФ, когда работник за свой счет выполняет работу и с него еще за это удерживают налоги. Вполне возможно, что скоро мы придем к тому, когда судьи будут оплачивать госпошлину, депутаты — получать зарплату за счет своих же партийных взносов в обход бюджета, и все профессии окажутся на самоокупаемости.

Упрощённое, бесплатное, внесудебное банкротство – не так всё просто!

Наконец приняли долгожданный всеми должниками закон об упрощённом, внесудебном, бесплатном банкротстве граждан. Закон этот ждали давно и ждали многие.

По телевизору и в интернете он преподносился как альтернатива обычного, платного, дорогостоящего банкротства для малообеспеченных слоев населения. А у нас, как говорит статистика, таковыми является подновляющее большинство граждан.

Поэтому небогатые должники из числа пенсионеров, инвалидов, бюджетников, жителей небольших провинциальных городов и сел уже на протяжении нескольких месяцев следили за новостями о новом законе. И вот он принят!

С 1 сентября 2020 года можно обанкротится, обратившись в МФЦ и для этого не понадобится обращаться в суд, не надо нанимать финансового управляющего и юриста.

Всё просто и легко! – говорят нам депутаты в пояснительных записках к данному закону.

Но давайте посмотрим – действительно ли всё так радужно и процедура упрощенного, внесудебного банкротства станет востребованной у должников? И давайте изучим — кто не сможет воспользоваться упрощенным банкротством?

Упрощенное банкротство для пенсионеров, инвалидов и малообеспеченных семей

Кому у нас в стране часто не хватает денег на жизнь? Это пенсионеры и инвалиды, получающие пенсию, которой часто не хватает на приобретение продуктов питания, лекарств и оплату коммунальных платежей.

Часто, совершив такие необходимые расходы, у таких людей уже не остаётся денег до следующей пенсии и им приходится влезать в долги: брать кредиты и микрозаймы под большие проценты.

А если такому человеку необходима какая-то более дорогостоящая необходимая покупка: мебель, бытовая техника, ремонт в квартире – без кредита тут и вовсе не обойтись.

В итоге очень много пенсионеров и инвалидов, вынуждено набрав кредиты, не справляются с долговым бременем и становятся должниками, у который долги каждый месяц растут, а закрыть из уже не чем. Какой тут выход? Как вариант – это банкротство.

Но оно стоит дорого — надо заплатить за такой судебный процесс сумму в 10 пенсий! То есть, банкротство для подавляющего большинства пенсионеров и инвалидов до 2020 года было недоступным.

И вот поэтому эти граждане с нетерпением ждали принятия нового закона об упрощенном бесплатном банкротстве.

Также у нас в стране много людей, которые еще не достигли пенсионного возраста, не болеют, работают, но мало получают за свой труд. Если посмотреть среднюю зарплату рабочих профессий в провинции, на селе, то можно увидеть, что она не так сильно отличается он размера пенсии. У таких людей тоже есть долги, есть непогашенные кредиты.

Особенно всё это накопилось как снежный ком при пандемии и самоизоляции, которая принесла с собой для многих потерю работы и уменьшение дохода семей, а это, в свою очередь, сказалось на возможности платить по кредитам и сделало многих, еще вчера платежеспособных людей – кредитными должниками.

И кредитные каникулы, придуманные государством – мало кому помогли в этой чрезвычайной ситуации, так как получить их мало кто смог.

Но вернёмся к бесплатному упрощенному банкротству. Печально, но пенсионеры, инвалиды и официально работающие должники — не смогут воспользоваться бесплатным внесудебным банкротством, поскольку судебные пристава у них удерживают часть пенсии или зарплаты.

Соответственно, исполнительное производство в отношении этих должников не может быть прекращено по основаниям, указанным в части 1 пункте 4 статьи 46 закона «Об исполнительном производстве».

А в законе об упрощенном банкротстве — факт прекращения исполнительного производства приставом ввиду отсутствия у должника дохода и имущества – это основное условие для начала процедуры упрощенного банкротства.

И МФЦ, куда граждане будут подавать заявления о признании их банкротами перед началом этой процедуры будут проверять – есть ли в отношении обратившегося гражданина в базе данных ФССП информации о том, что пристав возбуждал по нему исполнительное производство, искал доход или имущество – но ничего не нашёл, применил 46 статью и взыскание прекратил. А как пристав может прекратить исполнительное производство в отношении пенсионера, инвалида, работающего гражданина с маленьким доходом? Никак! Такие граждане вполне пригодны для взыскания долгов, так как имеют постоянный доход, с которого можно удерживать 50%.

Чтобы внесудебное банкротство стало реально применимым для пенсионеров, инвалидов необходимы отдельные законодательные поправки, к примеру, о запрете взыскания долгов с пенсии по старости и инвалидности в случае если после удержания должнику остается денег на жизнь меньше прожиточного минимума. Такой закон, все, кстати, ждали и думали, что с 1 сентября 2020 года приставам запретят взыскивать долги с пенсий. Но, закон получился совсем не о том, а с пенсий по-прежнему приставы могут удерживать 50%.

Вначале суд, потом упрощенное банкротство

Как мы уже обсудили, для того, чтобы гражданин смог воспользоваться процедурой упрощенного банкротства, в отношении него судебный пристав должен вначале возбудить исполнительное производство, а затем его прекратить, установив, что у должника ничего нет.

Но для того, чтобы было исполнительное производство – как одно из главных условий упрощенного банкротства – кредитор, например, банк или коллектор, должны обратиться в службу судебных приставов.

А значит у них должен быть исполнительный лист или судебный приказ в отношении должника.

То есть, в отношении такого должника обязательно должен пройти судебный процесс по взысканию долга. Если долгов несколько – то хотя бы суд должен состояться по одному из них.

Но подождите… Если сегодня банки не особо спешат взыскивать с должников долги, и вначале месяцами названивают, угрожают.

Затем продают долги коллекторам, которые тоже не бегут в суды, а названивают, приходят домой и угрожают — то что будет завтра, когда банк, коллектор или мфо будут понимать, что, отсудившись с должником – они ускорят процедуру его банкротства?

Естественно кредиторы как не спешили обращаться в суды за взысканием долгов, так и будут делать это и дальше, только еще более продуманно.

Прекращение исполнительного производства для начала упрощенного банкротства

Прекращение исполнительного производства у судебного пристава – это одно из основных условий для начала упрощенного банкротства. Только что мы говорили о том, что кредиторы могут не спешить судиться с должниками и требовать бесконечно долго возврата долга во внесудебном порядке, кстати даже имея на руках исполнительный лист.

Но, допустим, банк или коллектор всё же подали в суд, получили исполнительный лист или судебный приказ и отнеси его приставу. Пристав возбудил исполнительное производство.

Как оперативно у нас приставы занимаются исполнительными производствами? Они что, за месяц устанавливают платежеспособность и наличие имущества должника? Нет — приставы делают это месяцами, а иногда и годами.

И всё это время должник не будет иметь возможность пройти процедуру банкротства.

Кроме того, приставы часто прекращают исполнительные производства по пункту 3, а не пункту 4 статьи 46 закона «Об исполнительном производстве».

А 3 пункт говорит о том, что дело закрыто потому, что, пристав не нашёл самого должника, а не потому что не нашёл у должника денег и имущества.

То есть это происходит или тогда, когда должник скрывается, или чаще тогда, когда пристав плохо его ищет и закрывает последствия своей плохой работы этим 3 пунктом 46 статьи.

Если Вам интересно в чем отличие последствий пункта 3 от пункта 4 стати 46 закона об исполнительном производстве

У должника не должно быть имущества

Для того, чтобы пристав прекратил исполнительное производство, а, стало быть, разрешил должнику подать на упрощенное банкротство, пристав должен сделать вывод, что у должника нет имущества, пригодного для взыскания. Понятно, что единственное жильё и необходимые для жизни предметы быта не подпадают под взыскание. Но мы с Вами имеем дело с банкротством по небольшим долгам в общем размере до 500 тысяч рублей.

А это значит, что, если, например, пристав прекратит исполнительное производство посчитав, что у должника нет имущества, но вынесет такое постановление, не попав в квартиру к должнику и не описав всё, что там есть — то в этом случае кредитор, тот же банк или коллектор, вполне оспорят такие постановление судебного пристава и потом заставят его выйти в адрес должника, где вполне может оказаться уже и имущество в виде телевизора, мебели и других вещей. А раз есть имущество – значит его приставу надо описывать, оценивать, выставлять на торги – что может длиться очень и очень долго. И всё это время об упрощенном банкротстве можно забыть.

Подведем итоги:

Как мы видим, депутаты в очередной раз выпустили закон с красивым, заботливым названием, но слабо реализуемым содержанием.

Да, вроде бы они позаботились о бедных, о тех, кто не может оплатить дорогостоящую процедуру банкротства.

Но, при этом, лишили возможности упрощенно, бесплатно обанкротиться неработающих и работающих пенсионеров, инвалидов всех групп, малообеспеченных работающих граждан.

Кроме того, очень многих должников отсекает от процедуры требование к обязательному наличию судебного спора с кредитором и прекращённого исполнительного производства, а также условие отсутствия любого дохода, даже если он менее или немного более прожиточного минимума.

И кстати ещё один очень интересный момент. Допустим пристав прекратил исполнительное производство в отношении должника по причине отсутствия у него дохода и имущества, но при этом не выходил по месту жительства такого должника и не описывал, не изымал имущество в квартире. Исполнительный лист вернулся банку.

Должник, подавая в такой ситуации документы на банкротство в МФЦ не побудит ли банк обжаловать постановление пристава? И не получится ли, что вслед за этим, приставу придётся описывать мебель, бытовую технику по месту жительства должника? А если бы не такие телодвижения должника – так бы и осталось прекращенное приставами исполнительное производства на годы и нетронутое имущество по месту жительства.

В общем посмотрим: время покажет — кому будет полезно и доступно упрощенное бесплатное внесудебное банкротство физических лиц.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *