Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

10.02.2020, 10:59

Администрация учреждения ФСИН дала осужденной экс-главе «Спурта» рекомендацию на УДО, АСВ против.

Наказание по приговору экс-глава банка «Спурт» Евгения Даутова отбывает в СИЗО Казани, занимаясь в одиночку ремонтом и стиркой спецодежды всего изолятора.

Об этом журналисту «Реального времени» стало известно на заседании суда по ходатайству осужденной о ее освобождении на год раньше срока. Против вольной предсказуемо выступила представитель АСВ Юлия Савельева.

Она ссылалась на непогашенный ущерб 2,85 млрд рублей. Но не смогла ответить на четкий вопрос суда — в силах ли Даутова влиять на ситуацию из СИЗО?

«Криминальную субкультуру не поддерживает»

Заслуженного экономиста России и Татарстана Евгению Даутову привезли на суд под конвоем и в форменной спецодежде. Черно-серый халат, из-под которого видны черная водолазка и брюки, и обязательный бейдж на груди с указанием ФИО, статьи УК РФ и срока по приговору.

Непривычно короткая стрижка, седина и явная потеря веса также изменили внешность 62-летней Евгении Валентиновны. Стойко державшаяся в ходе следствия и судебного процесса по уголовному делу перед этим заседанием экс-предправления банка «Спурт» не смогла сдержать слез…

Как и предрекало «Реальное время», после вступления приговора в силу Даутову не стали отправлять в женскую колонию за пределы Татарстана, а оставили искупать вину в отряде хозяйственного обслуживания СИЗО-2.

Начальник этого отряда, майор Евгений Маркунин, привез на суд личное дело осужденной вместе с заключением руководства учреждения: «Администрация поддерживает ходатайство осужденной. Считает, что она встала на пусть исправления. И целесообразно применение условно-досрочного освобождения».

За 8,5 месяца в СИЗО (еще 11 месяцев Даутова провела под домашним арестом) нарушений режима не зафиксировано. За добросовестный труд и примерную дисциплину получила одну благодарность.

Из личного дела осужденной: «Криминальную субкультуру не принимает и не поддерживает, злоупотребления спиртным нет, курения нет, наркотиков нет».

Также отмечены посещение всех мероприятий общественного характера и неких кружков за решеткой, и еще посещение библиотеки с целью самообразования и православной комнаты; свидания с близкими родственниками и звонки им.

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

— Невзирая на состояние здоровья и возраст, порученный объем работы выполняет полностью, добросовестно, качественно, — подчеркнул на заседании майор ФСИН.

— Трудоустроена на данный момент на должности рабочего по стирке и ремонту спецодежды.

Причем она работает одна на этой должности и весь объем работы по следственному изолятору выполняет самостоятельно, без каких-либо жалоб и нареканий со стороны администрации.

В прачечную режимного учреждения бывшего банкира перевели в декабре. Первоначально ее определили на должность уборщика производственных и административных помещений. Сама Евгения Валентиновна о времени за решеткой обмолвилась коротко: «Очень насыщенная жизнь — день за два идет».

Своему имуществу банкрот Даутова не хозяйка

В мае 2021 года истекает срок наказания по приговору Даутовой. Напомним, экс-советник главы Минэкономики Татарстана рулила банком почти 20 лет — до отзыва лицензии.

Летом 2018-го попала под домашний арест, через год Вахитовский райсуд Казани отправил ее в колонию общего режима на 3 года и месяц как признавшую вину в злоупотреблениях полномочиями и фальсификации финансовой отчетности банка с ущербом 2,9 млрд рублей.

Защита и представитель гособвинения безуспешно просили Верховный суд РТ заменить реальное наказание условным, однако после применения нормы о зачете сроков оказалось, что осужденная уже отсидела больше половины срока и получила право просить об УДО.

В суде ходатайство поддержали сама Даутова и ее адвокат Олег Шемаев. Кроме приведенного выше заключения администрации СИЗО прозвучала информация о былых наградах осужденной и нынешних хронических заболеваниях, включая гипертонию, сахарный диабет и артрит. До приговора на ее обеспечении находилась 83-летняя мать — инвалид второй группы.

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

Шемаев напомнил: приговор его клиентке был вынесен в особом порядке с согласия прокуратуры и потерпевшей стороны.

Одним из смягчающих обстоятельств суды двух инстанций признали частичное возмещение ущерба — передачу АСВ как конкурсному управляющему «Спурта» имущественного комплекса на 228 млн рублей.

Также под арест по уголовному делу попало имущество на 3 млрд 366,5 млн рублей при установленном ущербе на меньшую сумму. Речь о земельных участках, машинах, зданиях, долях в компаниях и авторских патентах, принадлежащих не Даутовой, а группе компаний КЗСК и «КЗСК-Силикон».

Судья поинтересовался, что за имущество пошло на частичное возмещение — личное или акционеров «Казанского завода синтетического каучука». «Это имущественный комплекс, принадлежащий группе компаний КЗСК, акционером которой являлась моя подзащитная», — пояснил Шемаев, уточнив, что речь идет об имуществе, находившемся в залоге у банка.

Отдельно защитник напомнил — в августе 2019-го Даутову признали банкротом. «Всем ее имуществом распоряжается финансовый управляющий, поэтому каким-либо образом принять меры к погашению [ущерба по делу] не представляется возможным, констатировал адвокат.

«Вряд ли будет справедливым продолжать держать 62-летнюю больную женщину в местах лишения свободы», — напомнил о принципах справедливости и гуманности Олег Шемаев.

АСВ против Важный нюанс — на данный момент на осужденной не висит иск АСВ: при вынесении приговора его оставили без рассмотрения. «Сейчас собираемся заявлять [в гражданском порядке]», — сообщила представитель ГК «Агентство по страхованию вкладов» Юлия Савельева.

На заседании суда Савельева возражала против досрочного освобождения Евгении Даутовой. И дала понять, что установленное приговором частичное возмещение ущерба фактически не признает.

«На баланс АСВ никакого имущества не поступало, денежные средства ни от Даутовой, ни за Даутову тоже не поступали», — сообщила представитель потерпевшего, но дальше пояснила — переданное имущество кредитор просто не может продать:

— Цена на публичных торгах уменьшается на каждом этапе — сначала на 10%, потом еще на 10%, потом на 35% и в конце-концов становится 55% от первоначальной стоимости. Банк имеет возможность поставить это имущество на баланс, но оно неликвидное будет…

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

О каком имуществе речь? Об административном здании заводоуправления в 3,5 тысячи квадратов с земельными участками, еще двух офисных помещениях и цехе площадью более 30 тысяч квадратов. По оценке самой осужденной, реальная цена этого залога вдвое превышает первоначальную оценку в 228 млн рублей.

А вот Савельева рассказала — «Спурт» может лишиться и этого, если арбитраж по иску конкурсника КЗСК признает недействительными сделки по купле-продажи той самой недвижимости аффилированными с Даутовой фирмами.

«Может ли Даутова что-то сделать для погашения?» — уточнил председательствующий судья. «Не могу сказать», — отвечала представитель АСВ.

Такой же ответ она дала на вопрос о возможностях осужденной способствовать возмещению из СИЗО. Хотя вновь повторила, что она против УДО.

Помощник прокурора Михаил Житлов также высказался против, назвав отбытый бизнес-леди срок недостаточным для ее исправления.

Судья пожелал изучить материалы, подтверждающие расхожие позиции в части возмещения ущерба и арбитражных дел. Стороны обещали представить их к следующему заседанию.

«Я считаю, что на свободе была бы полезней…»

Сама Евгения Даутова просила суд отпустить ее. Говорила — ни корыстного умысла, ни намерения причинить своему банку ущерб не было, а за решеткой пришло осознание вины в части злоупотребления полномочиями:

— Я искренне заблуждалась, что если я участвую в частно-государственном партнерстве, то это не мое личное дело… Была не права. Потому что государство — это вещь абстрактная. Это моя вина персонифицирована, а государство…

Ну не получилось, ну кризис [2014 года с девальвацией рубля в два раза], ну остановили [кредитование строительства «КЗСК-Силикон» со стороны «Внешэкономбанка»]. Кто виноват? — Даутова. И я считаю, что это правильно.

Просто не знала, как все это устроено и работает, неправильно оценила риски взаимодействия с огромной махиной государства… И поставила под удар всех, и себя в том числе.

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

Осужденная напомнила — причиной краха «Спурта» стала проблема с превышением нормативов по кредитованию КЗСК и «КЗСК-Силикон» через группу связанных компаний — после отзыва лицензий 6 банков — участников проекта и отказа в поддержке выбранного правительством партнера — ВЭБа. «Я виновата, безусловно, что не смогла найти иного, более грамотного решения», — призналась она.

Евгения Даутова рассказала, что переговоры вела и с ЦБ, и с ВЭБом, и с АСВ. Предлагалось, конвертировать имущество в акции и отдать АСВ пакет либо в добровольном порядке забрать имущество.

«Никакого ответа мы от АСВ не получили, и имущество пошло через процедуру банкротства, что является трагедией для всех — для завода, для банка и для меня лично.

Я ведь личное поручительство дала», — говорит экс-глава банка «Спурт».

По словам осужденной, на свободе она как бывший акционер могла бы возобновить поиски инвесторов для «КЗСК-Силикон», а также поставить вопрос об оценке и справедливой переоценке комплекса оборонных предприятий. По ее мнению, «Внешэкономбанку» для погашения вложений вполне хватало одного завода — «КЗСК-Силикон», однако он включился в реестр кредиторов и к КЗСК, и к ней лично.

Читайте также:  Реализация имущества должников: свежие новости

— Просто нет лидера проекта сейчас. До этого им была я. Совершенно правильно, что все пытаются просто возместить ущерб через банкротные процедуры, но когда это был бы целостный комплекс и была единая позиция у всех кредиторов, думаю, процедуры возмещения были бы более быстрыми, — считает заслуженный экономист РФ и РТ.

Кроме того, Даутова призналась — ее беспокоит здоровье матери и хотелось быть с ней рядом. Судью же интересовало — что делает и может сделать 62-летняя женщина пенсионного возраста для погашения ущерба.

— Все что могла — сделала, — отвечала та. — Чтобы встречаться с людьми и обсуждать вопросы инвестирования в завод, надо быть на свободе… Я считаю, что на свободе была бы более полезна…

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

Адвокат Шемаев добавил — как экс-глава банка с отозванной лицензией вернуться к работе в сфере кредитования и финансов Даутова уже не сможет. В ближайшие 10 лет. Такие же ограничения в сфере предпринимательства повлекло личное банкротство.

Заседание отложили. В случае если суд удовлетворит ходатайство и Верховный суд РТ с этим согласится, Евгения Даутова уже к весне может вернуться в свой арестованный дом. Если его к тому моменту не реализует ее же финансовый управляющий. Источник : https://realnoevremya.ru/articles/165653-kazanskiy-sud-reshaet—dostoyna-li-bankir-dautova-volnoy

Источник: Реальное время

«Это по меньшей мере негуманно!»: над Евгенией Даутовой навис новый срок

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

После встречи с АСВ следком возбудил новое дело о схематозах в «Спурте». Адвокат банкира уже обвинил следствие в «вопиющей расхлябанности»

«Почему следственные органы только сейчас проснулись? Не появилось ведь ничего нового: все документы были изъяты еще в 2017 году», — недоумевает Олег Шемаев, адвокат предправления АКБ «Спурт» Евгении Даутовой, не так давно покинувшей места лишения свободы. Сегодня СКР сообщил о возбуждении нового уголовного дела, в котором пока нет фигурантов, но фабула его тесно перекликается с тем, за что Даутова уже «отмотала» срок. Ущерб по новому делу оценен в 916 млн рублей. И это, вероятно, лишь начало.

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срокВ июне этого года, накануне своего 63-летия, Евгения Даутова вышла из СИЗО. Если бы не УДО, то назначенное ей судом наказание истекло бы лишь в 2021 году

кредиты «техническим» юрлицам и Даутовой, вывод залогов и ущерб на 916 млн рублей

Первые плоды дала встреча руководителя СКР по Татарстану Валерия Липского с делегацией агентства по страхованию вкладов, незаметно прошедшая для общественности на прошлой неделе.

Как сообщила сегодня пресс-служба следственного управления, в республике возбуждено уголовное дело в отношении руководителей многострадального АКБ «Спурт». Правда, с одной ремаркой — в деле пока нет фигурантов, в официальном релизе говорится лишь о «неустановленных руководителях».

Находится оно в производстве 4-го, «экономического» отдела по расследованию особо важных дел СУ СК. Возбуждено дело сразу по нескольким статьям: злоупотребление полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК РФ), присвоение или растрата (ч. 4 ст.

 160 УК РФ), фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ч. 1 ст. 172.1 УК РФ) и преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ).

Что же нашли следователи в материалах АСВ? По версии СК, преступления в «Спурте» совершали с 2015 по 2017 год.

Тогда банком руководила — уже на протяжении 17 лет, с 1998 года — Евгения Даутова, которая за банкротство организации уже «отмотала» один срок и освободилась по УДО в конце июня.

«Действиями злоумышленников банку „Спурт“ был причинен ущерб на сумму более 916 миллионов рублей, что привело к отзыву лицензии и банкротству», — так кратко описывают фабулу дела в СК.

В этот период, считают в следственном комитете, банк выдавал кредиты «техническим юридическим лицам», которых предправления АКБ «Спурт» Даутова, в свою очередь, использовала «в целях финансирования» принадлежащего ей ОАО «КЗСК». Кроме того, в то же время из банка было выведено залоговое обеспечение по кредитам заемщиков. В совокупности это привело к невозврату кредитов на сумму более 704 млн рублей, указывают в СКР.

Более того, установлено, что непосредственно перед введением в банке временной администрации (это произошло 28 апреля 2017 года) кредитный комитет «Спурта» одобрил и выдал Даутовой кредиты на сумму более 78 млн рублей. Между тем, уверены в СК, руководство банка и члены комитета знали о тяжелом финансовом состоянии организации и о том, что у предправления нет «возможностей по возврату кредита».

И еще один эпизод: в СК посчитали, что сотрудники «Спурта» предоставляли в ЦБ «фальсифицированную отчетность». Делалось это якобы с целью скрыть от регулятора «основания для обязательного отзыва лицензии на осуществление банковских операций». Иными словами, так «Спурт» оттягивал свое банкротство, считает СКР.

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срокСегодня СКР сообщил о возбуждении нового уголовного дела о схематозах в Спурт Банке, фабула его тесно перекликается с тем, за что Даутова уже «отмотала» срок. Ущерб по новому делу оценен в 916 млн рублей

«ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ» ДАУТОВОЙ

Несмотря на то, что в деле нет подозреваемых, в релизе СК неоднократно упоминается фамилия Даутовой. Внимание на ее персоне акцентируется в тексте короткого релиза трижды. Напомним, что Евгения Валентиновна уже была осуждена за злоупотребления полномочиями.

«Злоключения» Даутовой начались в 2017 году, когда в «Спурте» ввели временную администрацию. На фоне общей паники вкладчики вывели из организации порядка 6 млрд рублей, и предправления банка пыталась восполнить баланс путем продажи активов — земель, кредитных портфелей, недвижимости. Но все это не помогло, и 21 июля 2017 года «Спурт» лишился лицензии.

Регулятор указывал, что банк неадекватно оценивал принятые на себя риски «при неудовлетворительном качестве активов».

«Значительная часть кредитного портфеля АКБ „Спурт“ (ПАО) была направлена на финансирование крупного инвестиционного проекта подконтрольных бенефициару банка предприятий, финансовое положение которых в настоящее время оценивается как критическое», — описывал ЦБ причины своего решения.

Спустя некоторое время Центробанк пришел к выводу, что руководство и акционеры банка под видом выдачи кредитов юрлицам похищали имущество «Спурта», и подал соответствующие заявления в СКР и генпрокуратуру РФ. 7 февраля 2018 года в отношении Даутовой было возбуждено первое уголовное дело — по ч. 2 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями при выдаче кредитов юрлицам»).

В апреле банк «Спурт» признан потерпевшей стороной, на имущество предправления наложили арест, однако она по-прежнему продолжала находиться на свободе. А уже в апреле того же года стало известно, что в отношении нее возбудили второе уголовное дело по заявлению конкурсного управляющего банка.

Спустя два месяца, в июле 2018-го, некогда влиятельная банкирша оказалась под домашним арестом.

Обвинения, предъявленные тогда Даутовой, мало отличаются от того, что сейчас послужило поводом для возбуждения нового дела в отношении «неустановленных лиц».

В частности, предправления «Спурта» обвиняли в кредитовании КЗСК и «КЗСК-Силикон» (где она выступала крупным собственником) за счет средств банка через 26 подставных фирм, в том числе и однодневок. Делалось это якобы для того, чтобы обойти нормативы регулятора.

В то же время, указывало следствие, Даутова передавала в ЦБ недостоверные сведения, чтобы скрыть такую схему. В результате в близкие к КЗСК структуры было перекачано 26,6% кредитного портфеля банка. Сумма ущерба оценивалась в 2,89 млрд рублей.

Сама Даутова на протяжении всего судебного процесса заявляла, что вину признает и раскаивается. И даже объясняла, почему возникла необходимость в таких схемах: якобы причиной стало то, что основной кредитор — ВЭБ.РФ — заморозил финансирование проекта «КЗСК-Силикон».

А к этому, в свою очередь, привело двукратное удорожание сметы строящегося завода из-за валютного скачка, с 6,7 млрд до 13,7 млрд рублей. «Существующая стройная система, которую мы создали, из-за кризиса и девальвации рубля оказалась нарушена.

По этой, собственно говоря, причине была создана система юридических лиц группы, на момент совершения мной действий по кредитованию КЗСК и „КЗСК-Силикон“ я была уверена в правильности и прибыльности „КЗСК-Силикон“», — заверяла предправления общественность в своем последнем слове в суде.

Прокуратура просила отправить банкира за решетку на 6 лет, но Вахитовский суд назначил ей 3 года и 1 месяц колонии общего режима. В ноябре 2019 года ВС РТ узаконил приговор.

А уже спустя некоторое время Даутова попросилась на свободу — фактически с учетом времени, проведенного под домашним арестом, она отбыла больше половины срока. В июне этого года, накануне своего 63-летия, экс-банкир вышла из СИЗО.

Там она провела несколько месяцев, ожидая решения об УДО и подрабатывая подсобным рабочим на кухне и в прачечной. Если бы не решение суда о досрочном освобождении, назначенное ей наказание истекло бы лишь в 2021 году.

Впрочем, теперь банкиру, вероятно, снова предстоит отбиваться в судах: по делу заявлены гражданские иски АСВ на 4,6 млрд рублей.

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срокКрайне удивлен новым уголовным делом оказался адвокат Даутовой Олег Шемаев. По его словам, виделся он со своей подзащитной лишь один раз после ее освобождения по УДО

  «ЧТО МЕШАЛО СЛЕДСТВЕННЫМ ОРГАНАМ ПРЕДЪЯВИТЬ СРАЗУ ВСЕ ЭПИЗОДЫ? ВОПИЮЩАЯ РАСХЛЯБАННОСТЬ СЛЕДСТВИЯ»

Крайне удивлен новым уголовным делом оказался адвокат Даутовой Олег Шемаев. Об этом он впервые услышал от корреспондента «БИЗНЕС Online».

«Обвинение в данной части не предъявлялось. Ни сама Даутова, ни кто-либо другой ко мне по такому вопросу не обращались», — сообщил защитник.

Шемаев, по его словам, виделся со своей подзащитной лишь один раз после ее освобождения по УДО.

«Почему следственные органы только сейчас проснулись? Не появилось ведь ничего нового: все документы были изъяты еще в 2017 году. Ничего нового возникнуть не могло.

Простой вопрос: что мешало следственным органам предъявить сразу все эпизоды? Это по меньшей мере негуманно.

Даутова уже вышла из мест лишения свободы (пусть даже по УДО), а тут следственный комитет, по сути, заявляет: „Извините, мы тут пару эпизодов забыли вам вменить“», — рассуждает защитник.

Адвокат предположил, что новые эпизоды могли появиться из-за «вопиющей расхлябанности и поверхностного подхода к расследованию преступлений» следствия. «Я подчеркиваю: все банковские документы были изъяты и приобщены к делу.

Это же не всплывший в реке труп или задержанный находившийся в бегах соучастник, изобличивший заказчика убийства. Одни и те же документы — финансовая отчетность, кредитные договоры, протоколы заседаний кредитного комитета.

Ничего нового нет и быть не может! Ничто не мешало следственным органам исследовать документы в полном объеме и дать оценку», — считает Шемаев.

С евгении даутовой требуют три миллиарда

«Спурт» банк заявился в реестр кредиторов своего бывшего председателя правления

Банкротство Евгении Даутовой отложилось на неопределенный срок

Претензии к признанной банкротом экс-главе казанского банка «Спурт» Евгении Даутовой могут увеличиться почти вдвое — до 6,8 млрд руб. С заявлением о включении в реестр требований ее кредиторов с суммой 3 млрд руб. в интересах банка обратился его конкурсный управляющий — Агентство по страхованию вкладов (АСВ).

Читайте также:  Кредитные каникулы: свежие новости

Эксперты считают, что АСВ может рассчитывать на участие в комитете кредиторов, но контроль за ходом банкротства останется у госкорпорации развития «ВЭБ.РФ». Она с требованием в 3,8 млрд руб. является также преимущественным кредитором, поскольку задолженность перед ней обеспечена залогом.

АСВ может рассчитывать на погашение долгов лишь «по остаточному принципу», говорят аналитики.

Банк «Спурт» в лице его конкурсного управляющего АСВ заявил о требовании в размере 3,04 млрд руб. к своему бывшему председателю правления Евгении Даутовой. В сентябре Арбитражный суд Татарстана признал ее банкротом и открыл в отношении ее имущества конкурсное производство. Заявление «Спурта» суд пока не удовлетворил.

Напомним, госпожа Даутова была одним из бенефициаров «Спурта», который входил в десятку крупнейших кредитных организаций Татарстана. После краха Татфондбанка в начале 2017 года «Спурт» также начал испытывать финансовые проблемы. Центробанк в июле 2017 года отозвал лицензию у «Спурта», а в сентябре его признали банкротом.

В 2018 году против Евгении Даутовой завели уголовное дело. С заявлениями обратились ЦБ и позже АСВ от имени «Спурт» банка, который был признан потерпевшим по делу. Они заявили о хищении имущества кредитной организации.

Следствие установило, что госпожа Даутова незаконно из средств банка финансировала подконтрольные ей ОАО «Казанский завод синтетического каучука» (КЗСК) и АО «КЗСК-Силикон». В июне 2019 года Вахитовский райсуд Казани признал госпожу Даутову виновной по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) и ст. 172.1 (фальсификация финансовых документов).

Судья назначил ей три года и один месяц лишения свободы. Решение суда не вступило в силу. Госпожа Даутова заявляла, что намерена обжаловать решение суда.

В ходе судебного процесса «Спурт» заявлял гражданский иск к госпоже Даутовой на 3 млрд руб. В эту сумму банк оценивал ущерб от действий экс-председателя правления. Однако Вахитовский райсуд, признав вину госпожи Даутовой, оставил эти претензии без рассмотрения. На этом основании АСВ подало ходатайство в Арбитражный суд республики.

В настоящий момент в реестр требований к госпоже Даутовой уже включены претензии «Спурта» на 97,9 млн руб.

Согласно решению суда, задолженность образовалось из-за десяти непогашенных кредитов, которые банк предоставил своему экс-руководителю в 2015–2018 годах.

Однако эти долги составляют лишь 2,6% реестра, общий размер которого сейчас превышает 3,8 млрд руб. Если суд удовлетворит ходатайство АСВ, то доля «Спурта» в сумме требований к Евгении Даутовой увеличится до 45%.

Основным кредитором госпожи Даутовой, инициировавшим ее банкротство, является «ВЭБ.РФ». Задолженность экс-банкира перед госкорпорацией превышает 3,7 млрд руб. На эту сумму ВЭБ выдавал кредит на строительство завода «КЗСК-Силикон» под личное поручительство Евгении Даутовой.

Завод не был построен из-за удорожания его проекта. «КЗСК-Силикон» проходит процедуру конкурсного производства. Требования ВЭБа частично обеспечены залогом акций ОАО «КЗСК», которое контролирует АО «КЗСК-Силикон» (51%).

КЗКС также является банкротом, однако власти Татарстана сообщали, что нашли для предприятия нового инвестора (см. “Ъ” от 24 сентября).

В настоящий момент «ВЭБ.РФ» полностью контролирует банкротство как предприятий Евгении Даутовой, так и ее лично, сформировав комитет кредиторов из своих представителей.

«Преимущественным претендентом по требованию долга в процессе реализации активов и имущества госпожи Даутовой является ВЭБ.

Позиции госкорпорации подкреплены залогом акций КЗСК по ранее предоставленному кредиту и она может обоснованно рассчитывать на удовлетворение своих требований»,— говорит партнер юридической компании НАФКО Павел Иккерт.

По его словам, АСВ «таким преимуществом не обладает, но может рассчитывать на включение своих представителей в комитет кредиторов».

Вместе с тем господин Иккерт считает, что, «скорее всего, правом решающего голоса члены комитета от АСВ обладать не будут», а погашение долга перед ним будет осуществляться «по остаточному принципу». «Учитывая неперспективную ситуацию с финансовым положением активов Даутовой, прогнозировать полный возврат заявленных требований из имеющейся конкурсной массы проблематично»,— заключил юрист.

Ранее адвокат госпожи Даутовой Олег Шемаев оценивал имущество своей подзащитной в 10 млрд руб.: дом, участок под ним и доли в компаниях.

Кирилл Антонов

КоммерсантЪ

Арбитражный управляющий не дожил до продажи КЗСК

Петр Науменко, оспоривший за год 90% сделок с недвижимостью группы экс-главы банка СПУРТ, скоропостижно скончался

Пятилетняя эпопея банкротства финансово-промышленной группы экс-главы правления банка «Спурт» Евгении Даутовой подходит к концу.

Как стало известно «Реальному времени», конкурсный управляющий Петр Науменко, назначенный на этот пост ровно год назад, практически завершил судебные тяжбы по изъятию имущества КЗСК у группы компаний, неформально связанных с Евгенией Даутовой.

«Внешэкономбанк» ожидает, что осенью этого года имущественный комплекс, куда были возвращены несколько выведенных производственных активов предприятия, будет выставлен на торги. Правда, до начала торгов конкурсный управляющий не дожил — 61-летний Петр Науменко скоропостижно скончался в конце апреля, не успев передать отвоеванные активы в конкурсную массу КЗСК.

«Внешэкономбанк» ожидает выставления на торги имущества обанкроченного «Казанского завода синтетического каучука» осенью этого года, сообщили «Реальному времени» в госкорпорации.

— Основная масса сделок АО «Казанский завод синтетического каучука» по отчуждению имущества на сегодняшний день признана недействительной, имущество возвращено должнику и включено в конкурсную массу, — пояснили в пресс-службе ВЭБ в ответе на запрос издания.

Действительно, КЗСК в качестве истца завершил 39 арбитражных дел на общую сумму в 7,5 млрд рублей, следует из картотеки татарстанского арбитража. По словам источника, знакомого с ходом процесса, расторгнуто около 80—90% сделок, заключенных КЗСК с группой компаний, неформально связанных с банком «Спурт» Евгении Даутовой.

Правда, инвентаризационная оценка возвращенных активов пока не проводилась, поэтому трудно сказать, каков их вес в конкурсной массе КЗСК. К тому же сами сделки были заключены задолго до банкротства КЗСК — в 2015 году , поэтому нельзя сказать, что их нарочно «спрятали» перед началом процедуры финансового оздоровления.

«Внешэкономбанк» ожидает выставления на торги имущества обанкроченного «Казанского завода синтетического каучука» осенью этого года. вэб.рф

По словам представителя ВЭБ, сейчас продолжаются судебные процессы по другим сделкам. По данным системы «СПАРК-интерфакс», в настоящее время рассматривается пять арбитражных дел на общую сумму 87,4 млн рублей.

— После формирования конкурсной массы должника, в соответствии с требованиями Закона о банкротстве, будет организована оценка по определению рыночной стоимости имущества должника, — пояснили в госкорпорации.

— После чего на утверждение кредиторам будет представлено положение о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника. Таким образом, прогнозные сроки выхода на торги — октябрь — ноябрь 2021 года.

Добавим, что дедлайн для завершения конкурсного производства установлен на 27 августа 2021 года (татарстанский арбитраж продлил его в феврале еще на полгода в виду необходимости завершения судебных разбирательств по взысканию имущества). Теоретически этот срок снова может быть продлен, но уже не больше чем до конца этого года.

Конкурсный управляющий КЗСК Петр Науменко, назначенный год назад для продолжения судебного разбирательства по возвращению в собственность КЗСК выведенных активов, не успел перевести активы в конкурсную массу КЗСК. Как стало известно «Реальному времени», накануне формирования инвентаризационной описи всего имущества завода управляющий скоропостижно скончался.

Исполнительный директор ассоциации МСРО «Содействие» Игорь Никитин подтвердил «Реальному времени» факт его кончины:

— Петр Павлович умер 21 апреля этого года. Ему был 61 год, — сообщил он, не называя причину смерти.

Имя кандидата не раскрывается, в материалах татарстанского арбитража представителем конкурсного управляющего значится А.С. Сероштанова. Максим Платонов

23 апреля он был исключен из реестра арбитражных управляющих МСРО «Содействие». Однако формально Петр Науменко продолжает оставаться конкурсным управляющим КЗСК.

— Сразу после его смерти КЗСК направил в арбитражный суд заявление об освобождении его с должности конкурсного управляющего, — пояснил Игорь Никитин.

Ожидается, что на предстоящем заседании одновременно с этим будет назначен новый управляющий КЗСК. Имя кандидата не раскрывается, в материалах татарстанского арбитража представителем конкурсного управляющего значится А.С. Сероштанова. Дата судебного заседания не назначена.

Евгении Даутовой предъявят преднамеренное банкротство "Спурта"?

 Реальное времяРеальное время

Ровно через неделю после встречи главы Следкома по РТ с замруководителя АСВ в Казани возбудили новое дело о преступлениях банкиров. Речь идет о банке «Спурт», ущербе в 916 млн рублей и пока неустановленных подозреваемых из числа руководства кредитного учреждения. Как выяснило «Реальное время», Евгению Даутову по делу пока не допрашивали, хотя один из шести эпизодов связан с ее личным кредитом.

Подозреваемых пока нет, но

«В первый раз слышу об этом деле», — сообщил «Реальному времени» казанский адвокат Олег Шемаев, защищавший Евгению Даутову по первому делу «Спурта». С его слов, новых приглашений в Следком экс-председатель правления банка пока не получала.

Второе дело «Спурта» возбуждено 14 октября в четвертом отделе по расследованию особо важных дел Следкома по РТ. Причем, сразу по шести эпизодам:

Читайте также:  С чего начать процедуру банкротства физического лица?

два эпизода хищения средств в особо крупном размере путем присвоения или растраты (ч.4 ст. 160 УК РФ)

два эпизода злоупотребления полномочиями с тяжкими последствиями (ч.2 ст. 201 УК РФ)

преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ)

фальсификация финансовой отчетности (ч.1 ст. 172.1 УК РФ).

Ущерб предварительно оценен в 916 млн рублей. По версии следствия, отток этих активов в 2015-2017 годах привел к отзыву лицензию у банка.

В частности, речь идет о выдаче лично Даутовой по решению кредитного комитета банка двух займов на 78 млн рублей с лишним — непосредственно перед вводом в «Спурте» временной администрации. По данным источников «Реального времени», «добро» на данную сделку дали подчиненные предправления, хотя знали — у нее нет возможности вернуть кредиты, а банк находится в тяжелом финансовом положении.

Данные действия в Следкоме оценивают как злоупотребление полномочиями со стороны пока неустановленных лиц. Второй эпизод по данной статье охватывает выдачу невозвратных кредитов на сумму более 704 млн рублей так называемым техническим компаниям-заемщикам с целью финансирования ОАО «КЗСК», принадлежащего предправлению банка Евгении Даутовой.

Эпизоды присвоения-растраты потянули на ущерб еще в 130 млн с лишним. Так следователи квалифицировали сделки по выводу залога и уступке прав требований, вследствие чего банк лишился активов.

АСВ и Следком по РТ договорились о сотрудничестве

В Следкоме подчеркивают — новое дело возбуждено по материалам проверок Агентства по страхованию вкладов. Заметим, 7 октября в Казани состоялась рабочая встреча между главой Следкома по РТ Валерием Липским и представителями АСВ — заместителем руководителя Александром Пепелюхом и замдиректора департамента сопровождения уголовного судопроизводства Александром Ильиным.

На ней, кстати, присутствовали и следователи 4-го отдела по особо важным делам Следкома по РТ, ранее отправившие под суд главу «Татфондбанка» Роберта Мусина, топ-менеджеров «Интеха» и «Татагропромбанка», а также первую леди «Спурта» Евгению Даутову.

Главной темой обсуждения стало взаимодействие АСВ и Следкома в части расследования уголовных дел, связанных с банкротствами финансово-кредитных учреждений Татарстана.

Договорились о более эффективной работе в части выявления дополнительных эпизодов преступлений банкиров.

А также о встречах на постоянной основе и активизации мер по аресту и возврату ликвидных активов кредитных учреждений, отчужденных в результате незаконных действий.

На той встрече Валерий Липский отметил, что приоритетом совместной работы должна быть защита пострадавших вкладчиков и наказание сотрудников банков, допустивших причинение ущерба.

Напомним, в мае 2020-го Следком по РТ возбудил второе дело ТФБ о злоупотреблениях на 41,2 млрд рублей — также в отношении неустановленных руководителей. Причем, в том деле фигурируют те же статьи, что и в деле «Спурта», включая растрату и преднамеренное банкротство.

Получил ли Роберт Мусин статус подозреваемого в этом деле — силовики не сообщают. В настоящее время бывшего предправления ТФБ и бывшего депутата Госсовета Татарстана судят за злоупотребления полномочиями с ущербом на 53 млрд рублей. Свидетели уже допрошены, в настоящее время суд исследует письменные материалы дела.

За то время, что расследовалось дело Мусина, его коллега из «Спурта» успела полностью признать вину в злоупотреблениях полномочиями и фальсификации финотчетности с ущербом 2,9 млрд рублей, получить приговор — 3 года и 1 месяц колонии и выйти на свободу условно-досрочно в июне этого года.

Заметим, признавшая вину Евгения Даутова даже за решеткой продолжала лоббировать интересы предприятия, выступая против «распила» комплекса заводов «Казанский завод синтетического каучука» и «КЗСК-Силикон».

По словам банкира, еще до отзыва лицензии она пыталась согласовать позицию с АСВ, и если бы там откликнулись на предложения и письма, будущее могло быть иным: «До этого бы не дошло — до банкротства банка и обоих заводов. Потому что предлагалось все это имущество конвертировать в акции, а эти акции передать АСВ… Тем не менее не откликнулись и фактически вывели меня из игры…»

«Реальное время» будет следить за развитием ситуации.

Финишный спурт

Экс-глава рухнувшего банка «Спурт» Евгения Даутова, которая в начале лета получила срок в колонии за незаконное финансирование подконтрольных ей заводов КЗСК и «КЗСК-Силикон», стала банкротом. Ее имущество будет распродано в пользу основного кредитора — госкорпорации «ВЭБ.РФ».

Адвокат госпожи Даутовой уверяет, что из недвижимости у должницы лишь дом с участком. Основными активами являются акции предприятий, однако те также признаны несостоятельными.

На все имущество наложен арест в рамках уголовного дела госпожи Даутовой, который может быть снят только после рассмотрения апелляционной жалобы на приговор.

Вчера Арбитражный суд Татарстана признал Евгению Даутову банкротом. В отношении ее имущества открыто конкурсное производство.

Финансовым управляющим госпожи Даутовой суд назначил члена некоммерческого партнерства саморегулируемой организации арбитражных управляющих «Развитие» Анну Мальцеву.

Итоги реализации имущества должника суд рассмотрит в феврале 2020 года. Общие требования кредиторов составили 3,8 млрд руб.

Напомним, Евгения Даутова являлась председателем правления банка «Спурт» (должник владеет 30% акций банка). После краха Татфондбанка в начале 2017 года «Спурт» начал испытывать финансовые проблемы. В июле того же года Центробанк отозвал у кредитной организации лицензию, а в сентябре «Спурт» признали банкротом.

В начале 2018 года против Евгении Даутовой завели уголовное дело. ЦБ и конкурсный управляющий «Спурта» — Агентство по страхованию вкладов — заявили о хищении имущества кредитной организации. Следствие установило, что госпожа Даутова незаконно из средств банка финансировала подконтрольные ей ОАО «КЗСК» и АО «КЗСК-Силикон».

В июне 2019 года Вахитовский райсуд Казани признал госпожу Даутову виновной по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) и ст. 172.1 (фальсификация финансовых документов). Судья назначил ей три года и один месяц лишения свободы. Решение суда не вступило в силу. Госпожа Даутова готовится обжаловать его в Верховном суде республики.

Пока она находится в СИЗО.

Основной долг госпожи Даутовой образовался при строительстве нового производства кремнийорганических мономеров и продуктов их переработки «КЗСК-Силикон». Строительство началось в 2014 году и до сих пор не завершено. Изначально стоимость проекта оценивалась в 9,8 млрд руб.

, большую часть которых должны были составить кредитные средства ВЭБа, остальное — средства КЗСК. Однако в 2016 году ВЭБ прекратил финансирование из-за удорожания стоимости строительства в два раза. Кредит в 3,7 млрд руб., выданный под личное поручительство госпожи Даутовой, не был возвращен.

Евгения Даутова владеет 30% акций ОАО «КЗСК» (в залоге у ВЭБа), которое контролирует АО «КЗСК-Силикон» (51%).

В конце прошлого года ВЭБ инициировал банкротство госпожи Даутовой. В феврале в отношении должницы была введена реструктуризация долга, но уже в июле кредиторы приняли решение о необходимости реализации ее имущества.

С ходатайством об этом в суд обратился уже бывший финансовый управляющий Михаил Павлов. В реестр требований кредиторов суд также включил АСВ с суммой 97,8 млн руб. и Федеральную налоговую службу с долгом в 2 руб. 26 коп.

Стоит отметить, что в рамках уголовного дела все имущество Даутовой было арестовано. АСВ выдвинуло против Евгении Даутовой гражданский иск на 2,9 млрд руб., но суд оставил заявление без рассмотрения.

По данным kartoteka.ru, госпожа Даутова также является учредителем компаний «Газ-Маркет», «Редит», «Арахуз», «Финар», «Аргент-К» (все находятся в стадии ликвидации).

Следствие полагало, что через эти фирмы она кредитовала проекты КЗСК.

Адвокат госпожи Даутовой Олег Шемаев вчера сообщил “Ъ”, что имущество по-прежнему находится под арестом. При этом он оценил его стоимость более чем в 10 млрд руб.

Однако он добавил, что из личного имущества у Евгении Даутовой лишь дом и участок под ним. Основными активами являются доли в компаниях. При этом предприятия госпожи Даутовой также признаны банкротом.

На «КЗСК-Силикон» конкурсное производство открыто в январе этого года, на КЗСК — в июле.

Партнер юридической компании «Сотби» Владимир Журавчак указывает, что требования ВЭБа частично обеспечены залогом акций ОАО «КЗСК».

Это означает, что госкорпорация получит «преимущественное удовлетворение своих требований за счет средств, вырученных от реализации вышеуказанных ценных бумаг».

Он отметил, что акции КЗСК «пойдут в конкурсную массу», несмотря на то, что само предприятие признано банкротом: «До момента исключения общества из ЕГРЮЛ акции подлежат продаже по цене, определяемой на торгах».

Господин Журавчак добавил, что «введение в отношении должника процедуры реализации имущества не влечет автоматическое освобождение имущества от ареста». Однако после того как приговор по уголовному делу вступит в силу (либо будет отменен), арест будет снят: «Тогда финансовый управляющий сможет приступить к реализации имущества».

Согласно законодательству, после завершения банкротства Евгения Даутова в течение трех лет не сможет занимать руководящие должности в компаниях, а еще в течение пяти лет — инициировать собственное банкротство.

Александр Шакиров

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *