В МВД предложили изменения в УК РФ по поводу фиктивного банкротства

В МВД предложили изменения в УК РФ по поводу фиктивного банкротства

Сотрудники МВД выступили за отмену статей УК РФ о преднамеренном и фиктивном банкротстве. Об этом 24 апреля пишет ТАСС. 

По словам одного из руководителей ГУЭБиПК МВД РФ Андрея Семенова, вопрос о декриминализации статьи 197 УК РФ поднимался неоднократно, потому что на практике она почти не используется. 

Семенов подчеркнул, что небольшое количество обнаруженных преступлений по признакам преднамеренного банкротства связано с тем, что часто действия недобросовестных бизнесменов охватываются другими составами. 

«Например, вывод активов часто квалифицируется по статьям «Мошенничество»и «Присвоение или растрата» УК РФ. Зачастую эти статьи процедурно возбудить проще и быстрее, и в дальнейшем, согласно нашему законодательству, привлечение по статье 196 уже не требуется», — сообщил он. 

В МВД предложили изменения в УК РФ по поводу фиктивного банкротстваmvd.ru  / Пресс-служба ГУ МВД России

По словам представителя МВД, в течение последних двух лет было заведено более 250 дел по данным статьям, а к уголовной ответственности привлечено порядка 80 человек. 

Как считает заместитель начальника управления обеспечения процедур банкротства ФНС России Анатолий Васильев, уголовные дела по статье 196 трудно расследовать и возбуждать, ведь во время работы выясняется, что фигуранты вовлечены в гражданские процессы, которые ведутся из-за активов организации, принадлежащей банкроту. Пока эти процедуры не окончатся, невозможно заниматься уголовным делом, считает он. Таким образом дела порой могут заходить в тупик.

По мнению председателя некоммерческого партнерства «Бизнес солидарность» Яны Яковлевой, позиция МВД странная. Их главный аргумент — трудность в возбуждении уголовных дел по статьям.

«Надо напрягаться и думать», отметила она. Гораздо проще заводить дела по 159-й статье.

Яковлева предложила убрать из УК РФ все экономические преступления, декриминилизровать оттуда все статьи и оставить только 159 статью. 

«Вот статья на все случаи жизни: по ней и банкротство можно, и налоги, и банки»,  — иронизирует она. 

Про ее словам, под эту статью можно «подпихнуть любое событие». Она считает, что должна быть детализация статей экономических преступлений должна быть максимальной, а не наоборот.

Преднамеренное банкротство: чем опасно умышленное и фиктивное банкротство?

[contact-form-7 id=»3409″ title=»Лидосбор»]

В МВД предложили изменения в УК РФ по поводу фиктивного банкротства

Министерство внутренних дел России выступило с инициативой исключить из Уголовного кодекса РФ статьи о фиктивном и преднамеренном банкротстве. Свое предложение ведомство аргументируют тем, что ст. 196 и 197 УК РФ почти не используются на практике. Как это нововведение может сказаться на процедуре банкротства физлиц?

Закон о несостоятельности позволяет гражданам избавиться от долгов по кредитам и займам, даже если речь идет об очень крупных суммах задолженностей. Для этого должникам необходимо лишь доказать свою неплатежеспособность.

Суть процедуры банкротства физлица заключается в том, что после ее окончания с гражданина списываются все имеющиеся долги, в том числе все штрафы и пени.

После признания должника банкротом судебные приставы закрывают все исполнительные производства, открытые на его имя, а также снимают аресты с зарплаты, пенсии и счетов в банке.

В большинстве своем граждане, оказавшиеся в долговой яме, действительно не могут исполнять финансовые обязательства перед кредитными учреждениями. Но встречаются и такие люди, которые хотят решить свои проблемы с кредитами, используя не совсем честные методы.

К примеру, таким должникам кажется, что перед началом банкротства можно переписать свое имущество на супругу (супруга), сделать дарственные на детей или родственников.

Очень не советуем так поступать, потому что во время процесса в Арбитражном суде все сделки вскроются и судья признает их недействительными, а значит долги не будут списаны.

Другой метод, которым, к сожалению, также грешат обратившиеся за помощью должники, — укрывать от юристов, которые ведут их дела о банкротстве, некоторые доходы. Этот обман будет раскрыт при первом же отчете финансового управляющего и, как следствие, негативно скажется на всем процессе банкротства.

Провести преднамеренное или фиктивное банкротство тем более не получится, потому что ни одна действительно надежная фирма, занимающаяся решением проблем с кредитами, не пойдет на такое. И пока статьи Уголовного кодекса РФ, регулирующие эти нарушения, не отменены, по ним действительно можно оказаться на скамье подсудимых и потом понести наказание.

Есть вопрос? Задайте свой вопрос в х. Отвечаем очень быстро!

Звоните: 

В мвд и фнс заявили о необходимости отмены статей ук о преднамеренном и фиктивном банкротстве

Как объяснил один из руководителей главного управления экономической безопасности МВД Андрей Семенов, статьи редко используются, поскольку часто действия недобросовестных предпринимателей могут охватываться иными составами. Например, вывод активов часто квалифицируется по статье 159 «мошенничество» и статье 160 «присвоение или растрата». А по статьям о преднамеренном и фиктивном банкротстве уголовные дела сложно возбуждать и расследовать, объяснили в ФНС.

Яна Яковлева председатель Некоммерческого партнерства «Бизнес солидарность» «Это очень странная позиция МВД, поскольку основной аргумент, который они выдвигают, что трудно возбуждать дела по этим статьям. Надо напрягаться и думать, как я понимаю. А проще возбуждать дела по 159-й.

Давайте мы вообще из Уголовного кодекса уберем раздел экономических преступлений, все статьи оттуда декриминализируем и оставим одну 159-ю. Вот статья на все случаи жизни: по ней и банкротство можно, и налоги, и банки.

Что такое 159-я статья? Это три строчки в Уголовном кодексе, под которые можно, как МВД и призналось, подпихнуть любое событие. Транзакции, аккредитивы, кредиты — все подходит под 159-ю статью.

Нормальным движением можно было бы считать, наоборот, максимальную детализацию статей экономических преступлений, под которую правоохранительным органам нужно было бы собирать определенные доказательства».

За последние два года, как говорят в МВД, было возбуждено более 250 дел по статьям о преднамеренном и фиктивном банкротстве, а привлечено к уголовной ответственности за этот период около 80 человек. Статьи действительно почти не используют, комментирует юрист, антикризисный управляющий Иван Рыков.

Иван Рыков юрист, антикризисный управляющий «197-я статья точно не используется по той простой причине, что она появилась тогда, когда была возможность внесудебного объявления о банкротстве, тогда она была актуальной, когда человек или компания сама себя объявляла банкротом, и эти данные могли оказаться ложными.

Сейчас исключительно судебная процедура объявления банкротом, поэтому действительно она уже не актуальна. 196-я, в принципе, актуальная, хотя у нее есть очень близкий аналог — 195-я статья «неправомерные действия при банкротстве». Но мне кажется, 196-ю исключать преждевременно, ее лучше пересмотреть. Сейчас наши органы предпочитают возбуждать по 159-й «мошенничество».

По ней состав проще и доказывать легче, поэтому предпочитают ее, даже если есть признаки преднамеренного банкротства. Сейчас работает институт субсидиарной ответственности, то есть гражданской ответственности.

Он в большей степени позволяет уже в арбитражном процессе вернуть деньги в бюджет, поэтому это говорит о том, что налоговая сейчас предпочитает не наказывать, а все-таки возвращать деньги в бюджет. И, наверное, действительно она не так используема, как могла бы быть».

Под статьи о преднамеренном банкротстве часто попадали руководители рухнувших банков.

Например, основатель Межпромбанка, бывший член Совета Федерации Сергей Пугачев и другие топ-менеджеры банка были признаны виновными в преднамеренном банкротстве кредитной организации и незаконном выводе более 125 млрд рублей.

Также по этой статье заочно судили основателя фонда Hermitage Capital Management Уильяма Браудера. Суд признал его виновным в преднамеренном банкротстве и уклонении от уплаты налогов и приговорил к девяти годам колонии.

Фиктивное банкротство. Ответственность, признаки

Ни один предприниматель не может быть застрахован от ситуации, когда он будет не в состоянии выполнить свои финансовые обязательства. Когда такой статус определяет арбитражный суд, это означает признание банкротства. Но такой механизм иногда используется противозаконным образом.

Недобросовестные бизнесмены, специально объявляющие себя банкротами, нарушают законодательство РФ и подвергают себя не только административной и гражданско-правовой, но и уголовной ответственности.

Проанализируем, чем может привлекать нечестных предпринимателей умышленное (фиктивное) банкротство, каковы его основные признаки, а также чем конкретно оно может быть чревато.

Когда банкротство считается фиктивным

Фиктивное банкротство – статус, когда предприниматель признает себя финансово несостоятельным, в реальности обладая средствами для исполнения своих обязательств.

Чтобы достичь этого статуса, предпринимателю придется совершить целый комплекс действий, которые также подпадают под противозаконные, поскольку предусматривают прохождение процедуры установления банкротства без соответствующих формальных оснований.

Законодательные нормы, определяющие положения о банкротстве, в том числе и фиктивном, содержатся в следующих государственных актах:

  • Федеральный Закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ декларирует порядок признания предпринимателя (общества) банкротом;
  • ст. 25 Гражданского Кодекса РФ говорит о признании несостоятельности физических лиц;
  • ст. 197 Уголовного Кодекса РФ предусматривает возможность преднамеренного (фиктивного) банкротства и ответственность за него;
  • в ст. 196, 197 УК РФ и ст. 14.12 КоАП РФ прямо указаны наказания за такое нарушение законодательства.

ВАЖНО! Преднамеренное и фиктивное банкротство в законодательстве считаются равнозначными. На практике можно их разделить.

Умышленное совершение руководством действий, приведшее к снижению платежеспособности и, как следствие, финансовой несостоятельности – преднамеренное банкротство.

Сокрытие истинных сведений о финансовом положении – фиктивное банкротство.

Зачем применять фальшивое банкротство

Целью объявления себя банкротом у предпринимателя всегда выступает личная выгода. Причины для такого противозаконного решения могут быть различными:

  • желание избежать необходимости выплачивать долги кредиторам;
  • вывод основных фондов;
  • получение дополнительных финансов в пользу руководства обанкротившейся компании.

Суть фиктивного банкротства

Механизм этого противозаконного деяния достаточно прост:

  1. Основные активы выводятся на сторонние счета или в другие организации, доступные для дальнейшего использования (например, принадлежащие родственникам или близким друзьям предпринимателя – будущего банкрота).
  2. Возможно формирование «ступенчатой» банковской задолженности (для погашения взятого кредита берется новый, а для него – еще один и т.д.).
  3. Объявление себя банкротом по стандартной процедуре.
  4. Списывание долгов.
  5. На «растерзание» кредиторам предоставляются лишь те фонды, что предприниматель не вывел заранее, оставив их для ликвидации.

Юридические признаки фиктивного банкротства

Для того чтобы доказать факт фальшивого банкротства в законодательном порядке, должны быть представлены убедительные аргументы для соблюдения одновременно двух условий:

  • наличия умысла со стороны предпринимателя;
  • причинения его действиями крупного ущерба кредиторам.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! На практике доказать эти условия может быть весьма проблематично. Умысел оценивается по совокупности обстоятельств, причем часто вывод арбитражного суда на этот счет может быть субъективным и формальным.

Что касается суммы ущерба, то Уголовный Кодекс РФ определяет границу в 1,5 млн. руб., тогда как банкротом можно объявить предпринимателя, задолжавшего и не могущего выплатить сумму более 100 тыс. руб.

Это является причиной низкого количества соответствующих судебных прецедентов.

Незаконные действия, которые совершаются в рамках доведения предприятия до намеренного статуса «банкрот»:

  • утаивание истинных активов или долговых обязательств;
  • непредоставление сведений или заведомая дезинформация относительно финансового состояния, фондов, задолженностей и т.п.;
  • неправильные данные о размере и местонахождении имущества;
  • неоправданные отчуждение, передача или экстренное уничтожение активов и/или документации;
  • неравномерное распределение кредиторских обязательств (удовлетворение одних кредиторов в ущерб другим);
  • несоблюдение процедуры в период установления банкротства (в периоде наблюдения, внешнего управления, конкурсного производства и других предусмотренных законом действий).

Факты в пользу фиктивного банкротства

Сами по себе те или иные действия предпринимателя необязательно могут свидетельствовать об умышлении им фиктивного банкротства. Но в совокупности при наличии обоснованных подозрений насторожить кредиторов и проверяющие органы могут следующие обстоятельства:

  • завышение цен при закупках, совершаемых фирмой;
  • неверное отражение данных в бухучете (особенно в сторону повышения);
  • выявление во время аудита скрытого имущества или документации, не отраженной в другой отчетности;
  • подмена текущих доходов и расходов и планов на будущие периоды;
  • вложение капитала в заведомо неликвидные ценные бумаги;
  • расчеты через счета третьей стороны;
  • перенаправление части или всего уставного капитала «своим» организациям.

Чем грозит фальшивое банкротство по закону

На любой стадии признания организации банкротом кредиторы могут инициировать экспертную проверку по установлению возможности фиктивного банкротства. Экспертиза может быть проведена как специальным учреждением, так и другими уполномоченными лицами или органами.

В результате экспертизы специалист устанавливает наличие признаков фальшивого банкротства и также лиц, чьи действия или пассивность привели к данной ситуации. Также делается вывод о том, возможно ли да данной стадии вернуть организации платежеспособность, и если да, то какими способами.

Если, несмотря на сложность юридической процедуры, факт фиктивного банкротства будет доказан, недобросовестному предпринимателю грозит ответственность, уровень которой может быть различным (по Административному либо по Уголовному Кодексу).

Административная ответственность фальшивого банкрота

Ст. 14.12 КоАП РФ говорит о штрафе, налагаемом арбитражным судом и могущем составлять 40-50 минимальных оплат труда, не облагаемых налогами. Лже-банкрот также может быть дисквалифицирован максимум на трехлетний срок.

Если выявлены отдельные действия и махинации, целью которых было преднамеренное доведение предприятия до состояния банкротства, за это можно поплатиться также 40-50 МРОТ или расстаться с квалификацией на срок 1-3 года.

Уголовная ответственность банкрота-лжеца

Недобросовестный предприниматель может быть привлечен к уголовной ответственности независимо от административной (ст. 196, ст. 197 УК РФ).

Максимальная мера, которую суровый закон предусматривает для таких нарушителей, – лишение свободы на срок до 6 лет. Для ужесточения наказания к тюремному заключению может быть присовокуплен штраф до 80 тыс. руб. или в размере полугодового дохода осужденного.

Меньшие, но также суровые кары могут выражаться:

  • в штрафе от 100 до 300 тыс. руб.;
  • в штрафе в размере доходов виновного за 1-2 года;
  • в принудительных работах сроком на 1-5 лет.

За неуплату налогов вследствие фальшивого банкротства предприниматель может быть привлечен за мошенничество с финансами государства, а это серьезный срок – до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Чем грозит фиктивное банкротство руководителю

Непонятно, о чем думают руководители, которые замышляют обанкротить свое детище дабы скрыть налоговые проблемы.

В моей практике встречаются еще отчаянные, верящие, что все для них пройдет нормально, без последствий.

Иногда приходится общаться с такими, которые не только замышляют, но и реализуют это мероприятие в момент, когда уже началась выездная проверка! А действительно, давайте разберемся, что за это будет?

На самом деле, законом предусмотрены варианты в развитии событий на тему «все пошло не так, как ожидали». Причем эти варианты дополняют друг друга, и в итоге вырисовывается очень живописная картина.

Проблема 1. Субсидиарная ответственность

Буквально в этом году Конституционный Суд РФ поддержал позицию налоговиков, взыскавших в судебном порядке ущерб с фактического руководителя, который довел предприятие до банкротства, уклоняясь от уплаты налогов (Определение КС РФ от 28.02.2017 № 396-О). Господин директор возмутился и подал иск в высшую судебную инстанцию.

В свою защиту он привел следующий аргумент – поскольку лично он не получил экономической выгоды от уклонения юридического лица от уплаты налогов, то он считает, что нарушаются его конституционные права. При этом ссылался он на ст. 199 УК РФ, в которой сказано, что факт получения выгоды является одним из оснований привлечения к ответственности за налоговое нарушение.

А раз, по его мнению, нарушения не было, то какая же может быть ответственность? Несправедливо!

Если смотреть историю этого дела, то суть такова.

В нижестоящих судебных инстанциях налоговыми органами было доказано, что именно он — фактический руководитель (а не номинальный) умышленно уклонялся от уплаты налогов в особо крупном размере, тем самым, причинив ущерб государству.

Суд установил: собственник фактически контролировал деятельность предприятия, несмотря на то, что не являлся его директором.

Именно он в целях уклонения от уплаты налогов привлек к хозяйственной деятельности недобросовестного контрагента – фирму-однодневку.

Когда выяснилось, что предприятие не в состоянии уплатить доначисленные на проверке суммы, налоговики, недолго думая, подали в суд заявление о его банкротстве. Процедура банкротства завершилась, но долги так и не были погашены.

Ну, а поскольку наше современное законодательство в этой сфере обеспечивает защиту прав государства как потерпевшего от преступления, связанного с неуплатой налогов (уклонением от их уплаты в бюджет), то суд установил как вину горе-учредителя, так и причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, нанесенным государству.

Итогом дела явилось то, что именно фактический руководитель был признан виновным в уклонении предприятия от уплаты налогов. Конституционный Суд отказал в рассмотрении жалобы гражданина, указав, что Конституция РФ одинаково защищает государственную, муниципальную и иные формы собственности, в том числе имущественные права государства как потерпевшего от преступления.

Проблема 2. Дисквалификация

Лица, привлеченные к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, в том числе за доведение его до банкротства, но не возместившие должнику или его кредиторам причиненный ущерб, могут быть дисквалифицированы.

В данном случае дисквалификация означает лишение права замещать должности или заниматься предпринимательской, управленческой или иной профессиональной деятельностью.

Посмотрите Федеральный закон от 29.12.2015 № 391-ФЗ.

Его положениями были внесены изменения в КоАП РФ, которые позволяют дисквалифицировать лицо, не исполнившее вступивший в законную силу судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности.

Мвд предложило отменить уголовную ответственность за преднамеренное и фиктивное банкротство

Закон о несостоятельности оперирует понятиями фиктивного и преднамеренного банкротства.

Под первым понимается ситуация, когда контролирующее лицо публично объявило о банкротстве организации, хотя на самом деле юридическое лицо не отвечает признакам банкрота, и у него есть финансовые ресурсы.

Под вторым – ситуация, когда контролирующие лица специально доводят компанию до финансовой несостоятельности (сливают деньги на оффшорные счета, заключают невыгодные сделки с аффилированными лицами и т.п.).

По российскому правовому регулированию лица, виновные в появлении у юридического лица признаков преднамеренного или фиктивного банкротства, формально несут:

  • субсидиарную (гражданскую) ответственность по обязательствам должника;
  • административную ответственность по ст. 14.12 КоАП РФ;
  • уголовную ответственность по ст. 196 и ст. 197 УК РФ.

Однако, фактически указанные составы правонарушений являются мертвыми нормами и на практике не применяются.

За последние несколько лет Арбитражный суд Алтайского края не привлек ни одного человека к субсидиарной или административной ответственности за фиктивное или преднамеренное банкротство. За 2017-2019 гг.

по всей России было возбуждено всего 250 дел по статьям 196-197 УК РФ, по которым обвинительным приговором закончилось только 80.

Такое положение вещей на практике не осталось без внимания со стороны государственных органов. В апреле 2019 г. представители Министерства внутренних дел предложили декриминализировать уголовные составы, наказывающие за фиктивную и преднамеренную несостоятельность. Причем такое предложение было озвучено МВД РФ не впервые.

Как пояснил один из руководителей главного управления по экономической безопасности, ст. 196 и 197 УК РФ на практике не используются из-за отсутствия условий и причин для совершения этих преступлений, действия недобросовестных контролирующих лиц могут охватываться другими составами, которые расследовать значительно легче (например, мошенничество, присвоение или растрата и др.).

Идею МВД РФ поддержала и налоговая. Один из представителей ФНС отметил, что в таких составах сложно установить, кто выгодоприобретатель, и потому невозможно доказать вину. При этом обвиняемые по таким делам часто вовлечены в гражданские и банкротные процессы, параллельно с которыми невозможно адекватно вести расследование по уголовному делу.

Инициативу о декриминализации составов ст. 196 и ст. 197 УК РФ охотно поддержали представители юридического сообщества (корпоративные юристы и адвокаты). Они указали, что:

  • наличие этих составов бессмысленно, потому что конечная цель деяния определяет то или иное правонарушение (например, если компания объявлена банкротом фиктивно с целью хищения ее активов, виновные лица будут наказаны по соответствующим статьям за хищение, а не по ст. 197 УК РФ);
  • указанные составы работают в связке с законом о несостоятельности и призваны защитить права конкурсных кредиторов; правоохранители не являются компетентными специалистами в делах банкротных и арбитражных процедур, в силу чего им будет сложно осуществить процесс доказывания по этим нормам.

На сегодняшний день рассматриваемый вопрос находится в подвешенном состоянии.

С одной стороны ответственность за преднамеренное и фиктивное банкротство фактически не применяются, причем не только в уголовном процессе, но и в административном и даже в рамках привлечения к субсидиарной ответственности, с другой – за рамки обсуждения государственными органами идея за год не сдвинулась в сторону ее воплощения в жизнь.

По нашему мнению, преднамеренное и фиктивное банкротство – это вопросы гражданско-правовые и не стоит их переводить в уголовную плоскость.

Государство и общество получит намного больше выгоды, если «накажет» виновных в рамках гражданско-правовой ответственности (интересы кредиторов, в том числе публичных, будут восстановлены за счет взыскания имущества субсидиарно).

Потому мы находимся на стороне тех юристов, которые поддерживают декриминализацию составов ст. 196 и ст. 197 УК РФ и надеемся, что законодатель сделает это важный шаг в скором времени.

__________________________________________________________________________________________

Юридическая фирма «Безруков и партнеры» неоднократно включалась в рейтинг лучших региональных юридических фирм страны по версии рейтинга Право.ру-300 в номинациях «Арбитражное судопроизводство» и «Разрешение споров». 

  • Мы умеем решать самые сложные юридические задачи, и с удовольствием поможем Вам! 
  • Мы работаем практически по всем регионам России, включая Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Кемерово, Красноярск, Тюмень, Барнаул. 
  • Звоните по телефону  +7 (3852) 53-20-49, +7 9646032049 или пишите на адрес info@bezrukovpartners.ru

Мвд хочет отменить статьи уголовного кодекса о фиктивном банкротстве — финансовая газета

Это заявление прозвучало на заседании президиума Общественного совета при МВД.

Как объяснил один из руководителей Главного управления экономической безопасности МВД Андрей Семенов, эти статьи редко используются, поскольку часто действия недобросовестных предпринимателей могут охватываться иными составами.

«Например, вывод активов часто квалифицируется по статье 159 “мошенничество” и статье 160 “присвоение или растрата”. А по статьям о преднамеренном и фиктивном банкротстве уголовные дела сложно возбуждать и расследовать», – уточнил Семенов.

Представителя Министерства внутренних дел поддержали коллеги из ФНС.

Вместе с тем эксперты недоумевают от позиции правоохранителей.

«Основной аргумент, который выдвигает МВД, – что трудно возбуждать дела по этим статьям. Надо напрягаться и думать, как я понимаю. А проще возбуждать дела по 159-й.

Давайте мы вообще из Уголовного кодекса уберем раздел экономических преступлений, все статьи оттуда декриминализируем и оставим одну 159-ю.

Вот статья на все случаи жизни: по ней и банкротство можно, и налоги, и банки», – возмущается председатель некоммерческого партнерства «Бизнес солидарность» Яна Яковлева.

По данным МВД, за последние два года было возбуждено более 250 дел по статьям о преднамеренном и фиктивном банкротстве. В то же время к уголовной ответственности за этот период было привлечено всего 80 человек.

И тем не менее под статьи о преднамеренном банкротстве попали руководители рухнувших банков – как, например, основатель Межпромбанка, бывший член Совета Федерации Сергей Пугачев и другие топ-менеджеры этой финансовой организации. Они были признаны виновными в преднамеренном банкротстве кредитного учреждения и незаконном выводе более 125 млрд руб.

Также по этой статье заочно судили основателя фонда Hermitage Capital Management Уильяма Браудера, которого суд признал виновным в преднамеренном банкротстве и уклонении от уплаты налогов, приговорив к девяти годам колонии.

«Что такое 159-я статья? Это три строчки в Уголовном кодексе, под которые можно, как МВД и призналось, подпихнуть любое событии: транзакции, аккредитивы, кредиты – все подходит под 159-ю…

Нормальным движением можно было бы считать, наоборот, максимальную детализацию статей экономических преступлений, под которую правоохранительным органам нужно было бы собирать определенные доказательства», – отмечает госпожа Яковлева.

Впрочем, юрист, антикризисный управляющий Иван Рыков с ней согласен лишь частично.

Признавая справедливость позиции МВД о том, что статья 197 Уголовного кодекса на данный момент не работает, он напоминает, что она появилась в те годы, когда была возможность внесудебного объявления о банкротстве. «Сейчас исключительно судебная процедура объявления банкротом, поэтому действительно она уже не актуальна», – указывает он.

«Однако 196-я [статья УК РФ – «Фингазета»] актуальная и исключать ее преждевременно. Ее лучше пересмотреть. Сейчас наши органы предпочитают возбуждать по 159-й “мошенничество” – по ней состав проще и доказывать легче. Поэтому предпочитают ее, даже если есть признаки преднамеренного банкротства», – поясняет Рыков.

Эксперт напоминает, что сейчас работает институт субсидиарной – то есть гражданской ответственности, который в большей степени позволяет уже в арбитражном процессе вернуть деньги в бюджет.

«Потому-то, наверное, налоговая сейчас предпочитает не наказывать, а в первую очередь возвращать деньги в бюджет. И, наверное, действительно, статья 196 не так используется, как могла быть», – считает юрист.

В мвд считают, что «банкротные» статьи в ук рф – лишние — стороженко и партнеры

В УК РФ есть ст. 197 – фиктивное банкротство. Суть этого состава в следующем.

Руководитель фирмы объявляет свое предприятие банкротом. Но такое объявление является заведомо ложным: на самом деле нет тех признаков банкротства, которые перечислены в ФЗ №127. То есть фирма вполне себе финансово состоятельна. При этом под «объявлением» себя банкротом считается обращение с соответствующим заявлением в суд и уведомление об этом кредиторов.

Еще один важный момент – состав преступления будет только в случае причинения крупного ущерба. К таковому приравнивается сумма ущерба, превышающая 2 миллиона 250 тысяч рублей.

Зачем руководителю объявлять о банкротстве, когда его в действительности нет? Цель прямо указано в фабуле статьи: чтобы таким образом получить рассрочку либо скидки при уплате долгов, а возможно и добиться полного их прощения.

Действия руководителя будут подпадать под указанную статью УК РФ лишь в том случае, когда между объявление о фиктивном банкротстве и причинением крупного ущерба кредиторам есть прямая причинно-следственная связь.

При этом руководитель действует осознано, он целенаправленно вводит в заблуждение кредиторов касаемо финансового положения своего предприятия.

Если говорить о ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство», здесь предприятие действительно фактически является банкротом.

Но к финансовой несостоятельности фирмы приводят целенаправленные действия ее руководителей. Например, директор умышленно ничего не предпринимает для того, чтобы истребовать имеющуюся дебиторскую задолженность.

Или заключает фиктивные контракты по завышенным, непосильным для его фирмы ценам.

Зачем намерено банкротят предприятие? Чаще всего, чтобы таким образом его ликвидировать. Если есть долги – сделать это добровольно не получится. Но для прохождения легитимной процедуры банкротства размера общего долга может не хватать. Вот и приходится разными способами «докручивать» эту сумму под размер, при котором можно ликвидироваться через банкротство.

Однако, обе эти статьи так называемые «нерабочие». Так, по данным Федресурса, за 2017 год по ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство) из 166 возбужденных дел только 38 были направлены в суд. Осудили по ним лишь 25 человек. Данных об осужденных по ст. 197 УК РФ за 2017 год нет вообще!

Оба этих состава схожи с другими составами УК РФ: ст. 159 (мошенничество) и ст. 160 (присвоение и растрата). Доказать вину по этим статьям проще, чем по «банкротным». Об этом говорит и статистика. По фактам, связанным с привлечением руководителя фирмы из-за ее банкротства по статье «Мошенничество» в 2017 году осуждены 17671 человек, а за присвоение и растрату – 8058 человек.

О том, что ст. 196 и ст. 197 «лишние» в УК РФ, заявляют и представители МВД. Они предлагают декриминализировать данные составы. Вина подозреваемых в таких делах трудно доказуема.

Это связано и со сложностью самого состава преступления, и с тем, что среди правоохранителей очень мало специалистов в области банкротного и арбитражного законодательства.

Недобросовестных же предпринимателей можно привлекать к ответственности и в рамках статей 159 и 160 УК РФ.

Есть и противники такого предложения. Их довод следующий: по «банкротным» статьям невозможно избрание меры пресечения в виде заключения под стражу. А вот по мошенничеству и растрате – вполне.

Возбуждение уголовных дел о преступлениях, совершаемых в процессе банкротства



В статье исследуются особенности возбуждения уголовных дел в сфере криминальных банкротств.

Ключевые слова: банкротство, фиктивное банкротство, возбуждение уголовного дела.

Экономическая система является основой функционирования государства. Значительное место в общей экономической системе занимает банковская сфера, от ее функционирования зависит стабильность российской экономики, как следствие благосостояние российских граждан.

Обоснованную тревогу вызывают статистические данные выявления нарушений закона в банковско-кредитной сфере, так в 2015 г. прокурорами было выявлено здесь на 268,1 % нарушений законов больше, чем в 2014 г. (9 755 против 2 650), а в 2016 г. — 8 191.

Указанные тенденции сохранялись и в 2017–2018 гг.

Не лучшее влияние на кредитно-финансовые отношения оказывает фиктивность и преднамеренность банкротств кредитных организаций. Эффективность раскрытия преступлений в данной сфере остается невысокой, т. к.

данные преступления относятся к категории высоколатентных. По сведениям прокуроров субъектов Российской Федерации, в 2017 г. по итогам предварительного следствия и дознания в суд было направлено лишь 30,2 тыс.

находившихся в производстве уголовных дел анализируемой категории (12,6 % от общего числа преступлений).

Изучение следственной и судебной практики позволило прийти к выводу о недооценке правоприменителем высокой общественной опасности преступлений, совершаемых в процессе банкротства.

Нередки случаи, когда преступления квалифицируются по другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) [1], имеют место факты переквалификации данных преступлений на менее тяжкие.

В большинстве случаев это объясняется неоднозначной правовой оценкой действий виновных, неумением правильно отграничить преступления, совершаемые в процессе банкротства, от смежных с ними деяний.

Проблемы при расследовании преступлений в сфере банкротства обусловлены недостаточным использованием данных криминалистической характеристики таких преступлений.

Согласно сведениям официальной статистики уголовные дела по факту неправомерных действий при банкротстве, преднамеренном банкротстве возбуждаются крайне редко.

Причиной подобной ситуации является достаточная сложность в процессе собирания доказательства, а также в целом при доказывании данных составов преступлений.

К этому следует добавить поверхностное расследование уголовных дел данной категории, а также длительность расследования неправомерных банкротств. Кроме того, уровень криминалистического обеспечения процесса расследования в некоторых субъектах Российской Федерации не соответствует сложности и многогранности совершенных преступлений.

Вопрос о возбуждении уголовного дела зависит от объема криминалистически значимой информации, имеющейся на предварительном этапе проверки материалов. В соответствии с ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела являются: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Как свидетельствует анализ судебной и следственной практики применительно к первому из приведенных поводов, информация, составляющая его, в большинстве случаев усматривается из заявлений конкурсного управляющего. Так, за период с 2005 года по 01.04.

2019 года к уголовной ответственности привлечено: за преднамеренное банкротство — 10 субъектов; за мошенничество — 47 субъектов; за злоупотребление полномочиями — 23 субъекта; за присвоение или растрату — 27 субъектов; несколько субъектов были привлечены к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) доходов, а также мошенничество в кредитной сфере [3].

Основным источник информации о преступлениях в сфере криминальных банкротств является конкурсный управляющий, однако такая информация может поступить от лиц, включенных в реестр требований кредиторов (как правило, это вкладчики), Центрального банка России, учредителей кредитной организации, федеральной налоговой службы, иных органов. При поступлении подобной информации в правоохранительные органы она исследуется на предмет наличия признаков преступления.

Применительно ко второму поводу источником информации о неправомерных действиях при банкротстве, преднамеренном или фиктивном банкротстве кредитных организаций будет сообщение лица, данное им добровольно, без какого-либо принуждения. Существенным условием является то, что данное лицо не должно быть подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, о котором заявляет.

Необходимо отметить, что ситуация, когда сам гражданин сообщает в органы внутренних дел о совершенном им преступлении в процессе банкротства кредитных организаций — явка с повинной, по исследуемым нами преступлениям не встретилась ни разу.

С нашей точки зрения, крайне сложно представить лицо, предпринявшее действия по подготовке к совершению исследуемых нами преступлений, использовавшее для этого сложные схемы, дорогостоящие услуги консультантов, которое в один момент раскаялось в совершенных деяниях и явилось с заявлением о явке с повинной в дежурную часть органа внутренних дел.

Применительно к третьему поводу источниками информации о неправомерных действиях при банкротстве, фиктивном или преднамеренном банкротстве являются:

  1. Сообщения средств массовой информации. Следует заметить, что статьи, заметки, письма, опубликованные в печати, на практике зачастую необоснованно игнорируются правоохранительными органами и как источники информации о готовящемся или совершенном преступлении не принимаются во внимание. Однако публикации в периодической печати являются очень важным источником сведений, т. к. в них порой очень подробно описываются совершенные или совершаемые кредитной организацией неправомерные действия при банкротстве, а также действия, указывающие на преднамеренное или фиктивное банкротство и иные преступления, совершенные в совокупности.

В соответствии с ч. 2 ст.

144 УПК РФ по требованию прокурора, следователя или органа дознания редакция, главный редактор соответствующего средства информации обязаны передать имеющиеся в их распоряжении документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации [4].

  1. Материалы подразделений по борьбе с экономическими преступлениями о факте преступлений, совершаемых в процессе банкротства кредитных организаций, оформляемые рапортом. Данный вид источника информации появляется в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных на территории кредитной организации, ее филиалов и представительств.

С нашей точки зрения, сбор достаточного первоначального материала по факту банкротства кредитной организации, его тщательный анализ и проверка являются важнейшим фактором успешного расследования уголовных дел исследуемой категории.

Как показывает практика, основными ошибками, совершаемыми органами предварительного следствия и дознания при рассмотрении сообщений об исследуемых преступлениях являются: 1) истребование не в полном объеме комплекса документов, необходимых для подтверждения события преступления, — 21 %; 2) несвоевременное изъятие документов, которое привело к их утрате, — 28 %; 3) несвоевременное назначение либо неназначение необходимых проверок и ревизий — 16 %; 4) неправильное оформление сотрудниками органов дознания (подразделений по борьбе с экономическими преступлениями) изъятия документов и иных материалов — 6 %; 5) отсутствие надлежащего взаимодействия оперативных и следственных органов — 18 % и др.

Следует отметить, что в целях выявления и раскрытия фактов преступлений, совершаемых в процессе банкротства кредитной организации, оперативные подразделения органов внутренних дел должны осуществлять комплекс оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

В стадии возбуждения уголовного дела об исследуемых преступлениях оперативные сотрудники службы по борьбе с экономическими преступлениями должны проводить обследование помещений, сооружений, наблюдение, исследование предметов и документов, опрос граждан, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования [2].

Информация о совершенном или готовящемся преступлении может быть также получена из следующих источников: сообщений сотрудников кредитных организаций и иных кредиторов; материалов ревизий, аудиторских проверок; материалов проверок, поступивших из таможенных и налоговых органов; сотрудников Центрального банка РФ; материалов, поступивших от арбитражных управляющих; материалов, выделенных из других уголовных дел. Необходимо отметить, что указанный перечень источников, составляющих поводы для возбуждения уголовных дел по ст. ст. 195,196 и 197 УК РФ, не является исчерпывающим.

Анализ уголовных дел исследуемой категории и опрос сотрудников, занимающихся раскрытием и расследованием данных видов преступлений, показали, что наиболее распространенными источниками информации о неправомерных действиях при банкротстве, фиктивном или преднамеренном банкротстве являются: заявления конкурсных управляющих — 57 %; материалы оперативных разработок правоохранительных органов, в т. ч. основанные на результатах ревизий, аудиторских проверок — 28 %; заявления учредителей и кредиторов банка — 15 %.

Успешное и эффективное расследование преступлений, связанных с банкротством кредитных организаций, установление виновных лиц и привлечение их к уголовной ответственности во многом зависит от своевременного и обоснованного принятия решения, предшествующего первоначальному этапу расследования, поскольку уже на стадии возбуждения уголовного дела проявляются особенности, детерминирующие дальнейший процесс расследования. Несвоевременное принятие такого решения в дальнейшем может задержать проведение неотложных следственных действий, что в свою очередь влечет утрату вещественных доказательств.

Уголовные дела рассматриваемой категории подлежат возбуждению при наличии законных поводов и оснований, указывающих на то, что неправомерные действия при банкротстве кредитной организации были сопряжены: 1) с сокрытием имущества банка, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях; с передачей имущества во владение иным лицам, отчуждением или уничтожением имущества, а равно сокрытием, уничтожением, фальсификацией бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность кредитной организации, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства; 2) с неправомерным удовлетворением имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника — кредитной организации ее руководителем заведомо в ущерб другим кредиторам, если это действие совершено при наличии признаков банкротства; 3) с незаконным воспрепятствованием деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной организации, в том числе с уклонением или отказом от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу либо кредитной организации, в случаях, когда функции руководителя кредитной организации возложены соответственно на арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной организации.

Поводом для возбуждения уголовного дела о преднамеренном банкротстве является совершение действий, свидетельствующих о том, что имело место преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) кредитной организации действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность данной организации в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. При фиктивном банкротстве кредитной организации устанавливается, что наличествовало заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем банка о его несостоятельности.

Следует отметить, что наличие признаков преднамеренного банкротства кредитной организации проводится путем анализа операций и сделок кредитной организации, повлекших существенные изменения в структуре и стоимости имущества (активов) банка. В случае обнаружения указанных признаков временная администрация должна направить в территориальное учреждение Банка России ходатайство о направлении Банком России в правоохранительные органы заявления о выявленных фактах.

Вместе с тем временная администрация вправе самостоятельно направить в правоохранительные органы указанное заявление, о чем должна проинформировать Департамент лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России и территориальное учреждение Банка России.

При этом руководитель временной администрации обязан направить в арбитражный суд заявление о признании недействительной сделки кредитной организации, совершенной в течение трех лет, предшествовавших назначению временной администрации, если цена указанной сделки и иные условия существенно в худшую для кредитной организации сторону отличаются от цены и иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

  • Признаками преднамеренного банкротства кредитной организации могут быть: 1) конвертация учтенных банком высоколиквидных векселей крупных компаний на векселя фирм с низким уставным капиталом; 2) безосновательное перечисление денежных средств банка на счета сторонних организаций по договорам покупки векселей, эмитенты которых впоследствии не подтверждают выпуска данных ценных бумаг; 3) выдача необеспеченных кредитов финансово неустойчивым предприятиям; 4) выдача в массовом количестве потребительских кредитов физическим лицам по недействительным паспортам.
  • Таким образом, возбуждение уголовного дела является важнейшей стадией уголовного процесса.
  • Литература:
  1. Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ): федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ в ред. от 8 февраля 2020 г. // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 2015. № 29 (часть I). Ст. 4393; 2020. № 8. Ст. 916.
  2. Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.
  3. Официальный сайт Центрального банка РФ. URL: https://cbr.ru/credit/likvidbase/state14/ // О ликвидации кредитных организаций / Материал подготовлен Банком России и Государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов».
  4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под ред. АЛ. Сухарева — М., 2012. — С. 247.

Основные термины (генерируются автоматически): кредитная организация, преднамеренное банкротство, возбуждение уголовного дела, преступление, процесс банкротства, временная администрация, Российская Федерация, фиктивное банкротство, банкротство, уголовная ответственность.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *